Археологические раскопки в центре Калининграда начались совсем недавно, но количество находок уже поражает

Все новости по теме: Город
Еще не завершены раскопки на месте Королевского замка, а центр Калининграда снова отдан археологам. Скоро здесь начнется строительство современного жилого дома, а пока в котловане площадью 1800 кв. метров хозяйничают сотрудники Самбийской археологической экспедиции.

С первых же дней работы они получают подтверждение своих предположений, что на этом месте раньше находились жилые дома простых немцев. Не виллы и не замки, несмотря на то, что в непосредственной близости от этого места возвышалась резиденция прусских королей.


На глубине веков

С руководителем экспедиции Александром Хохловым мы разговариваем непосредственно на месте раскопок. Оглядываюсь вокруг: часть археологов убирает верхний слой грунта, который пока никакой ценности не представляет, часть корпит над чертежами и находками. Рядом с археологом-чертежником – темные пустые бутылки с длинными искривленными горлышками. Точно в рекламе французского вина, только искривление в данном случае не ошибка винодела, а следы тех пожаров, которые полыхали здесь во время бомбежек Кенигсберга в прошлом веке.

- Я не могу сказать точно, как называется место, где мы сейчас находимся, - говорит Александр Николаевич, - но вот этот булыжник – остатки улицы Брудерштрассе.

Смотрю туда, куда указывает Хохлов и вижу то, чего при беглом осмотре даже не заметила: стена котлована как бы состоит из нескольких уровней.

- Верхний уровень асфальта - это уже советская эпоха, - продолжает Александр Николаевич. - А под ней следующий уровень – мостовая из брусчатки, специально подготовленного граненого камня. Это и есть мостовая Брудерштрассе. Она дожила до советской эпохи. А под ней еще один уровень – это уже мостовая 19 века. Брудерштрассе была улочкой второстепенного значения. На этом месте как раз должен был находиться перекресток. А непосредственная близость к Королевскому замку позволяет предположить, что мы здесь обнаружим не только постройки, дожившие до 20 века, но и более ранние. Сейчас мы находимся на уровне, который связан с эпохой средневековья.


Исправляем ошибки

Места, где уже поработали археологи, отмечены колышками с привязанными к ним целлофановыми пакетами.

- Археолог обязан зафиксировать всю информацию, и находки в том числе. Они являются частью информационного поля, - объясняет Хохлов. - Для чего это надо? Раскопки невозможно провести дважды. Тайна, которую однажды не смогли узнать археологи, уже никогда не станет явью. Только профессионально зафиксированный раскоп можно считать спасенным в информационном плане. Затем эта информация в чертежах попадает в научный архив. А материальная часть в виде находок - в музей. В пакетиках – образцы посуды, которые были найдены именно в этом месте. Мы уже обнаружили несколько подвалов, достаточно глубоких, в человеческий рост.

- Подвалы представляют для нас колоссальный интерес, потому что, во-первых, для Кенигсберга это достаточно редкое явление. Мы получили реальные образцы остатков жилых кенигсбергских зданий. Таких до наших дней сохранилось немного, и большинство из них впоследствии были перестроены. А здесь все в том виде, в котором они находились до 45-го года. Андрей фиксирует каждый шаг археологов на чертеже, который в дальнейшем будет иметь совершенно бесценное значение. Поскольку планы Кенигсберга достаточно обобщены, на них много элементов, которые трудно увязать с реальностью. Есть моменты, имеющие значительную географическую погрешность.

- Наши чертежи позволят внести в эти карты достоверную правку, потому что мы имеем реальную картину зданий, которые стояли здесь раньше. К примеру, остатки кирпичной винтовой лестницы на тех планах отсутствуют. А мы ее сейчас можем наблюдать воочию.

Подобных этой лестниц мне до сих пор видеть не приходилось. А тут я стою на уцелевших ступеньках!

Идем в самый дальний угол раскопа. Под ногами – битый кирпич. Ничего особенного, но мои мысли прерывает Александр Николаевич:

- Мы сейчас переходим мостовую. Она небольшая, всего метров 6 в ширину. Очень плохо сохранилась, нет даже бровки. За ней - остатки еще одного здания. Такие срезанные углы характерны для 18-го века, но в Кенигсберге они скорее относятся к 19-му.

Всего за две недели раскопок археологи обнаружили остатки отопительных устройств, печей и дымоходов, и даже довоенные водяные счетчики в идеальном состоянии. Хоть сейчас подключай!


Фактически спасатели

Археолог и руководитель раскопок Павел Русаков демонстрирует находки. Каждая, будь-то идеально сохранившаяся вещь или всего лишь элемент, отдельно упаковывается с сопроводительной запиской. Среди них фрагменты ручек дверных и оконных, остатки механизмов, возможно, от швейных машинок, изразцы печей, остатки посуды, не двадцатого и даже не девятнадцатого веков. Все это позволяет предположить, что будут находки и более раннего периода – 15 и 16 веков.

- Я надеюсь, что здесь будет представлено Орденское время, - говорит Хохлов. - Фактически мы ведем спасательные работы. Сейчас вы видите то, чего через полгода уже не будет.

Судя по находкам, можно предполагать, что здесь жили достаточно скромные городские жители в самых обычных домах. С большим количеством квартир, подвальных и подсобных помещений. Часть этих подвалов были жилыми.

- Много найдено монет, - рассказывает Павел, аккуратно извлекая из пакетиков находки и раскладывая передо мной. - Самых разных размеров и времени. Мундштуки от курительных голландских трубок, элементы посуды, женских украшений. А вот черепок, на котором изображен человек с орденской цепью на груди.

Но особую ценность на сегодняшний день представляет находка Алексея Чопа.

- Сначала увидел только красный крест, - говорит археолог, - Сразу возникла мысль, что вещь связана с медициной. А потом, когда появилась надпись, выяснилось, что у меня в руках значок немецкого Красного креста времен третьего рейха в идеальном состоянии. Когда находишь вещи, свои чувства при этом сложно передать. Ведь прикасаешься к старине.

Картонных коробок, в которые складируются ценности, собралось уже много. Точную цифру археологи не говорят. Такие сведения только вредят. По словам охранников археологического объекта, желающих попасть сюда очень много. Есть просто любопытные. Те стучатся в ворота. Иные намереваются попасть нелегально, под покровом ночи. И тем, и другим вход на территорию раскопа запрещен. Охранять объект помогает «злая собака» с тремя кличками – по количеству охранников.
Источник: Янтарный караван

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.