Михаила Фрадкова попросили вернуть рисунки

Все новости по теме: Калининградский транзит
Вчера председатель правительства Михаил Фрадков вернулся из Гааги в Москву. Перед отлетом его принял исполняющий обязанности премьера Нидерландов Геррит Залм. Обсуждали прежде всего подготовку саммита Россия–ЕС, который состоится в ноябре в Гааге. Голландского и. o. премьера поторопили до саммита решить проблему транзита в Калининград.
Вчерашние переговоры Михаила Фрадкова с Герритом Залмом начались рано утром в правительственном дворце Бинненхоф, расположенном, как и полагается настоящим голландским домам, на берегу одного из многочисленных каналов. Умиротворяющий вид правительственной резиденции мог бы настроить на соответствующий лад московского гостя, но помешала проблема трех "к": калининградского транзита, Киотского протокола и коллекции Кенигса. Михаил Фрадков прежде всего надеялся побыстрее развязать калининградский узел. А Геррита Залма больше интересовала ратификация Киотского протокола и возвращение из России художественной ценности из так называемой коллекции Кенигса.
В 1933 году голландский коммерсант Франц Кенигс заложил свою коллекцию рисунков (2061 штука) и картин (47 штук), выполненных мастерами старых фламандских и голландских школ, в банке "Лисс и Розенкрант". В 1934 году банк поместил картины и рисунки на временное хранение в роттердамский музей "Бойманс". В 1940 году Кенигс передал банку все права на свою коллекцию, после чего ее купил угольный промышленник ван Бейнинген за 1 млн гульденов, чтобы затем подарить ее музею "Бойманс". В 1941 году директор Дрезденской галереи Ганс Поссе купил у Бейнингена за 1,4 млн гульденов 527 рисунков. В 1945 году большая часть этих рисунков была перевезена в Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Еще более сотни рисунков попали в Киев. Остальная же часть коллекции Кенигса еще в 1941 году была подарена ван Бейнингеном музею "Бойманс".
Вчера Геррит Залм попросил Михаила Фрадкова как можно быстрее вернуть голландские рисунки. Его настойчивость во многом объясняется тем, что украинцы недавно, до 9 июля этого года, вернули всю хранившуюся у них часть коллекции Кенигса. Но в Москве явно не спешат отдавать голландцев. Дело в том, что, хотя по лондонской декларации от 5 января 1943 года, подписанной правительствами СССР и Нидерландов, Россия должна признать незаконными все сделки, заключенные с оккупантами на территории Голландии с 1940 по 1944 год, это обязательство распространяется только на явно ничтожные сделки. То есть на те случаи, когда речь идет о фактической реквизиции. Часть же коллекции Кенигса была продана Дрезденской галерее за очень большую сумму. Впрочем, напрямую отказывать голландцам российский премьер вчера не стал. Он рассказал о больших организационных трудностях, сопровождающих административную реформу. В частности, до сих пор не реформирован, а значит, пока не действует межведомственный совет по перемещенным ценностям при Министерстве культуры. "Соберется обновленный совет и примет соответствующее решение. Но какое именно оно будет, я предсказать сейчас не могу",– дипломатично закрыл вопрос Михаил Фрадков. Такого рода объяснения, как правило, говорят только об одном – никто ничего не вернет, но дипломатические условности будут соблюдены. Господин Залм все понял. Но так как он обещал премьеру Яну Петеру Балкененде во что бы то ни стало вернуть коллекцию, то после переговоров голландский и. o. премьера заявил журналистам, что Михаил Фрадков якобы "взял под свой личный контроль" судьбу коллекции Кенигса.
Кроме наследия Кенигса господина Залма волновала вчера ратификация Киотского протокола. "Ваши газеты,– напомнил он Михаилу Фрадкову,– пишут, что протокол будет вскоре обязательно ратифицирован".– "Ваши газеты,– парировал московский гость,– тоже много пишут о моем визите в вашу страну и не всегда точно. Ясно одно: сейчас идет заседание правительства, которое проводит мой заместитель Александр Жуков. Вопрос о направлении в Государственную думу на ратификацию Киотского протокола там также обсуждается. В общем, дискуссия открыта". Что этим хотел сказать российский премьер, голландцы поняли не совсем: то ли протокол скоро будет ратифицирован, то ли не скоро, то ли никогда. Но на всякий случай еще раз предложили российскому правительству продавать Евросоюзу свою часть квоты на загрязнение воздуха. Со своей стороны, Михаил Фрадков предложил Герриту Залму ускорить процесс разрешения калининградской проблемы. "Вопрос о беспрепятственном транзите тонет в согласованиях органов ЕС и национальных правительств стран–членов ЕС",– заметил российский премьер. Господин Залм с этим согласился, хотя и заметил, что не все так плохо и прогресс все же есть. После чего пообещал найти окончательное решение транзитной проблемы до приезда в Голландию на саммит России–ЕС в ноябре Владимира Путина. Заодно и. о. премьера пообещал внимательнее следить за ситуацией с правовым статусом русскоязычных граждан в странах Балтии: "Здесь у ЕС есть свои обязательства". На этой оптимистической ноте переговоры в Гааге и были завершены.
Источник: Коммерсантъ

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.