Калининград как ворота в Большую Европу

Все новости по теме: Калининградский анклав
Среди многочисленных нерешенных проблем в отношениях между Россией и Европейским союзом вопрос Калининградской области занимает особое место. Очередным напоминанием о нем станет новый режим сухопутных путешествий из «материковой» России в Калининград и обратно. После 1 января 2005 года граждане нашей страны смогут посетить данный субъект Российской Федерации только при наличии заграничного паспорта.

Между тем для урегулирования спорных вопросов, как выясняется, не было сделано ровным счетом ничего: ни в 2002-м, когда спецпредставитель президента Дмитрий Рогозин проявлял неустанную заботу о калининградцах, ни в 2003-м, когда данная тема обсуждалась на саммитах Россия – Европейский союз и регион посетил сам глава государства, ни впоследствии. Можно, конечно, вспомнить «комиссию Шувалова», включившую экономическое развитие области в число шести национальных приоритетов страны, или создание осенью 2004-го межведомственной рабочей группы по Калининградской области при помощнике президента Сергее Ястржембском. Но никакого прорыва не произошло. Область остается такой же бесхозной территорией, как и раньше. Проект обновленного Федерального закона РФ «Об особой экономической зоне в Калининградской области» вот уже пятый год лежит в Государственной думе, что блокирует привлечение в область как отечественных, так и зарубежных инвестиций.

Ход реализации программ развития области свидетельствует о том, что федеральный центр еще не определил, какие функции должна выполнять область в общероссийском разделении труда, насколько она способна обеспечивать внешнеэкономические связи страны, что следует сделать для ее развития. Складывается впечатление, что у Москвы нет ни геополитического понимания роли Калининградской области, ни долгосрочной экономической стратегии, ни четко сформулированных военных интересов в этом регионе. Неудивительно, что в таких условиях основные страны – члены Европейского союза занимают выжидательную позицию. Многие справедливо полагают, что время работает на ЕС: если Москва и дальше ничего не будет делать, то Калининградская область, как созревший плод, сама упадет в руки Евросоюза.

СТРАТЕГИЯ СОЧЕТАНИЯ ИНТЕРЕСОВ

Существуют две противоположные точки зрения на то, кто должен проявить инициативу в урегулировании проблем, возникающих между Россией и ЕС. Одна из них, российская, состоит в том, что решать эти проблемы должен Европейский союз, коль скоро он их и создает в процессе своего расширения. По мнению же некоторых представителей руководства Евросоюза, ему, напротив, следует расширяться, не обращая внимания на Россию и ее Калининградскую область.

Обе точки зрения отражают стереотипы старого мышления и ни к чему хорошему, кроме «холодной конфронтации», привести не могут. Как справедливо говорится в докладе Кильской международной целевой группы экспертов по Калининграду, наилучшей стратегией будет «разделение ответственности» между ЕС и РФ. Только такой подход позволит концепции развития региона заработать и стать пилотным проектом сотрудничества России и ЕС, в рамках которого могли бы отрабатываться новейшие экономические и внешнеэкономические формулы и технологии взаимодействия. Необходима гармонизация трех групп интересов: общефедеральных, региональных и общеевропейских, для чего, разумеется, их следует прежде всего четко сформулировать.

Подход Москвы к решению проблем Калининграда включает в себя несколько базовых компонентов. Россия позитивно относится к расширению ЕС, так как оно создает дополнительные возможности для взаимовыгодного сотрудничества. В качестве главного приоритета она провозгласила свое участие в процессе формирования Большой Европы, а также интеграцию нашей страны в евроатлантическое экономическое, правовое, культурное пространство и пространство внешней безопасности. В этой связи Москва рассматривает Калининград как особый район и соответственно создает для него особые экономические условия. Одновременно Россия не претендует ни на какие особенные условия интеграции, но свои национальные интересы намерена отстаивать твердо.

