DRANG NACH OSTEN и битва народов при Грюнвальде

Почти два века немецкие рыцари-тевтоны отвоевывали метр за метром у своих прибалтийских соседей, совершив более 140 походов на польские и литовско-русские земли. Наконец, 15 июля 1410 г. неподалеку от деревушки Грюнвальд (ныне в Польше, в 40 км. от г. Ольштын) рыцари сошлись в смертельной схватке с объединенным войском Королевства Польского и Великого княжества Литовского. Это была одна из крупнейших битв Средневековья, которой суждено было повернуть вспять историю Тевтонского ордена и всей Восточной Европы.

Дранг нах Остен — в переводе с немецкого «стремление на Восток». Это «стремление» отражало характер этнополитического развития германских земель в эпоху Средневековья. Заболоченные, покрытые лесом земли Рейнского бассейна не могли удовлетворить всех людей в доспехах достаточным земельным наделом — леном, позволявшим не только безбедно существовать в мирное время, но и выставлять достаточное количество воинов на случай мобилизации. «Зажатые» между франками и славянами, германские феодалы огнем и мечом расширяли свой жизненный простор, сея повсюду страх и ненависть. К ХI веку они оккупировали земли лужицких и полабских славян в бассейне Одры (Одера) и Лабы (Эльбы), поработив и онемечив коренное население. Извечное франко-германское (на западе Европы) и германо-славянское (на востоке) соперничество стало исторической парадигмой сосуществования этих народов, неоднократно проявлявшееся даже, казалось бы, в «цивилизованном» ХХ веке. Принявшие в эпоху Карла Великого (†814) христианство германские рыцари облекли свою феодальную экспансию в «сутану» папского мессианства. Движение на восток стало «миссией» борьбы с варварами (язычниками) и схизматиками, как именовали на католическом Западе православных. Одним из подвижников этой «великой миссии» в Восточной Европе был Тевтонский духовно-рыцарский орден.

Орден был основан в Палестине вскоре после Первого крестового похода, около 1128 г., для оказания помощи больным и бедным паломникам. В ситуации усиления натиска воинов ислама на твердыни крестоносцев тевтоны во главе с Великим магистром (гроссмейстером) Германом фон Зальца по приглашению князя Конрада Мазовецкого переселились в 1228 г. в Прибалтику. В обязанности Ордена входила защита поляков от нападений варваров — боруссов и жмуди. Однако очень скоро рыцари распространили свои завоевания по всему Поморью. В борьбе с язычеством они практически полностью уничтожили коренных поморян — пруссов и лютичей, остальных, по сути, онемечили. На освободившиеся земли были приглашены феодалы из немецких и франкских земель. Выгодное географическое положение позволяло руководству Ордена вести оживленную торговлю на Балтике и в конце концов стать влиятельным членом Ганзейского торгового союза. В 1237 г. к Тевтонскому ордену присоединился Орден меченосцев (известный также как Ливонский орден), разгромленный в 1234 г. новгородским князем Ярославом Всеволодовичем (отцом Александра Невского), а затем добитый литовцами князя Миндовга в битве близ Шауляя в 1236 году.
Союз Польши, Литвы и Руси

Накануне войны с Орденом 1409—1411 гг. Великое княжество Литовское переживало пик своего могущества. Всего за столетие без особых военных усилий литовским князьям удалось занять почти все земли распавшейся под натиском монголов Киевской Руси к западу от Смоленска и Чернигова. Это были удельные княжества на Волыни, Беларуси, Подляшье и Сиверщине, в том числе и разоренный Киев. Неудивительно, что в XIV в. земли литовских племен (жмудь, земгалы, ятвяги и пр.) составляли лишь 1/12 геополитического пространства княжества. Литовская знать была представлена в большинстве своем русинской элитой, а языком государственного управления стал древнерусский язык (белорусско-волынский извод), на котором был написан правовой кодекс государства — Литовский статут. Уже в конце XIV в. литовские правители колонизировали Подолье и оттуда расширили свои владения вплоть до Черного моря, заложив в устье Днестра крепость Белгород.

