Сегодня Госпожнадзору России исполняется 80 лет

…На заводе «Янтарь» полыхает сторожевик. Внутрь корабля пожарных не пускает пламя. А в трюме - восемь рабочих. Они уже задыхаются в дыму, и жить им, похоже, осталось считанные минуты. Пожарные принимают решение резать борт. На берегу все мучительно ждут, когда автоген справится с крепким металлом. И вот лаз готов. Пожарные уходят в него и через несколько минут появляются с рабочими. Все спасены!..

Случилось это в 1966-м. Среди тех пожарных был и Леонид Цымляков. Позже, в 70-м, он возглавит областной пожнадзор и будет им руководить 16 лет. Послужил бы еще, но в 86-м не позволило профессиональное заболевание. Частое нахождение в огне, дыму, копоти дало о себе знать.

Сегодня руководство регионального управления МЧС пригласит на юбилей ветеранов службы. Придет туда и Леонид Иванович. А накануне у него дома побывал корреспондент «Калининградской правды».

К слову, квартирка у Цымляковых – самая обыкновенная малометражка. Хотя бывшие начальники такого ранга зачастую живут в более комфортных условиях.

- А мне и предлагали получше, - говорит Леонид Иванович. – И не раз. Только надо было, например, акт подписать, что двенадцатиэтажки на Московском проспекте соответствуют всем противопожарным требованиям. На самом же деле никакого соответствия там и близко не было. Я и не подписал. Но те дома в конце концов все равно заселили. А через год после того в одном из них пожар случился. На лестничной клетке в дыму задохнулись девочка, ее мама и бабушка…

- Если те дома все же заселили, значит, и тогда некоторые руководители сквозь пальцы смотрели на противопожарную безопасность? – спрашиваю я.

- Этот пример, скорее, исключение из правил. Почти все директора предприятий и организаций к нашим замечаниям и рекомендациям относились очень серьезно. И мы им спуску не давали. Могли, если что, опечатать и цех, и стройку, и завод. Это сейчас, чтобы закрыть пожароопасный объект, надо судиться с виновниками год-другой. Кстати, раньше любая гибель человека на пожаре считалась серьезным ЧП. Даже если кто-то по пьянке уснул на диване с непотушенной сигаретой, а потом задохнулся в дыму, мы все равно нагоняй получали. Поэтому наши сотрудники проверяли не только учреждения, но и ходили по квартирам, объясняли жильцам элементарные правила безопасности.

Что за полвека работы запомнилось Цымлякову больше всего, так это его первый серьезный пожар. Было это в 64-м. Тогда на военном аэродроме в Чкаловске техники продували двигатели самолета, но что-то напортачили, и он поехал прямо на другие самолеты, которые стояли в ряд. От столкновения произошел взрыв, загорелись три крылатые машины. А все они – с вооружением. Гражданские пожарные приехали на аэродром, когда боезапас начал рваться. Топливо лилось рекой в канализацию. Над которой, собственно, и стояли самолеты.

- Топливо под ними могло рвануть в любой момент, - вспоминает пожарный. – Но мы вместе с военными растащили крылатую технику и сбили пламя. Тогда два моих товарища получили серьезные осколочные ранения.

За тот случай Цымлякову вручили грамоту. А вот когда из пылающего на «Янтаре» сторожевика они смогли вывести восемь рабочих, кроме взбучки, Леонид Иванович ничего не получил. Почему, дескать, допустили?

- Работник пожарного надзора должен разбираться в самых разных областях теории и практики - в химии, физике, электрике, сельском хозяйстве… Скажем, летом 73-го на полях начали полыхать скирды. Из обкома пришло распоряжение – найти поджигателей. А когда специалисты пожнадзора определили, что сено само загорается, им не сразу поверили. Пришлось на самом высоком уровне доказывать, что колхозники скосили траву, когда та еще не дозрела. В результате «доходила» она уже в стогах. А это – биохимический процесс, который и приводил к самовозгоранию.

Тут во время нашей беседы за окном послышался вой пожарной сирены. Леонид Иванович выглянул на улицу.

- Уж сколько лет прошло, а я как слышу сирену, так сразу думаю, что и где произошло. – говорит он. – Привычка. Кстати, мы, старики, многое можем подсказать нынешним коллегам. Ведь, считай, все объекты советских времен знаем как свои пять пальцев. А порой даже и лучше.

Кстати, в свое время Цымляков приостановил строительство Дома Советов потому, что проектом не был предусмотрен специальный пожарный лифт. Его потом вроде все-таки решили «втиснуть» в здание, но стройка прекратилась уже по другим причинам. Сейчас самый известный калининградский долгострой реставрируют, но спецлифт, насколько нам известно, устанавливать не планируется.
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.