Общероссийские экономические интересы сформулированы в Федеральной целевой программе «Развитие Калининградской области на период до 2010 года», направленной на создание в регионе условий для «устойчивого социально-экономического развития на основе расширения экспортно-ориентированных производств, достижение уровня жизни региона, сопоставимого с уровнем жизни сопредельных государств».
Региональные интересы заключаются прежде всего в повышении уровня жизни населения. Однако для ускоренного социально-экономического развития недостаточно местных ресурсов. По подсчетам Института экономики РАН, чтобы Калининградская область по уровню развития хотя бы приблизилась к странам Европейского союза, необходимо до 2010-го вложить в нее 36 млрд долларов. Такой объем капиталовложений не может быть обеспечен за счет федерального бюджета, а иностранные инвестиции за последние десять лет не превышали 65 млн долларов. Диспропорции в экономическом развитии Калининградской области и ее непосредственных соседей начали стремительно нарастать с 2000 года, когда Литве и Польше, как странам – кандидатам на вступление в ЕС, был обеспечен доступ к новым специальным программам Евросоюза – САПАРД (специальная программа поддержки агрокомплекса и сельскохозяйственного развития) и ИСПА (поддержка проектов в области транспорта и охраны окружающей среды).

В советское время Калининградская область развивала в качестве приоритетных отраслей машиностроение, целлюлозно-бумажную, пищевую (рыбную) промышленность, добычу и обработку янтаря. Но ни на европейском, ни даже российском рынке область не является лидером в этих отраслях, за исключением, может быть, последней, и никогда не будет конкурентоспособной. Администрация области значительно преувеличивает роль Калининграда как единственного незамерзающего порта и морского транспортного узла на Балтике. Область ориентируется в основном на Москву и практически не взаимодействует ни со странами СНГ, ни даже с российским Северо-Западом, не говоря уже о других регионах.

Хотя среднегодовые темпы роста ВВП в Калининградской области выше средних по стране (9–11 %), а в РФ темпы роста выше, чем в странах Балтии, Польше и других странах Европейского союза, асимметрия в развитии области и соседних с ней стран углубляется. Это может привести к дальнейшему падению инвестиционной привлекательности региона и другим негативным последствиям. По мнению руководства Калининградской области, к ней должны быть применены такие особые меры финансовой и технической помощи, которые реально помогли бы облегчить последствия ее пребывания в положении анклава и сократить растущий социально-экономический отрыв от ближайших соседей. Кроме того, России следовало бы добиваться распространения на Калининград действия программ развития Евросоюза.

Международные интересы (точнее, интересы стран – членов ЕС) имеют два основных аспекта. С одной стороны, имеется необходимость не допустить возникновения внутри Евросоюза очага экономической, социальной, экологической и в конечном счете политической напряженности. С другой – целесообразность использования области как связующего звена в экономических отношениях с Россией (региональный рынок гораздо менее важен вследствие его незначительной емкости). В качестве приоритетных задач во взаимодействии с Калининградской областью Европейский союз ставит решение проблем здравоохранения, коммунального хозяйства, экологии, укрепление демократии и местного самоуправления, развитие прозрачного малого и среднего бизнеса, способного интегрироваться в европейскую экономику и рынок. Уровень развития области в этих сферах считается явно недостаточным для ее полноправного участия в общеевропейских процессах. Формат Особой экономической зоны (ОЭЗ), созданной Россией для стимулирования хозяйственных отношений области со странами ЕС, оценивается последним как непродуктивный и даже, возможно, несовместимый с условиями Всемирной торговой организации (ВТО). Евросоюз решает по отношению к Калининградской области прежде всего локальные задачи минимизации «мягких рисков» в сфере безопасности (подлинных или мнимых), таких, как организованная преступность, нелегальная эмиграция, наркомания, болезни (СПИД и др.), загрязнение окружающей среды. При этом масштабы проблем зачастую непомерно раздуваются.

Таким образом, глубокого и массированного участия Европейского союза в деле развития области на данном этапе ожидать, вероятно, не стоит. Страны – члены ЕС, крупные частные инвесторы находятся в режиме ожидания. (В частности, содержание программы ТАСИС в отношении Калининградской области свидетельствует об ее использовании лишь для мониторинга ситуации и формирования европейского лобби в регионе.) Более того, у Евросоюза имеются рычаги «огораживания» территории области таможенными и пограничными барьерами, которыми он может в любой момент воспользоваться.

