В краю песка и ветра

Калининградская область – самый западный и, наверное, самый романтичный регион нашей страны
Светлана ГАВРИЛИНА

«Я неделю купалась в Балтийском море», – говорила я.
«В заливе, где воробью по колено?» – обычно спрашивали друзья.
Инерция мышления: считается, что Паланга и Юрмала отделены
«железным занавесом» (мнение, далекое от истины, но это тема
отдельного разговора). А вот Калининградская область...
Самолет и паром дорогие, а для путешествия
на поезде нужно оформлять какие-то страшные визы.

Из России в Россию

На самом деле по железной дороге в Калининград ездить (пока что) не просто, а очень просто. «Пока» – потому что неизвестно, куда заведут неуемные амбиции Москвы и Брюсселя. Вон калининградский губернатор Георгий Боос даже поезд хотел отменить, заявив: нечего ездить «по железке» через Литву, если можно по воздуху и по воде. А Литва вступает в Шенгенское соглашение, и сейчас одним из самых сложных вопросов является как раз сохранение упрощенного порядка проезда по ее территории «из России в Россию». В Калининград.

Но по крайней мере в этом году все по-прежнему: вы идете в обычную железнодорожную кассу и покупаете билет. Единственно: вам нужен только загранпаспорт (впрочем, если мы «окно в Европу», то логично жителю города с таким статусом обладать этим документом). И еще: если с вами ребенок, который едет бесплатно, то все равно в кассе нужно предъявлять свидетельство о его рождении. Кроме того, билет нужно покупать не в день отъезда, а как минимум за пару дней.

Сведения о вас поступают в литовский МИД, вы даже можете уточнить по специальному телефону, разрешен ли проезд. Но это, как правило, лишнее – если вы не разыскиваетесь Интерполом или не совершили в Литве правонарушений, скрывшись от полиции...

Билеты не дороже, чем до Минска, хотя едете вы значительно дальше. Итак, с билетом и загранпаспортом вы приезжаете на Витебский вокзал и садитесь в поезд. Там на столиках уже лежат небольшие анкетки, вы их заполняете. Уже в пути по вагонам проходит сотрудник литовского консульства, выдает вам документик с голограммой – бесплатную транзитную визу, – сохраняйте ее до возвращения, она действительна и на обратный проезд в течение трех месяцев. На границе вам будут ставить штамп не в ваш паспорт, а именно в этот документ. К слову, внутренний паспорт тоже лучше взять с собой. Вот и все. Весь путь занимает сутки.

Балтийск – старший брат Кронштадта

О душе Калининграда – Кенигсберга, отметившего не столь давно свое 750-летие, сложно составить сколько-либо реальное представление в отрыве от окружающей уникальной территории. Здесь остатки каменной седой европейской старины живут в безраздельном симбиозе с памятниками природы, а лесной и прибрежный ландшафт изрезан рубцами XX столетия с его войнами, перекраиваниями государственных границ, сменой властных режимов и переселением народов...

Летом на знаменитой Куршской косе (что по литовской стороне, что по нашей) яблоку негде упасть. Поэтому по доброму совету знакомых мы отправляемся на Балтийскую (она же – Вислинская) косу. Сначала на маршрутке – здесь ее называют «бусик» – или на электричке до Балтийска (Пиллау). Этот самый западный город РФ чем-то похож на Кронштадт, который строился Петром во многом под впечатлением от посещения прусского порта. Эти точки на карте России роднит и Балтфлот – здесь сегодня его основная база. Как и Кронштадт, город не так давно был закрыт для туристов. И сейчас на въезде стоит пост, но все ограничивается предъявлением российского паспорта.

Маяк, здания, принадлежащие флоту, бастионы, небольшие особнячки, очень много цветов, деревьев, уютные улочки, каналы, Русская набережная... На здании гостиницы – мемориальная доска: здесь останавливался поэт Иосиф Бродский.

Несколько курьезно выглядит одна из новых достопримечательностей города, появившаяся перед юбилеем, – огромная конная статуя императрицы Елизаветы Петровны (как известно, в течение одного года в XVIII веке во время ее правления эта территория принадлежала России). И женщина, и конь ужасающе непропорциональны, нависают над морем – впрочем, к «Лизке» уже привыкли и «обжили» ее: у подножия – шатры летнего кафе с известным во всем постсоветском пространстве логотипом петербургского пива...

Янтарный песок

Погуляв по Балтийску, садимся на бесплатный паром. И через несколько минут – уже на Балтийской косе. Узенькая полоска суши, уходящая в Польшу – если бы здесь был погранпереход, можно было бы кратчайшим путем добраться в знаменитую Крыницу Морску, находящуюся здесь же, на косе...

...Кто бывал на морских пляжах Калининградской области, навсегда запомнит особый хруст здешнего песка, немного напоминающий шорох виниловых пластинок. Здесь на косе – искривленные ветрами сосны и березы. Здесь много облепихи и шиповника. Здесь растительность цепко держится корнями за ненадежный песок. А зимой штормовые волны, бывает, перехлестывают через косу. Здесь жилые дома (в основном немецкие одно- и двухэтажки), пара магазинчиков, столовка с божескими ценами – стоит сказать, что пища калининградского производства (молочные продукты, сыр, мясо, консервы) очень неплоха. Снимая жилье, не стоит обращать особое внимание на слова «рядом с морем» – море здесь везде рядом. Много птиц – от чаек до лебедей. А как-то к берегу прибило малыша-тюлененка, и все региональные газеты следили за его здоровьем в зоопарке...