Напротив, Королевство Поль­ское переживало глубокий династический кризис. Король Ка­зимир Великий (†1370) не оставил наследника, заключив унию со своим дядей Людовиком I Венгерским (†1382). Но последний имел лишь дочерей, младшая из которых — Ядвига (†1399) была после смерти отца объявлена наследницей польского престола. В 1386 г. юной наследнице обоих корон — польской и венгерской — предложил руку и сердце литовский князь Ягайло (†1434). Феодальной элите обоих королевств этот выбор пришелся по вкусу. Правда, Ягайло в свою очередь обязывался принять католичество (с именем Владислава) и привести в «папскую веру» народ Великого княжества Литовского. Первое имело сугубо формальный характер (ведь иезуитов при дворах тогда еще не было), но второму решительно воспрепятствовала литовская и русская знать во главе с двоюродным братом Ягайла князем Витовтом (†1430). В результате подписанной в местечке Крево личной унии Владислав-Ягайло стал королем польским, а Витовт великим князем, но практически государства оставались абсолютно независимыми.

Литва также была заинтересована в союзе с Польшей. Державы сближала не только династическая уния, но и угроза со стороны тевтонов. Апогеем противостояния Литовско-Русского и Польского государств с Орденом стала битва у местечка Грюнвальд, по-литовски — Жальгирис (в немецкой литературе — битва под Таннен­бергом).
Холодное лето 1410-го

Стороны несколько месяцев готовились к битве. Вопрос был лишь в том, кто нанесет упреждающий удар. Зимой 1410 г. польские и литовские военачальники собрались в брестском замке обсудить план совместных действий. Было решено осадить главный тевтонский форпост в Поморье — крепость Мариенбург. Командование польским войском приняли на себя Зындрам из Машковца и Збигнев из Бжезо, во главе же литовского войска стоял князь Витовт Ольгердович, гетманом чешских и богемских рекрутов был Ян Жижка, в будущем легендарный полководец-гусит. Главнокомандующим союзников стал король Владислав-Ягайло.

Летом 1410 г. королевское войско выступило из Вольбожа, а литовское собиралось из разных концов Великого княжества на берегах Нерева. В составе коронного войска было несколько хоругвей (знамен) из руських земель бывшего княжества Галицкого. Более половины литовского войска составляли боярские дружины из белорусских земель, Киевщины, Сиверщины и Волыни, а также три смоленских полка. Под знаменами Витовта было также несколько тысяч наемников из Венгрии, Молдавии, Валахии и три тысячи татар.

Союзники встретились 2 июля возле Червинска. Спустя несколько дней король произвел смотр войска и устроил ложную тревогу, чтобы убедиться в его боеготовности. Несмотря на густой туман и дождливую погоду, 9 июля войска пересекли границу Ордена и стремительным штурмом овладели приграничной крепостью Лаутенбург. Великий магистр к тому времени уже мобилизовал рыцарское войско, отряды вассальных феодалов, а также три тысячи наемников (в основном швейцарцев и фламандцев) и выступил навстречу противнику.

В ночь на 15 июля разразилась страшная буря, не предвещавшая, казалось бы, ничего доброго. С утра лил сильнейший дождь, размывший дороги. Большинство войска литвинов состояло из мелких шляхтичей. Хорошо, если шляхтич выезжал на поле боя «конно» и «оружно», то есть на добром литовском скакуне и в дедовской кольчуге с минимальным вооружением — лук/стрелы, меч и копье. Но именно этот недостаток использовали литвины, выставив в авангарде легкую конницу и стремительно атаковав увязшего в болоте закованного в броню противника.

Армия союзников насчитывала 30—32 тысячи всадников вместе с оруженосцами (подчас обыкновенными крестьянами). Тевтоны же превосходили вооружением и отменной дисциплиной профессиональных рыцарей, которых возглавлял великий магистр Ульрих фон Юнгенген. В его подчинении было 4 тыс. отборных прусских рыцарей с 3 тыс. оруженосцев, 6 тыс. всадников вассальных князей, до 7 тыс. арбалетчиков и наемной пехоты — всего 51 боевой штандарт. Этнический состав войска тевтонов был не менее разношерстным, хотя преобладали немцы, латгалы (латыши) и онемеченные славяне.

Тевтоны были уверены, что воюют против закоренелых язычников во имя торжества Христовой веры, и выходили на поле брани с торжественным пасхальным пением Christus resurrexit a mortuis — «Христос воскрес из мертвых». Союзники также осеняли себя знаменем креста и пели гимн Богородице-Одигидрии.

Польско-литовское войско сосредоточилось на излучине леса и не покидало своих позиций. Тевтоны послали им два меча в знак «уважения». Это был призыв биться по канонам рыцарской чести. Они даже отошли немного назад, чтобы дать возможность противнику построиться на открытом поле, а не скрывать свои силы в чаще леса.

