Куда «ушли» реликтовые дубы?

Все новости по теме: Экология
Об этой делянке мы узнали от калининградского биолога Федора Литвинова. Сотрудник «АтлантНИРО» любит побродить по лесам. Он-то и нашел это уникальное место недалеко от поселка Медовое Багратионовского района, где росли огромные красавцы дубы, и привез сюда коллег - ученых из Питера. Биологи пришли в восторг. А в январе Федор увидел не дубы, а пеньки.
- Представляете, кто-то срубил абсолютно здоровые деревья! - возмущается Литвинов.
Корреспонденты «СК» выехали на место происшествия. Делянка находится недалеко от дороги. Чуть поднялся по склону и, считай, попал в дикий лес. Полно следов косуль, видно, где кабаны рыли землю. Действительно, вместо дубов из земли торчат огромные пни, кругом навалены ветки, сушняк.
- Эти деревья, скорее всего, немцы специально сажали, - предположил Литвинов. - Видите, они росли в ряд, вдоль оврага, укрепляя его. А наши пришли и вырубили!


На глазок!

За разъяснениями мы обратились в Багратионовский лесхоз.
- У нас любой, кто разбирается в деревьях, считает себя специалистом в лесном хозяйстве, - недовольно сказал корреспондентам «СК» директор ФГУ «Багратионовский лесхоз» Виктор Дмитриченко.
Впрочем, сославшись на сильную занятость, Виктор Дмитриченко, а он еще и депутат района, быстро покинул нас, сказав, что на все вопросы ответят его сотрудники.
Главный специалист лесхоза Мария Михайлова и лесник Галина Рябова, на чьей территории вырубили дубы, продемонстрировали нам документы, согласно которым порубка была законной. А вырубили в Багратионовском районе только в прошлом году 13 300 куб. метров деревьев.
Раз в несколько лет в область приезжают специалисты из Рослесзащиты, которые осматривают все делянки, описывают деревья. После чего составляют план работы для местных лесничеств, в том числе по вырубке деревьев. Согласно этому плану, каждый дуб, если он болен и достиг 120 лет, должен быть вырублен! А сбытом древесины потом занимается региональное агентство лесного хозяйства через лесной аукцион.
- И что стало дальше с дубами - пустили на дрова или отправили на стройку?
- Точно не знаю, - призналась Мария Михайлова. - Плохая древесина идет на дрова, ценные породы покупают калининградские мебельные производства и столярные мастерские.
- А кто делает заключение: больное дерево или нет? - поинтересовались мы.
- Лесник, - сказала Мария Михайлова.
- На основании экспертизы?
- Определяет на глаз.
- А кто подписывает порубочные билеты?
- Директор лесхоза.
- А почему только дубы спилили, а не осины и березы?
- Чтобы дать молодым деревьям расти.
Кстати, средняя заработная плата в лесхозе - 5 тысяч рублей. Но, несмотря на это, люди работают здесь по многу лет. Лесник Медового Галина Рябова имеет звание заслуженного лесовода России.


Война пощадила, а люди нет

Мы еще раз приехали в лес уже вместе с доцентом кафедры ботаники и экологии растений РГУ им. Канта, кандидатом биологических наук Натальей Петровой. Специалист достала рулетку и измерила диаметр пеньков.
- 130 сантиметров. Этому дубу было чуть больше 200 лет, считайте, уже реликтовый, - поглаживая рукой пенек, сделала вывод биолог. - Древесина живая. Это дерево было здоровым. Тут только один дуб болел, и то лишь сердцевина у него трухлявая. Он мог бы еще сто лет расти. Кстати, вон стоит мертвый ствол, - указала Наталья Григорьевна на дуб без веток. - Его почему-то не тронули. И липа рядом растет больная. А сколько гнилой осины вокруг!
Петрова осмотрела и ветки деревьев, сваленные в кучу на земле. Их спилили тоже живыми.
- Сколько лет живет дуб?
- И 600, и 700 лет. В Ладушкине на территории молокозавода растет дуб, которому вообще 800 лет. Вокруг асфальт проложили, трубы. А он все равно живой!
На прошлой неделе Светлогорская межрайонная прокуратура возбудила уголовное дело по факту вырубки недалеко от Светлогорска 500 деревьев, они пошли на стройку. И это - капля в море. Сколько еще таких делянок, о которых никто не знает!
От спиленной дубравы в лес тянется колея. Кто-то предусмотрительно посыпал ее черепицей, чтобы транспорт с «дровами» в снегу и грязи не увязал...


Графский парк

На побережье погибают и другие реликтовые деревья. В селе Морозовка, что в шести км от Янтарного, стоит бывшая графская усадьба. Здесь в XVIII веке был уникальный парк. Хозяева усадьбы завезли редкие породы деревьев из Юго-Восточной Азии - амурский бархат, пробковый дуб и другие. Сейчас парк зарос, пруд превратился в болото. А местное население потихоньку вырубает деревья. В январе в парке появилось пять пеньков. Жители поселка разобрались, кто это сделал, но виновника категорически отказываются выдавать властям. Говорят: сам исправится.


Торгуют ценными породами

Достаточно набрать на любом поисковом сайте фразу «продаю дуб», как тут же интернет выдаст массу предложений по покупке древесины. Торгуют ею как частники, так и лесхозы. Цена за кубометр дуба-кругляка доходит до 8 тысяч рублей. Доска - в среднем $450 куб. м.


Переписать и поставить на учет

С 1 января в России вступил в силу новый Лесной кодекс. Согласно этому документу калининградские леса входят в группу защитных, то есть их нельзя использовать в промышленных целях. Как сообщила начальник отдела организации лесопользования, лесовосстановления и учета лесного фонда областного агентства лесного хозяйства Валентина Марченко, дубы и другие ценные породы деревьев вырубать можно, только если деревья сухие и больные.
Эколог, депутат областной думы Феликс Алексеев:
- Под видом больных берез, осин и сосен в регионе вырубаются дорогие сорта деревьев: дуб, бук. Несколько лет назад в том же Багратионовском районе был скандал - глава одного из поселков вырубил дубы якобы на дрова для сельчан. Очень сомневаюсь, что дерево пошло в печки. А вот то, что Литва и Польша скупают у нас по дешевке ценные породы древесины, а потом нам же продают в виде мебели и прочих товаров, - это всем известно. Кстати, тот человек так и избежал наказания.
120 лет - возраст, когда дуб достигает зрелости, но это не повод, чтобы его рубить. Спиливают только сухостой и больные деревья. В Эстонии, кстати, все вековые деревья переписаны и поставлены на учет. В Калининграде тоже надо ввести такую практику.
Источник: Страна Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.