В экономико-правовой сфере стратегия Европейского союза в отношении Калининградской области состоит из следующих основных компонентов:

* распространение на область технических норм и стандартов ЕС;
* приведение правового режима области в соответствие с правовым режимом ЕС;
* формирование на территории области прозрачного транспортного пространства;
* включение энергосистемы области, в основном получающей энергию из «материнской» России, в энергосистему Европы;
* разграничение зон хозяйственного ведения природными ресурсами, прежде всего промысловых зон рыболовства;
* снижение социального напряжения на границах ЕС;
* включение области в Европейское информационное пространство.

Эти мероприятия должны в долгосрочной перспективе превратить Калининградскую область в своеобразный мост для проникновения западных технологий в Россию и еще в один регион Европы (Европейский союз исходит из того, что в ХХI веке «Европа стран» станет «Европой регионов»). Таким образом, область будет постепенно поглощаться Евросоюзом, растворяясь в «еврорегионах» и «транспортных коридорах». ЕС готов финансировать (и уже это делает) сообразные данной стратегии мероприятия. Так что Европейский союз представляется более значимым фактором формирования будущего области, чем Россия.

И все же в стратегических подходах России и Евросоюза больше совпадающих, чем взаимоисключающих позиций.

КАЛИНИНГРАДСКИЙ СЕПАРАТИЗМ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Одной из главных предпосылок дальнейшего развития политических связей между Россией и ЕС является то, что и Европейский союз в целом, и все входящие в него страны на официальном уровне не имеют территориальных претензий к России. Калининградская область безоговорочно признается неотъемлемой частью Российской Федерации.

Характерно, что «радикальные» варианты решения, допускающие отрыв области от России, предлагаются в основном российскими политиками. Говорится, к примеру, об ассоциации Калининграда с Евросоюзом и создании общего рынка, подразумевающего устранение барьеров не только во взаимной торговле, но и в сфере перемещения рабочей силы и капитала, а также использование евро на территории области. Такая модель невозможна без пересмотра нынешнего политико-правового статуса Калининградской области, что ведет к ее обособлению от основной части России. ЕС признаёт, что такой вариант для Москвы политически неприемлем.

Одновременно сохраняется опасность «ползучего реванша» со стороны Германии. Одной из неофициальных концепций является образование «Ганзейского региона Балтика» с включением в него трех прибалтийских государств и «Еврорегиона Кёнигсберг». Главная цель сторонников этой концепции – создание в ближайшие годы таких политических, экономических и юридических условий, которые позволят поставить вопрос о приеме «Еврорегиона Кёнигсберг» в члены Европейского союза вслед за Литвой, Латвией и Эстонией. При этом участие России никоим образом не предполагается. Видимо, считается, что экономическое развитие «под крылом» Германии позволит создать такую политическую ситуацию, при которой «Еврорегион Кёнигсберг» будет иметь достаточную юридическую автономность от России, чтобы самостоятельно решить вопрос о своем вступлении в Евросоюз.

Совсем недавно, в ноябре 2004 года, оппозиционная фракция ХДС/ХСС в Германском бундестаге попыталась поставить под сомнение целесообразность сохранения Калининграда в составе Российской Федерации. В парламентском документе, направленном в адрес федерального канцлера Герхарда Шрёдера, депутаты Бундестага называют субъект РФ Кёнигсбергской областью и просят дать оценку «размышлениям» на тему превращения области в еврообразование под названием «Пруссиа». Пункт № 14, например, гласит: «Как Федеральное правительство относится к идее создания литовско-российско-польского еврорегиона, который географически соответствовал бы исторической области Восточной Пруссии?» Депутатов интересовало также мнение правительства по поводу соображений о созыве под патронатом ЕС конференции «Экономическое будущее Кёнигсбергской области» с участием России, Литвы, Латвии, Эстонии и Польши, а также представителей Калининградской области и ФРГ.

