Немцы ищут Янтарную комнату из спортивного интереса

Немецкий журнал «Шпигель» четвертый год финансирует раскопки в центре Калининграда. Недавно главный редактор «Шпигеля» Штефан Ауст совершил поездку по Калининградской области, чтобы лично убедиться в том, как идут дела. Он даже спустился в котлован, где раньше стоял Королевский замок с многочисленными многоярусными подвалами. Эксклюзивное право на информацию о ходе раскопок имеет только этот журнал, поэтому россияне теряются в догадках, как же продвигаются работы.

Экспедиция в подземельях Кенигсберга пытается найти утерянные в годы войны исторические ценности, в частности следы знаменитой Янтарной комнаты. Немецкий журнал будет вкладывать в раскопки примерно 20 тысяч евро в год. В перспективе здесь планируется устроить музей.

«Подземное хозяйство Калининграда действительно большое, – говорит начальник отдела отряда подводно-технических работ Михаил Матвеевич Лиф. – Под фортификационными сооружениями в районе бывших дворцов имеются двух- и трехэтажные подземелья. В большинстве своем они затоплены, а ходы забиты камнями. Некоторые частично используются и сейчас под склады. Но говорить о существовании целого подземного города, думаю, безосновательно. Нам много приходилось работать и в реке Преголе, и в озерах, и в канализационных коммуникациях. Если бы было что-то значительное под землей, мы бы обнаружили. Правда, недалеко от Кенигсберга был подземный авиационный завод. Но он тоже затоплен, а ходы завалены камнями».

Его поддерживает и Авенир Овсянов, военный специалист-фортификатор, полковник в отставке: «С точки зрения геологии территория Восточной Пруссии и ее столицы была крайне непригодна для строительства крупногабаритных подземных сооружений: здесь огромная толща рыхлых осадочных пород. Подобные строения обычно размешаются в скальном грунте. А у нас очень много воды. Равнинный характер местности, медленное течение рек, обилие каналов, озер, прудов – все это не способствовало строительству заглубленных сооружений».

Хотя Кенигсберг имел развитое подземное хозяйство (инженерные сети, как правило, укладывались в паттерны – подземные коридоры большой протяженности), по мнению экспертов, досужие разговоры о неизвестных и многочисленных бункерах, подвалах и фортах не соответствуют действительности. Почти все они учтены, обследованы, задокументированы, а многие до сих пор эксплуатируются.

Впрочем, несколько лет назад в самом центре Калининграда возле здания мэрии при установке рекламного щита кран продавил перекрытие подземного фортификационного сооружения, и оно рухнуло. Ни на одной из карт эти коммуникации не были обозначены. По рассказам старожилов, в 70 -е годы в этом же месте тоже произошел обвал. Он открыл доступ к упакованным тюкам, в которых хранились документы третьего рейха. Часть их бесследно исчезла, другая была вывезена и сдана в архивы бывшего КГБ. Вход в убежище отрезали от других подземных сообщений, заложили проходы кладкой в два кирпича и закатали сверху асфальтной дорожкой. Никаких сообщений о проделанных подземных работах не оставили. Подземелья Калининграда долгое время были запретной темой. Только в 1985 году гриф секретности был снят. После развала Союза Калининграду стало не до подземелий. Зато ими заинтересовались различные иностранные кампании. Однако привезенный из Америки георадар «отказался» у них работать: сплошные помехи из-за того, что почва здесь чередуется с кирпичом и обломками бетона.

«За четыре года работы в подземельях Калининграда, – рассказывает господин Ауст, – мы уже нашли мозаичную картину и комод. Но не подумайте, что мы фанатики. Поиски Янтарной комнаты ведем исключительно из спортивного интереса».
Источник: Новые известия

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.