Рожденные под знаком подковы ( Латвия )

Терехово сегодня на слуху у всей Латвии, слава об этом пограничном переходе не сходит с газетных страниц и телеэкранов. И хоть бы кто добрым словом обмолвился — сплошной негатив.

Прямо гиблое место. Но вот судьба занесла меня в это местечко, и я поменял свое представление о нем. Судьба — в лице гостьи из Норвегии. А дело было так…

Открытие

Бывшая рижанка, живущая ныне в Норвегии, навестила недавно с дочуркой свою маму, тоже, кстати, бывшую рижанку, обосновавшуюся в Зилупе. Девочка мечтает о лошадях, вот бабушка и прознала, будто в Терехово есть детская конноспортивная секция, где занимается зилупская ребятня.

Наведались туда, а вернувшись, обе мамы звонят мне восторженно: до чего же грандиозно там все устроено, на европейском уровне — обязательно съездите туда, не пожалеете! Вообще–то я наслышан, что Зилупский край богат на всяческие таланты, но чтобы в каком–то забытом богом приграничье обосновались конники, да еще "на европейском уровне"?..

Если с автобуса Резекне — Лудза — Терехово сойти за полкилометра до конечной остановки, то с правой стороны дороги увидишь на взгорке крупное строение — это и есть специализированное хозяйство SIA Horse LA. И деревня называется Ломоши.

Попав вовнутрь, я глазам своим не поверил: НАСТОЯЩИЙ манеж! Просторный, светлый, обустроенный по всем стандартам. Как раз в это время молодая наездница занималась там выездкой. Выездка — это что–то вроде конного балета — столько изящества и грации являют лошадь и всадник.

Знакомлюсь: гнедого красавца зовут Изумруд, амазонку — Маша. Мария Хрулева, тренер. Родом из Калининграда, там же, при конезаводе, пристрастилась к конному спорту, окончила Калининградский технический университет, по специальности зооинженер. Как оказалась здесь? Пригласила здешняя управляющая, Ирина Черногар. Познакомились они в Калининграде же, на конном заводе. Здесь уже три года, успела поучаствовать в нескольких соревнованиях по выездке — в Риге и в Литве.

Лошадиное царство

Под одной крышей с манежем — служебная часть с помещениями для персонала, администрации и мини–гостиница, а также конюшня. Ознакомившись с оной, я невольно вспомнил английскую пословицу: "Конюшня — это храм, и лошадь в нем — божество". Да, на коней здесь разве что не молятся, но холят и лелеют как истинных небожителей, пылинки сдувают. А величают их как: Изумруд, Элегант, Авгур, Луи, Кавалер…

Собирают коня даже не к работе с барьерами, а всего лишь для разминки на корде по кругу и надевают ногавки и накопытники, а то не дай бог засечку сделает. Конь здесь — главный капитал, и любой изъян скажется на продаже. Бизнес строится на закупке необъезженного молодняка и подготовке из него классных спортивных лошадей. А это великое искусство!

Впрочем, трепетное отношение к лошадям здесь зиждется не на корысти — здесь их любят по–настоящему, искренне. Да в этих прекрасных созданий и невозможно не влюбиться. И лошадь чувствует это и отвечает взаимностью. Лена Смирнова, тоже тренер, призналась:

— Пока выращиваешь такого красавца, работаешь над ним, видишь, как он крепнет, как все увереннее берет препятствие, радуешься его успехам, так привыкаешь к нему! А приходит пора расставаться, и так горько на душе становится — места себе не находишь. Утешаешь себя только надеждой, что в хорошие руки попадет.

Лена — из местных. 13–летней школьницей пришла в секцию верховой езды, а в 17 лет уже выиграла Кубок Зилупе по конкуру (преодолению препятствий). Теперь сама тренирует таких же школьников. Считает себя воспитанницей Ирины Черногар, поэтому, когда узнала, что та налаживает здесь новое дело, не раздумывая вошла в ее команду.

Мне представили еще одного тренера. Выходец с легендарного Хреновского конного завода, того самого, созданного графом Орловым, фаворитом Екатерины Великой, который вывел знаменитую орловскую породу лошадей, ставшую национальным достоянием России. К тому же мой собеседник оказался однофамильцем графа, правда, не Алексеем, а Сергеем. Сергей Орлов не дворянских кровей, однако дважды титулован званием "Лучший жокей СССР". Специальность его — берейтор, то есть тот, кто объезжает и обучает верховых лошадей. Каким ветром занесло его в Ломоши впритык к восточной границе? Ответ тот же: приехал к Ирине Черногар, которую знает с 1989 года. Ирина обладает свойством притягивать к себе таланты.

