Главный архитектор о том, что удалось сделать, и о своих ближайших планах

Все новости по теме: Город
Молодой, удачливый, амбициозный – пожалуй, такова краткая характеристика человека, которому ровно год назад было доверено «ваять» внешность столицы нашего региона. Что удалось сделать? И какие архитектурные изыски ожидают нас всех в ближайшем будущем? На эти и другие вопросы обозревателя «Калининградской правды» Андрея Горбунова ответил главный архитектор Калининграда


Александр БАШИН.

- Александр Владимирович, уже год как вы являетесь главным зодчим нашего города. Время подвести некоторые итоги. Что, прежде всего, ставите себе в заслугу?

- То, что удалось четко определить приоритеты в сфере формирования застройки центральной части города. Здесь, безусловно, главное – восстановление исторического облика Калининграда-Кенигсберга. Раньше ведь этой темы боялись как огня. Еще год назад о Королевском замке городские власти предпочитали даже не вспоминать. Сейчас же идея его возрождения стоит на повестке дня. Более того, уже определен один источник финансирования – федеральный. Осталось эти деньги получить...

- Вы уверены, что назад хода нет?

- Я не прорицатель. Но, по моему ощущению, вопрос реконструкции Королевского замка принципиально решен президентом Владимиром Путиным. Да иначе и быть не могло, ведь то, что мы, наконец, занялись восстановлением важного памятника европейской культуры, – веский аргумент, свидетельствующий о нашей открытости перед международным сообществом.

Королевский замок станет доминантой центральной части города. Но, как говорится, один в поле не воин. Замку нужна архитектурная поддержка. Значит, следует заниматься восстановлением исторической части города. Прежде всего Альштадтом и частично Лебенихтом. И я рад, что нам удалось начать детально прорабатывать эту задумку.

Следующая глобальная задача, которую я поставил перед собой, дав согласие занять этот пост, – создание делового центра Калининграда. Сейчас центральная часть города находится поблизости от мэрии, что с исторической точки зрения неправильно. Ведь здесь в былые времена располагалась кенигсбергская периферия - часть вального укрепления, а сердце города билось на острове Кнайпхоф и там, где стоит Дом Советов. Убежден: новый современный деловой центр (мы его назвали «Калининград-сити») должен быть именно в этом месте.

В основе создания «Калининград-сити» – контраст. Мы должны показать, что уважаем историю, но при этом формируем новый облик города. Замечу, первопроходцами мы здесь не станем. Например, в центре Лондона и Берлина возвышаются современные небоскребы, органично вписывающиеся в историческую застройку.

И, наконец, третий мой приоритет – высотное кольцо. Уже проработана львиная доля этого проекта, цель которого – кардинально изменить «въездной» облик Калининграда. Как театр начинается с вешалки, так и город – с окраины. Сейчас ее едва ли можно назвать презентабельной. Унылые хрущевки и девятиэтажные «свечи» советского периода – вид, согласитесь, очень грустный. Как его облагородить? Есть два пути. Один – все вчистую перестроить. Но мы выбрали другой, более быстрый и менее затратный, – расставлять яркие архитектурные акценты на въезде. Кстати, по аналогичному пути пошли в Гонконге. Там процентов 80 всех домов – жуткий хлам, от которого душу воротит. При этом Гонконг имеет международный имидж суперсовременного города благодаря его «акцентным» новостройкам.

У нас нечто подобное появится, в частности, вокруг площади Василевского. Сейчас оттачиваем концепцию застройки этой территории, которой предназначено стать главным въездным узлом со стороны аэропорта. Роль первых скрипок сыграют пять объектов: гостиница «Росгартен», гостиничный комплекс с апартаментами «Импера-холдинг», административное здание «Балтнефти», торговый центр «Вестер» и детский центр «Мюллер и К».

Всего же в наших сегодняшних планах – три композиционных въездных центра. Однако не исключаю, что ими дело не ограничится. В перспективе возможны, к примеру, высотки на «острове»...

- Вот тогда-то по центральным магистралям уж совсем будет не проехать...