Хотя эти взгляды и концепции не имеют официального статуса (Федеральное правительство Германии в ноябре 2004-го отвергло одиозные запросы оппозиции и еще раз подтвердило суверенитет России над Калининградом), под вышеупомянутым документом стоят подписи 71 депутата Бундестага от ХДС/ХСС – партии, которая может прийти к власти в результате следующих выборов. Подписанты полагают, что возвращение Калининградской области в зону немецкого влияния является вопросом времени и фактическое бездействие Москвы приведет к «органичному решению», предполагающему включение механизма реституции в широком понимании этого термина. Для противостояния этой тенденции требуется вразумительная, ответственная и активная стратегия России.

Некоторые литовские политики действуют даже решительнее немецких. Калининград они называют Караляучюсом, а всю территорию этого российского региона – не иначе как Малой Литвой. На разного рода международных форумах распространяется изданная в США «Энциклопедия Малой Литвы», в которой Калининградская область обозначена как «Караляучюсский край Литвы, оккупированный Россией», как «этническая земля балтов» и часть их «исторического наследия». Представитель организации «Единство Балтии» Георгс Багатис полагает, что президенты балтийских стран должны выступить с совместным заявлением, признающим факт оккупации Россией «Кёнигсбергского края», и вынести его на рассмотрение ООН, дабы добиться признания того, что решения Потсдамской конференции (1945) закрепляли право нашей страны лишь на временное управление регионом.

На уровне парламентской политики Литвы прослеживается стремление изолировать Калининград от остальной территории России, а саму Россию – от интеграционных процессов в Евросоюзе. Свидетельством тому – резолюция литовского Сейма от 10 сентября 2004 года «О сотрудничестве с Калининградской областью». Суть документа сводится к тому, что намерение ЕС облегчить транзит людей и грузов из Калининграда в Россию и обратно противоречит интересам литовского государства. По сути, литовские депутаты хотят дезавуировать как договоренности между Россией и Европейским союзом относительно курсирования скоростного поезда с безвизовым режимом, так и положения Совместного заявления о расширении ЕС от 27 апреля 2004 года (предусматривающие заключение отдельного соглашения Россия – Евросоюз или Россия – ЕС – Литва о режиме таможенного транзита между Калининградской областью и «материковой» Россией. – Ред.).

Носителем сепаратизма в Калининграде является немногочисленная Балтийская республиканская партия (БРП) во главе с председателем Сергеем Пасько. Исходной политической позицией БРП является констатация неспособности областных и федеральных властей «предложить адекватные и кардинальные решения проблемы развития этого эксклавного российского региона в меняющихся геополитических условиях».
Для начала Пасько предлагает создать в регионе Балтийскую республику, которая находилась бы в составе России на правах ее ассоциированного члена и одновременно интегрировалась бы в Евросоюз как субъект международного права. При этом каждый калининградец имел бы двойное гражданство – российское и Европейского союза. Пасько предлагает заключить новый договор о разграничении полномочий и предметов ведения между федеральным центром и Калининградской областью. В БРП считают, что их час пробьет в ближайшие годы, когда Литва и Польша, будучи членами ЕС, резко повысят уровень жизни своих граждан, в то время как в Калининградской области этот уровень резко упадет. Тогда, по мнению Сергея Пасько, можно провести референдум о суверенитете. (Это противоречит российской Конституции, поскольку «статус субъекта РФ может быть изменен по взаимному согласию РФ и субъекта РФ…». Так что если в этом вопросе референдум и будет иметь вес, то только общероссийский.)

Все согласны с тем, что «калининградский сепаратизм» – это миф, для него нет ни психологических, ни социальных, ни экономических предпосылок. Тем не менее среди молодежи сепаратистские настроения весьма распространены. Согласно недавнему анонимному опросу общественного мнения, за отделение от России высказываются почти 60 % жителей области моложе 28 лет. По данным губернатора Владимира Егорова, в западном направлении калининградцы передвигаются в 6 раз интенсивнее, чем в восточном. Более 90 % молодых людей успели неоднократно посетить Польшу, Литву и Германию, но Россию – ни разу. Дело дошло до того, что 5 марта 2002 года представители администрации Калининградской области на совещании с премьер-министром РФ требовали от него создать госпрограмму ознакомления калининградской молодежи с Россией (!).