Веками здесь были рыбачьи поселки – пока не сломали уклад две мировые войны... Судьба тихой косы и сейчас под вопросом – уже пытались выселить жителей и отдать ее под некий боулинг-фитнес-шоу-центр некоему «фонду диких животных» (каких животных – история умалчивает, а вот среди учредителей замечены влиятельные деятели московской шоу-тусовки). Но местное самоуправление вместе с Балтфлотом обороняют эту узкую полоску земли. Время от времени возникают не менее сомнительные проекты... А хотелось бы, чтобы здесь остались тишина, хруст песка, крики птиц, бардовские фестивали раз в год, возможность просто приехать с палаткой... И в сумерках рассматривать на пляже странные фигуры со странными агрегатами – это искатели янтаря.

«Нимфа» и пляжный лифт

Знаменитые курорты Калининградской области – Светлогорск (Раушен) и Зеленоградск (Кранц). Светлогорск более «гламурен» и одновременно «заезжен», что ли... Но если отрешиться от растущего в геометрической прогрессии количества приезжающих сюда лиц федерального уровня и разнообразных VIP-персон, а также от ненавязчивого сервиса некоторых припляжных пищевых точек, вызывающих в памяти 1970-е годы, – здесь есть своя прелесть. Светлогорск чем-то неуловимо напоминает еще советскую Прибалтику.

Начали строить поселение в 1258 году, вслед за строительством Кенигсберга. А в XIX веке здесь было признанное курортное место, куда приезжала разнообразная знать. Сейчас у города – статус федерального курорта.

По дороге к морю вы пройдете мимо сохранившихся старинных вилл, мимо водонапорной башни 1908 года. С башней соседствует прекрасный парк со скульптурным фонтаном Брахерта. А спускаясь к пляжу, полюбуетесь его же скульптурой «Нимфа» (1938 год). Рядом – крупнейший в Европе пляжный лифт, поскольку в этом месте очень высокий и крутой берег. Гостиницы и пансионаты здесь достаточно дороги, но в Светлогорск добираться из Калининграда меньше часа по хорошей дороге. Так что вполне можно приехать сюда на день и вечером вернуться, заодно купив янтарные сувениры прямо по пути на пляж или с пляжа. Можно снять и частное жилье.

Венок между морем и лесом

Многие калининградцы признаются, что больше любят Зеленоградск, чем Светлогорск. Побывав в этом городке с некогда романтическим названием («кранц» в переводе с немецкого – «венок»), я их вполне поняла...

В городе сохранилось очень много довоенных зданий, в том числе и с деревянными украшениями в традициях прусской народной культуры. И 42-метровая кирха св. Адальберта. Улочки, ведущие к морю, красивы и уютны. Особо крутых спусков нет, поэтому страдающему всякими болячками петербуржцу здесь очень удобно...

Городской рынок, где продается только что выловленная рыба. Это отдельное впечатление – мы с друзьями купили лещей. Заворачивая их в фольгу, забыли посолить и приправить – и оказалось, что рыбы сами по себе настолько вкусны и ароматны, что приправ не требуют.

Здесь можно гулять у моря, а можно ходить в лес. Вообще где еще, кроме бывшей Восточной Пруссии, можно найти совсем рядом друг от друга такие разнообразные природные «аттракционы» – море, лес, песчаные дюны... Дикое буйство почти южных растений и суровую лапидарность балтийских пейзажей? Собирать грибы, облепиху и... съедобных виноградных улиток: для многих жителей именно они – статья дохода, их с удовольствием покупают поляки (для итальянцев). Люди и сами заготавливают улиток... Но мы отвлеклись немного от Зеленоградска.

Здесь есть своя минеральная вода, которая так и называется – «Зеленоградская». Много кафе и ресторанчиков. И, разумеется, пляжи и санатории (в частности, здесь успешно лечат детей с ДЦП).

Первое упоминание о городе – 1252 год. Это тоже была рыбацкая деревушка, и лишь позже выяснились возможности «целебного места». Здесь бывали прусская королева Луиза и поэт Адам Мицкевич. О Кранце знали и в России – он упоминался еще в 1812 году в «Путеводителе по Кенигсбергу», изданном в Петербурге. Здесь начинается Куршская коса, о которой можно рассказывать бесконечно. С дюнами и певчими птицами, с лесами, которые не только поражают красотой, но и доказывают, что человек способен не только разрушать природу, но и созидать...

Песок и ветер – серьезная стихия. Еще до того, как началось наступление песков, человек немало поспособствовал гибели живого – «благородные охотники» почти истребили оленей и лосей. Тогда, по указу короля Фридриха Вильгельма I, был создан заповедный Королевский парк. А еще в Восточной Пруссии погибли на рубеже XVII – XVIII веков почти все леса – нашествие походного шелкопряда. В это время были созданы первые лесные хозяйства. Научное руководство осуществлял Кенигсбергский университет – Альбертина. Опыт формирования возобновляющихся интродуцентных лесов – один из ценнейших опытов всего человечества. И поэтому доносящиеся время от времени тревожные вести о пренебрежении экологией во имя сиюминутных «бизнес-интересов» не могут оставлять спокойным того, кто хоть раз побывал в этой точке Балтики...
Источник: Санкт-Петербургские ведомости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.