Личность

Признаться, об Ирине Черногар наслышан я с 1983 года, хотя лично встретился только сейчас. Дело в том, что когда–то я много лет журналистику совмещал с конным спортом на Вороновской конюшне под Резекне. Одна наша наездница, Ирена Бауфале, поступила в главную сельхозакадемию страны, знаменитую Тимирязевку. Там Ирена и сдружилась с Ириной, а по окончании сманила ее в Латвию. Ирина приехала не одна, а с мужем, молодые специалисты "прописались" в Залесье под Зилупе. Они развернулись так активно и основательно, что их хозяйству был присвоен статус конезавода. Специализировались на ганноверской породе лошадей. Кстати, и в Ломошах работают с ганноверами.

Ирина — человек фантастической судьбы. По ее выражению, она лошадник на генном уровне. Дед служил в кавалерийской дивизии, в составе которой и Великую Отечественную прошел. Так что вопрос "кем быть?" был решен, что называется, с пеленок. Выросла в Калининградской области, с тамошними конезаводами с их многовековыми традициями знакома не понаслышке. В академии специализировалась по коневодству с углубленным знанием ветеринарии. Это обстоятельство позволяет ей сегодня обходиться без услуг ветврача. Всеобщий развал 90–х не миновал и Залесье, что побудило ее искать применение своим способностям в Калининградской области. И личную драму пережила — погиб муж, умерла сестра. Вернулась сюда по предложению бывшего воспитанника по Залесью Анатолия Лапика, который когда–то, как и Лена Смирнова, мальчишкой увлекся верховой ездой, да так и "прирос" к лошадям.

В переломные годы депутатствовал, возглавлял Зилупскую городскую думу, однако с мечтой о лошадях не расставался. И однажды решился: разработал проект, привлек еврофонды и основал SIA Horse LA. Строительство началось в 2003 году, а в 2005–м появились первые лошади.

Такое вот переплетение судеб, личных симпатий, родственных душ. О тренерском составе, какой подобрался в Ломошах, можно только мечтать. Значимость появления современного предприятия для всей округи трудно переоценить, высокая культура производства преображает людей. Работу здесь можно считать за честь.

Воспитание чувств

Меня поразило то внимание, какое уделяется здесь детям. Теперь, когда без денег никуда не сунешься, дети здесь занимаются верховой ездой бесплатно. А ведь работа с ними не только требует времени и терпения, но и высокой ответственности. Спортивная лошадь не шахматная фигура, а манеж не танцевальный класс. У Ирины Черногар на этот счет свое мнение: — Когда приходят ученики классами, надо видеть, какими глазами смотрят они на лошадей. Ни дома, ни где–либо в другом месте они не могут получить этого. Мы узнаем в них себя, и это дорогого стоит. Надо же думать и о преемственности.

Должно прийти поколение молодых людей, которые продолжат наше дело. Кто–то из них, возможно, захочет избрать это своим делом, и мы можем профессионально дать такую возможность. Первые основы дать у себя, потом направить на соответствующие курсы. Кстати, на Западе эта профессия очень востребована, и это высокооплачиваемая работа. Там к лошадям не подпустят без определенного уровня знаний и соответствующего сертификата. К тому же идет дело и в России, и в Латвии тоже.

С другой стороны, здесь ребенок приобретает нечто большее. Чтобы сесть на коня, его надо почистить, напоить, покормить, надо научиться ухаживать за ним. В подростке вырабатывается ответственность, которая пригодится ему в любом деле. Человек, полюбивший лошадь, никогда не позволит себе причинить зло и другому животному. Здесь у нас происходит воспитание человеческих чувств. Наши ребята отличаются от остальных.

Интересно получается — разбегается народ из Латвии кто куда может, в том числе в тот же Калининград (по программе губернатора Бооса). И в то же время в какие–то Ломоши из того же Калининграда приезжают профессионалы. И какие! Получается, в Ломошах есть толковый хозяин, а в Латвии нет. И пока не предвидится.
Источник: DELFI (Латвия)

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.