Контакты с Россией затруднены, а с зарубежными странами, наоборот, облегчены, хотя в последнее время усложняются и они. В сознании населения зарождаются синдром эксклава, озабоченность пространственной изоляцией области и от России, и от соседей. Как считают депутаты Калининградской областной думы, антифедеральным настроениям в Калининграде способствуют пассивная политика центра, затягивающего рассмотрение новой редакции закона об ОЭЗ, равно как и опасения, что Москва может пойти на отмену экономической исключительности региона.

Единственно возможной моделью политического решения проблем области в свете расширения Европейского союза является участие Калининграда в интеграционных процессах, которые получат развитие в процессе взаимодействия России и ЕС. Это, конечно, лишь первый этап на пути превращения области в регион сотрудничества между Россией и Евросоюзом. Однако именно эта модель открывает перспективу последующего прогресса. При этом Калининград не становится субъектом международного права. Деятельность областных органов в сфере международных отношений координируется федеральным центром.

Признав, что Калининградская область является и субъектом Российской Федерации, и – одновременно – объектом хозяйственной деятельности Евросоюза, в идеале следует вести дело к превращению ее в масштабный транснациональный экономический проект. В этих целях для начала необходимо заключить специальное соглашение (договор) между Россией и ЕС о развитии области как объекта международного сотрудничества. К сожалению, пока страны – члены Евросоюза не согласились с российскими предложениями о подписании такого документа, считая достаточными взаимоотношения обеих сторон в рамках Соглашения о партнерстве и сотрудничестве 1994 года. В результате визовый вопрос, будучи сам по себе техническим, приобрел политическое значение.

На самом деле главная опасность заключается в том, что связь области с Россией может ослабнуть независимо от намерений Европейского союза, просто как побочный результат процесса расширения, осуществляемого без учета жизненных интересов России. Но реальная угроза – это не отрыв Калининградской области от России, а ее превращение в депрессивную территорию. Такое развитие событий и даже возможное отставание в темпах развития от соседних регионов крайне нежелательны как для области, так и для России в целом. Для ЕС возникновение в центре процветающей Европы кризисного региона, вносящего нестабильность, – это тоже не лучший вариант. Поэтому необходимы совместная стратегия ускоренного экономического развития области, сосредоточение усилий прежде всего на решении проблем базовой инфраструктуры (транспорта, сферы телекоммуникаций и энергетики).

Европе надо определиться и дать ответ на вопрос: Россия для нее – партнер или источник потенциальной угрозы, дополняющая часть европейского хозяйственного комплекса или потенциальный опасный конкурент, часть европейской цивилизации или ее обуза?

Россия же должна еще раз максимально детально изложить свое видение обязывающего документа, способного обеспечить будущее развитие области, и предложить западным партнерам высказаться по каждому из его пунктов. Как сказано в докладе Кильской международной целевой группы, «создание такой концепции лежит во многом на российских плечах». Но это вызов и для Евросоюза, которому необходимо наполнить реальным содержанием формулу «Европа единая и свободная» в противовес идее «Крепость Европа», способной превратить внешнее окружение ЕС в изолированный и нестабильный регион.

НУЖЕН СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ПОДХОД

Руководство России стоит перед политическим выбором, который сводится к ограниченному количеству сценариев: политика «ползучего размена» территории Калининградской области на тех или иных условиях; оптимизация существующей ситуации; наконец, радикальный стратегический маневр прорывного характера. Выбор сценария может быть сделан только на основе стратегического самоопределения и взаимного соглашения между руководством страны, региональной администрацией, бизнесом и общественностью.

Магистральное направление деятельности по решению новых проблем, возникающих в связи с расширением Европейского союза, – развитие области как региона сотрудничества РФ и ЕС при одновременном упрочении внутренней базы регионального развития и повышении роли области в экономике страны, особенно в обслуживании ее внешнеэкономических связей.

