Что у нас под ногами?

Все новости по теме: Город
Мой знакомый закончил строительство собственного дома. Будучи у него в гостях, я обратила внимание на пандус, ведущий в гараж, уложенный брусчаткой.

- Откуда камень? – спросила я.

- А ты что, прокурор, что ли? Ну, собрал на заброшенной дороге за городом. Потихоньку в багажнике понатаскал… Да ладно, все так делают.

Действительно, подобным приемом пользуются очень многие. Кто подсчитал, сколько камня перекочевало с таких дорог в частные владения за последние годы строительного бума в регионе? И хорошо еще, если брусчатка берется за городом. А если в Калининграде? Впрочем, как уверяют специалисты, каменный «наряд» мостовых областного центра сокращается вовсе не за счет воровства: «вытащить» сидящий намертво булыжник с дороги без спецтехники практически невозможно. Если что и прибирают к рукам, так только то, что плохо лежит.

Масштабное строительство магистралей – вот настоящая угроза для брусчатки. Город застраивается, значит, надо рыть больше подземных коммуникаций, разворачивая при этом и брусчатку. А после подобных работ выложить ее «по-немецки» дорожные службы уже не умеют, да и не особо стремятся научиться.

Нагрузки на мостовые растут, поэтому дорожникам уже нужно не просто класть асфальт на щебень, а создавать многослойные высокотехнологичные «пироги» дорожных покрытий. Какая уж тут брусчатка! Она радует глаз и душу любителя старины, экскурсовода или гостя областного центра, а вот водителя тряская езда раздражает.

Впрочем, по заверению властей, некоторые улицы останутся с брусчаткой, например, улица Кирова, часть Ленинского проспекта и проспекта Мира. Действительно, ее стали кое-где перекладывать. Начинали учиться у литовских мастеров. Сейчас и в Калининграде есть свои умельцы. Высшее их достижение – площадь Победы.

Сколько же в городе осталось каменных мостовых? В настоящее время идет их паспортизация, однако некоторые цифры можно назвать уже сейчас. В Калининграде всего 445 тысяч квадратных метров брусчатки, в частности, в Ленинградском районе - 197, в Балтийском – 79 тысяч, в Центральном – 86 тысяч, в Московском - 47 тысяч, в Октябрьском – 36 тысяч квадратных метров.

Заместитель директора МП «Эдис» Игорь Рыбак говорит, что почти весь немецкий камень, собранный с дорог города, а это 250 тысяч тонн, хранится на складах его предприятия. Частично он находится и на других складах: в «Россбане», ТТУ, «Балтдормостстрое». Более 15 тысяч квадратных метров старой немецкой брусчатки уже использовано при ремонте улиц Калининграда: Профессора Баранова, Тельмана, на Ленинском проспекте. Завезена брусчатка на Верхнее озеро для облицовки набережной и мощения элементов променада. По просьбе епархии православной церкви вымощена территория площадью тысяча квадратных метров на Тенистой аллее. Частично мостятся улицы Островского, Пролетарская, Краснооктябрьская, Каштановая аллея, набережная Петра Великого, территория у Музея Мирового океана.

Приходится верить на слово: взвесить весь камень Калининграда не под силу даже «Эдису». Сравнить, чем была Пролетарская раньше, с тем, чем она стала сейчас, могут только краеведы. Мы же можем лишь взять в руки фотографии послевоенного Калининграда и лишний раз убедиться: немецкие камни с мостовых в центре города исчезают. Вот и депутаты Калининградской облдумы задались вопросом: куда пропадает немецкая брусчатка с улиц? А журналисты нашей газеты могли бы задать свой вопрос: почему соседняя с редакцией длиннющая аллея лишилась камня, который заменили низкокачественной, уже потрескавшейся плиткой?

…Столетиями магистраты Кенигсберга вкладывали немалые средства в мощение мостовых любимого города. Ведь, как считается, 50 процентов времени пребывания на улице человек глядит под ноги. И то, что он там рассмотрит, может оказывать на пешехода такое же эстетическое воздействие, как и архитектура окружающих зданий. В Европе думали о создании единого восприятия архитектуры, ибо поднимал горожанин голову и видел соответствующее брусчатке здание. А что под ногами у нас?
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.