- Чтобы этого избежать, необходимо развивать транспортную инфраструктуру. Требуется соединить объездными автострадами Литовский вал с проспектом Калинина, площадь Василевского - с Советским проспектом, а также соорудить мост рядом с двухъярусным. Все это позволит в значительной мере разгрузить центр от автомобилей.

Теперь от глобального позвольте перейти к частному. Из так называемых малых дел минувшего года хотелось бы вспомнить о летней сцене и детском фонтане в Центральном парке...

- Вам по вкусу пришелся поставленный там памятник Высоцкому?

- На мой взгляд, композиционно он вполне приемлем. Что же касается формы, то она могла быть лучше. Вообще, памятник получился больше народным, чем культурным. Однако это неудивительно. Ведь бюджетных денег на него выделено не было, и все сделали за счет пожертвований. Собственно, насколько пожертвовали, настолько он и получился. Но, думается, большой беды здесь нет, поскольку этот памятник находится не в центре, а в парковой зоне. Когда появятся нормальные средства, можно будет сделать что-то более качественное. Пока же будем считать, что люди просто воздали дань уважения великому поэту, побывавшему в Калининграде.

- Ваша чиновничья карьера началась с нескольких резонансных заявлений. Одно касалось частных балконов, застекленных по принципу «кто в лес, кто по дрова»...

- Могу сказать, что нам удалось сдвинуть проблему разномастных балконов и лоджий с мертвой точки. На улице Черняховского единообразно застеклили балконы двух 5-этажных домов. Причем сделали это на средства частных инвесторов. В среднем каждый балкон обошелся в тысячу долларов. Улицу Черняховского продолжим доводить до ума – берусь лично отвечать за это. В этом году начнем стеклить и дома на улице Горького, но уже за бюджетные деньги.

- Помнится, поначалу говорилось о том, что жителей заставят самостоятельно «раздевать» свои балконы. Это – в прошлом?

- Да. Где необходимо, мы сами возвращаем балконы в их первоначальное состояние. Но не просто возвращаем, а облагораживаем. Пример – здание, в котором в свое время располагался магазин «Ромашка» на Ленинском проспекте. Там, кстати, тоже на деньги инвесторов мы не только избавились от неряшливых лоджий, но и украсили балконы лепниной и изящными чугунными решетками. Аналогичная трансформация ожидает и соседние дома. В частности, потенциально выигрышный дом с арками. Мы серьезно намерены полностью реконструировать его фасад. На какие деньги? Одну половину дадут коммерческие структуры, обжившие первый этаж. Другую – те, кто захочет построить там дополнительный верхний этаж.

- С чего вдруг владелец тамошнего бутика, раскошелившийся, скажем, на аляповатые колонны у входа, согласится их добровольно демонтировать да еще и дать деньги на участие в проекте «единого фасадного знаменателя»?

- Думается, такого предпринимателя мы сможем убедить в том, что собираемые деньги целиком и полностью пойдут на создание привлекательного архитектурного облика здания, где располагается его магазин. К тому же предприниматель вряд ли рискнет спорить с мэрией, имеющей рычаги влияния на него. При этом подчеркиваю: навязывать свою волю мы не станем – рассчитываем на диалог и партнерство.

- Шел на встречу с вами мимо Дома офицеров и увидел его нынешнюю желто-зелено-голубую раскраску. Даже остолбенел от такой безвкусицы...

- Столбенею вместе с вами. К сожалению, у нас наряду с грамотными, умными управленцами недвижимостью встречаются их противоположности. Полагаю, те, кто управляет Домом офицеров, – из числа последних.

Кстати, похожая проблема была и со зданием Бинбанка. В прошлом году его начали красить в ядовито-синий цвет. Тогда мне пришлось вмешаться – поставить руководство банка перед дилеммой: либо перекрашивайте здание, либо город прекращает с вами дружеские отношения. Помню, мы долго беседовали на сей счет, и, в конце концов, они пошли нам навстречу. В итоге все остались довольны. А управляющих Домом офицеров, видимо, придется штрафовать, направлять к ним санитарную милицию, вызывать на административную комиссию. Другого способа побудить их вспомнить об эстетике я не вижу.