Итак, на поле между селениями Грюнвальд, Стембарк (Танненберг) и Лодвигово (Людвигсдорф) собралось более 50 тысяч воинов, больше половины из них составляли всадники. Именно им пришлось сыграть решающую роль в этой схватке. Сам Ягайло, в отличие от великого магистра, непосредственного участия в битве не принимал и руководил событиями с холма за шеренгами своей многочисленной личной охраны. Здесь же стояли наготове запасные кони на случай срочного отступления. Великий магистр, напротив, вел себя отчаянно и в решающий момент битвы лично выехал во главе ударного отряда, атаковавшего королевскую гвардию — рыцарей Краковской земли. В какой-то момент победа была уже в руках крестоносцев, был даже пленен королевский штандарт с белым орлом. Но в этот критический момент битвы Ягайло бросил в бой свежие силы, и атака тевтонов захлебнулась.

Татарская конница пыталась атаковать тевтонский фланг, но стрелы отскакивали от надежных рыцарских доспехов. Рыцарям удалось перейти в контратаку и обратить татар и литвинов в бегство. Девять знамен Фридриха фон Валенрода несколько километров преследовали отступавших. Лишь три смоленских полка под командованием князя Юрия Мстиславского выдержали удар и сковали силы крестоносцев. К тому времени на поле боя вернулись преследовавшие беглецов рыцари Валенрода. Каково же было их удивление, когда перед их глазами предстала не громкая победа тевтонов, а упорная кровавая сеча.

Наконец в бой вступил третий эшелон союзников — малопольские рыцари под командованием Зындрама. Этот удар свежих сил и решил исход сражения. Им удалось спасти королевское знамя и даже обратить рыцарей Лихтенштейна в бегство. Одновременно Витовт собрал беглецов и вновь повел их в бой. Противник, неся большие потери, отступил к своему лагерю, но продолжал упорное сопротивление. Тевтоны соорудили из походного обоза и мертвых коней укрепление и заняли круговую оборону. Приближенные великого магистра предложили ему бежать, но, по сведениям польского хрониста Яна Длугоша, старый рыцарь ответил: «Не дай Бог, чтобы я оставил поле, где полегло столько славных мужей».
Конец «великой миссии»

Сражавшиеся стороны потеряли до двух третей личного состава. Причем войска Ордена потеряли пленными даже больше, нежели пало на поле боя. Татарским лучникам хоть и тяжело было поразить закованного в броню рыцаря, но стрелы ранили прежде всего коней. Потерявшего таким образом мобильность тяжело вооруженного рыцаря было нетрудно сбить с коня палкой или стянуть специальным крюком, которым были вооружены сопровождавшие всадников слуги. Окруженного или обессиленного рыцаря обычно не добивали, а старались заарканить и взять в плен с целью выкупа. Кроме того, особую ценность имели рыцарские доспехи. Совсем иного характера были потери польско-литовских войск. Благородные тевтонские рыцари считали, что бились с варварами, и не утруждали себя пленением врага. Кроме того, они уступали в численности и били «на поражение».

Союзники не сумели воспользоваться победой. Польско-литовское войско по обычаю победителей три дня оставалось на поле брани, осуществляя «возлияния» и ритуал распределения трофеев. Это позволило остаткам тевтонов уйти от преследования и закрепиться в хорошо укрепленной крепости Мариенбург. Лишь спустя десять дней союзники подошли к замку. А там успели хорошо подготовиться к обороне. Осада была крайне неудачной. Кроме того, Витовт, выторговывая себе политические дивиденды, отказался продолжать кампанию.

Как бы то ни было, но при Грюнвальде была остановлена экспансия немецких рыцарей на славянские и литовские земли, и тевтоны перешли к пассивной обороне. В 1464 г. по Торуньскому миру Орден отказался от своих завоеваний в восточном Поморье, признав себя вассалом Польши. Двор гроссмейстера переехал в Кенигсберг (ныне г. Калининград в РФ). В 1525 г. Орден и вовсе превратился в светское государство-герцогство — Восточную Пруссию, не только забыв о своей «великой миссии», но и разорвав отношение с Ватиканом, избрав Реформацию (лютеранство). Сохранившие верность католичеству рыцари перебрались в другие немецкие земли, главным образом во Франконию. В ходе Ливонской войны 1558—1583 гг. схожая участь ожидала и Ливонский орден — восточного соседа тевтонов, подвергшегося агрессии со стороны Московского государства. Это был бесславный эпилог трехсотлетней колонизации Прибалтики немецкими рыцарями некогда славного Ордена.
Источник: Зеркало недели

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.