У них «Бритти», а у нас - метель

«Бритти» - так в Западной Европе окрестили циклон, который накрыл и часть Калининградской области. У них вообще принято давать имена ураганам. И не только для красного словца. «Бритти» постоянно упоминалась в тамошних СМИ, на мобильные телефоны европейцев приходили «эсэмэски» с предупреждениями о надвигающейся стихии. Мол, уважаемые господа, завтра по возможности из дома не выходите, за руль не садитесь, на всякий случай запаситесь продуктами, автономными осветительными приборами и т.п.

У нас же все происки стихии безымянны. Может, поэтому и предупреждают нас как-то неконкретно и даже легкомысленно. Дескать, ожидается усиление ветра, снег, местами метель…

…А утром в минувшую пятницу глядь в окно – а там снега по колено, и он еще валит и валит. Многие деревья сломаны под его тяжестью. Оборваны провода линий электропередачи. На дорогах и тротуарах ни пройти, ни проехать.

Только в 13 часов, когда некоторые районы уже сидели без света и воды, на дорогах произошли десятки аварий, несколько прохожих переломали руки-ноги, деревья и ветки попадали на людей (слава богу, обошлось без серьезных травм) и машины, в Калининграде был объявлен режим чрезвычайной ситуации. Кстати, в западных районах области, которые тоже накрыла стихия, местные власти и того не удосужились сделать.

Почему тянули с объявлением чрезвычайной ситуации? В главном управлении МЧС по Калининградской области нам пояснили, что если бы произошло что-то по-настоящему серьезное, то сначала сработали бы «ревуны», а потом «ожили» громкоговорители на улицах.

Но многие природные явления, в том числе и прошедший циклон, под что-то «из ряда вон» не попадают. Поэтому решение о ЧС принимают главы муниципальных образований. А они обычно тянут до последнего, ожидая команды от эмчеэсников или губернатора.

Кстати, о том, что система оповещения у нас, мягко говоря, хромает, много говорилось после сентябрьского землетрясения 2004-го. Тогда, если помните, сарафанное радио было чуть ли не единственным источником информации. Потом многие чиновники, причастные к ГО и ЧС, обещали «в самое ближайшее время» создать оперативную и доступную систему информирования - не хуже, чем в Европе. Но, как мы очередной раз убедились, воз и ныне там.

В отличие, например, от Саратова. Где уже с год работает единый европейский телефон спасения – 112. Как будто Саратов ближе к Европе, чем мы.
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.