- Не планируете ли заняться Московским проспектом? Он ведь уже не просто сер – черен...

- В бюджет руководимого мною управления в этом году заложены деньги на разработку концептуального проекта расколеровки зданий Моспроспекта. Только вот денег на реализацию этого проекта, увы, нет. Полагаю, что нужно пересмотреть бюджет, поскольку нет смысла сейчас тратить деньги на проект, а потом года три ждать у моря погоды. За это время поменяется мода, появятся новые цветовые материалы...

- Не лучше ли потратиться на завершение начатой в прошлом году эпопеи покраски Советского проспекта?

- Согласен. Правда, там есть объекты, которые мы не сможем охватить, так как они являются федеральной собственностью. В частности, это здания, принадлежащие военно-морскому институту. Туда направлено предписание о приведении фасадов в порядок, но проблема в том, что у БВМИ нет финансовых возможностей.

- Какие улицы планируется кардинально «освежить» в этом году?

- Улицу Горького. Дома там будем красить в пастельные кремовые тона с добавлением охры. Таким образом соблюдем традицию: каждой магистральной улице – свою расцветку. Скажем, Советский у нас получился желтым, радостным, улица Горького – благородно-серебристой.

- Недавно в Калининград приезжали журналисты из США и Англии. Сходили они на площадь Победы и потом поделились своими впечатлениями – дескать, увидели торжество кича. Как относитесь к такой оценке?

- Во многом с ней согласен. Действительно, у нас на площади присутствует много кича. В частности, колонна там не совсем удачно стоит – ее надо было бы сместить.

Есть там и другие недостатки. Как я к этому отношусь? Философски. Во-первых, не ошибается тот, кто ничего не делает. Во-вторых, абсолютному большинству гостей города и его жителей обновленная площадь нравится. А разбирающиеся в тонкостях высокой архитектуры и эстетики у нас наберется от силы процентов пять...

- Авторитетный французский журнал «Citizen K» не так давно опубликовал список из 10 самых уродливых зданий Европы. В нем – наш Дом Советов. Не кажется ли вам, что Калининград только бы выиграл, избавившись от этого монстра?

- Не думаю. Главный недостаток объекта – не форма (ее вполне можно исправить), а то, что его масштаб не соответствует территории, на которой он находится. У немцев там был район среднеэтажной застройки в стиле модерн. Кстати, куда страшней и абсурдней расположенное рядом здание со встроенным Дворцом бракосочетаний. Согласитесь, дворцы встроенными не бывают. Что же касается венцов архитектурного уродства в Калининграде, то, на мой взгляд, таковыми являются безобразный «Рено-центр» на Московском проспекте, здание Пенсионного фонда на 9 Апреля, жилая новостройка зеленого цвета на улице Чапаева. Плюс дом на улице Гагарина с пристроенной башней и две корявые пятиэтажки у Верхнего озера. Еще один яркий пример издевательства над архитектурой – кафе «Солянка».

Нельзя не вспомнить и о жутчайших пристройках к первым этажам. Одна из таких недавно появилась на улице Космонавта Леонова напротив «Якитории». К слову, проект там был интересным, но конечный результат иначе как залепухой не назовешь.

Не вызывает большого восторга «Калининград Плаза» с явно куцей башней и слепым первым этажом. Хорошо хоть, что ее лицевая часть отделана качественными материалами. Но то, что с тылу, – это просто безобразие. Сейчас необходимо решать, чем закрыть «плазу» хотя бы со стороны Московского проспекта.

- В связи с этим вспоминается ваше высказывание в СМИ о том, что у нас в проектах рисуют одно, а на деле получается другое. Не потому ли это так, что вы и ваши подчиненные слабо контролируете процесс?

- Проблема не в нас, а в том, что в Калининграде сложилась до безобразия запутанная ситуация в сфере строительного дела. Здесь проектируют одни, согласовываем мы, разрешение на строительство выдает отдел разрешительных документов мэрии, а контролирует ГАСН регионального правительства, где в штате – несколько человек. Спрашивается, как они могут охватить весь регион?

Замечу, областная власть в свое время настояла на том, чтобы отдать все контрольные функции ее структурному подразделению из самых благих побуждений. Но вышло, как в той поговорке: хотели как лучше, а получилось как всегда.

Убежден: законодательным путем можно и нужно схему упростить, замкнув всю цепь управления строительством и надзора за ним на одного человека – архитектора. Тогда все будет «the best». И это – не открытие Америки. Кто от начала до конца сделал исторический центр Петербурга? Архитектор Растрелли. Над ним не было ГАСН и прочих чиновничьих структур. Он один отвечал перед царем и за деньги, которые тратились на строительство, и за его сроки. То же самое было и в Париже, весь центр которого – дело рук архитектора Османа. Мы же, как всегда, предпочитаем искать особый путь. Сейчас даже комитет архитектуры мэрии фактически поделен на две части. Главный архитектор уже не занимается выделением земельных участков.

К сожалению, роль архитектора у нас на сегодняшний день принижена. Выше него стоят инвестор и прораб, имеющий склонность все упрощать. Как правило, архитектор лишь выполняет эскизный проект, а в процессе строительства в лучшем случае привлекается в качестве консультанта. Почему сложилась такая практика? Отчасти по вине самих архитекторов. Точнее, их квалификации. В Калининграде, увы, не так много сильных архитекторов, способных взять на себя ответственность и вести строительство от начала до конца.

Когда был хозяином архитектурной мастерской, я не только делал весь пакет проектной документации, но и заключал договор на авторский надзор за ходом строительных работ. Это давало хорошие результаты. Пример – отель «Гранд Палас» в Светлогорске, заказчик которого доверил мне функции главного строительного управленца.

- Какие образчики современной архитектуры Калининграда вам импонируют?

- Симпатичное здание литовского консульства, «Акрополь», сделанный в традиционном ганзейском или гамбургском стиле с использованием клинкерного кирпича. Из моих же объектов удачней других получились Балтийский бизнес-центр, дома на улицах Сержанта Колоскова и Льва Толстого. Нравится мне и сделанный по моему проекту жилой дом на Тельмана, который сейчас достраивают.

- Превратившись в чиновника, не испытываете ли творческий зуд?

- Зуда нет – есть напряжение. Я ведь по-прежнему занимаюсь в своей мастерской. Правда, только по вечерам.

-Но тогда получается, что вы одновременно и архитектор, и арбитр, определяющий, чей проект лучше. А как насчет возможности «протолкнуть» что-то свое по принципу «своя рука – владыка»?

- Во-первых, все решает градостроительный совет. Во-вторых, я «толкаю» не себя, а молодежь. В моей мастерской сейчас работают 12 молодых талантливых архитекторов, которых я воспитывал и продолжаю воспитывать. Наконец, все познается в сравнении. Я вижу, что делают коллеги, и к себе предъявляю наивысшие требования. Иначе нельзя ведь, появись безобразный объект, спроектированный мною, последствия для меня будут самыми печальными. И как для архитектора, и как для чиновника.

- Вас поругивают за торгово-административную башню на пересечении Ленпроспекта и улицы Багратиона – дескать, как это архитектора угораздило забыть об обязательной автостоянке…

- Согласен с тем, что данное здание получилось функционально неудобным. Но такова была воля инвестора. Мой проект предусматривал подземную парковку, однако заказчик счел возможным эту часть проекта не реализовывать. По моему мнению, то решение было неправильным.

- У нас продолжают «сажать» масштабные новостройки на изношенные до предела трубы города. В результате в старых домах нередки проблемы с отоплением и подачей воды. Может, лучше было бы повременить с гигантоманией до решения вопроса с коммуникациями?

- Разрешения на строительство сейчас даются только с условием не навредить жителям окрестных домов. Вместе с тем нельзя не признать, что инженерная инфраструктура Калининграда находится в очень плохом состоянии. Что ресурс сетей исчерпан. Что на пределе работают очистные сооружения и коллектор. Есть программа развития инженерной инфраструктуры. Остается разработать правильный механизм ее реализации. Определенные подвижки здесь уже имеются. Например, региональное правительство осуществляет в Калининграде весьма, на мой взгляд, перспективный проект под названием «Юго-восток». Суть его такова: в «Росстрое» берутся взаймы деньги на создание полной инженерной инфраструктуры территории, предназначенной для застройки. После того как все коммуникации проложены, подготовленную площадку с аукциона продают крупным инвесторам и возвращают деньги «Росстрою». К сожалению, к точечным объектам такую схему не применить. А та, что используется, оптимизма не вызывает.

- Когда-то вы уверяли, что улица Соммера превратится в некое подобие пешеходного Арбата. Похоже, задумка приказала долго жить?

- Нет. Но прежде чем браться за гуж, нужно взвесить все «за» и «против», чем мы сейчас и занимаемся. Мы тщательно изучаем пожелания населения до реализации идеи. Кстати, я еще не встречал калининградцев, довольных тем, что у них под боком затевается строительство.

- Кто и почему сохранил известный «шанхай» на Баранова с его убогими сараями и ржавыми ангарами?

- Единственная причина, по которой он еще сохраняется, - неурегулированные вопросы имущественного права. Сейчас продолжаются суды между мэрией и ЗАО «Центральный рынок». Насколько знаю, дело находится в высшей кассационной инстанции.

- Сделать 9 Апреля магистральной улицей и благоустроить Нижнее озеро на деньги правительства Москвы – в какой стадии пребывают эти проекты, о которых в свое время много шумели?

- В рабочей. В этом году будут убирать с 9 Апреля базу МУП «Чистота» и соединять ее с улицей Александра Невского. По поводу озера мы встречались с представителями будущего застройщика – обговаривали, какие там делать декоративные ограждения, где оставлять спуски к воде.

- За заводом «Калининградгазавтоматика» на Гвардейском проспекте планировалось строить крупный гостиничный комплекс…

- Этот проект мы совместно с компанией «Роснефть» представим в Каннах, где будем искать под него инвесторов. Кроме того, везем туда три глобальных проекта, о которых я говорил в начале нашей беседы. Поездка обойдется в двести тысяч долларов. Часть средств дает правительство области. На эти деньги будет арендован павильон в Каннах и оплачен чартерный авиарейс. Другая часть - деньги фонда частных инвесторов, желающих осваивать центр Калининграда.

- Определено ли место для подаренной городу скульптуры Николая Чудотворца?

- У одной калининградской поэтессы есть стихотворение о блуждающих памятниках. Оно вполне подходит к ситуации с Николаем Чудотворцем. Проблема в том, что он никакого отношения к нашему городу не имеет, невыразителен, непропорционален, как монументы Церетели в Москве. В общем, этот подарок пришелся нам не ко двору. Его хочется передарить кому-нибудь, а приходится пристраивать...

- Злые языки рассказывают о вас разные нелицеприятные истории. К примеру, говорят, что Башин, мол, выкрутил руки одной коммерческой структуре только за то, что та отказалась спонсировать обустройство его роскошного офиса в мэрии…

- Мой офис действительно хорош. Но благоустроил я его на свои деньги. Точнее, на деньги моей бывшей фирмы. Она помогла мне сделать достойный офис. А если кто хочет, чтобы главный архитектор ютился в маленькой серой комнатке, то с этим – не ко мне. Кстати, все, что вы здесь видите, было сделано прежде всего для них – для предпринимателей, чтобы им было приятно сюда зайти…

Руки же я выкручивал, выкручиваю и буду выкручивать. Но только для того, чтобы они вкладывали деньги в комплексное развитие городской инфраструктуры. Они-то привыкли все иметь, что называется, на халяву. Привыкли тихонечко получать кусочки городской земли, в том числе и с целью их последующей спекулятивной перепродажи. Теперь, господа предприниматели, законы другие и халява закончилась! Хотите вы этого или нет, но мы вам предлагаем другой путь – светлый…
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.