Экономическое значение Калининградской области в долгосрочной перспективе обусловлено прежде всего извлечением выгод из ее анклавного положения в Европейском союзе. Этот статус является ее специфическим ресурсом, и было бы ошибочным не использовать его в общероссийских интересах. В случае признания этого обстоятельства на федеральном уровне область станет для Москвы регионом приоритетного развития, и тогда возможны нижеследующие шаги.

Во-первых, постоянное совершенствование и обновление Федеральной целевой программы «Развитие Калининградской области на период до 2010 года» с учетом проблем, возникающих в связи с движением ЕС на Восток и вступлением России в ВТО. Целесообразно предусмотреть федеральное финансирование связанных с этим дополнительных затрат предприятий и организаций области.

Во-вторых, принятие новой редакции закона об ОЭЗ в Калининградской области, отражающего европейскую и мировую тенденцию обеспечения большей свободы перемещения товаров, услуг, капиталов, трудовых ресурсов, и согласование с его положениями других законодательных актов (особенно Таможенного и Налогового кодексов). В этом новом документе условия ожидаемого вступления России в ВТО должны быть учтены таким образом, чтобы созданные в области импортозамещающие производства имели шанс развиваться.
В ситуации неопределенности, характерной для современного этапа развития Калининграда, следует совершенствовать механизм ОЭЗ и готовить более широкий по содержанию документ федерального уровня, определяющий экономические, политические и социальные условия регионального развития. Это может быть Федеральный закон «О Калининградской области», который станет формой закрепления федеральной политики по отношению к области. Эксклавность – категория политическая. Поэтому области требуется не только особый экономический, но и политический режим.

В-третьих, изучить и претворить в жизнь (вопреки сопротивлению местного бизнеса) предложения по формированию инвестиционно-финансовой корпорации, гарантийного фонда или иных структур, предположительно международных, обеспечивающих финансирование Федеральной целевой программы и иных инвестиционных проектов, реализуемых на нынешнем этапе формирования регионального рынка. Целесообразно, чтобы среди учредителей корпорации (фонда) были бы федеральные и региональные органы государственной власти, муниципалитетов, крупные отечественные и зарубежные инвестиционные банки, возможно, представители Комиссии ЕС и др.

В-четвертых, в целях гармонизации федеральных, региональных и международных интересов в Калининградской области создать специальный международный аналитический центр со штаб-квартирой в Калининграде. В его рамках могла бы действовать международная группа квалифицированных юристов, занимающаяся согласованием европейских и российских правовых норм для формирования в Европе единого правового пространства.

В-пятых, предусмотреть, чтобы реализация Федеральной целевой программы осуществлялась под руководством федеральных институтов. Следует создать координирующие органы по вопросам области – и со стороны федерального центра (например, Совет по Калининградской области при президенте РФ), и со стороны Европейского союза. Однако такая необходимость может отпадать по мере усиления ответственности губернатора перед президентом после реализации известных инициатив по перестройке системы исполнительной власти в Российской Федерации.

Открытие области и для Евросоюза, и для России – шанс для привлечения в нее новых сил и ресурсов. При этом «страховкой» России от потери контроля над регионом является постоянное и массированное российское присутствие на территории области в виде посещения ее политиками, предпринимателями, крупными экспертами да и просто российскими гражданами из других регионов страны. Такие визиты потребуют надлежащей транспортной, правовой и социальной инфраструктуры, а главное – мотивации.

По существу, имеется в виду реализация на территории Калининградской области проекта по созданию «смотровой площадки» или «витрины» регионов России и формированию зоны контактов для граждан России и стран – членов Европейского союза. Это может стать мегапроектом для всего российского Северо-Запада, и тогда развитие области будет основываться не на строительстве новых крупных промышленных предприятий, а на презентации в области уже имеющихся предприятий российских регионов и их продукции.

Вариантом такой модели и соответственно одним из ключевых элементов стратегического решения проблемы Калининградской области могло бы стать сооружение крупного многопрофильного выставочно-делового комплекса в Калининградской области («Евро-ЭКСПО»). Речь идет о современных выставочных объектах общей площадью до 300 тыс. м2, которые можно поочередно ввести в эксплуатацию в период с 2005 по 2010 год. Строительству Экспоцентра следует придать статус президентской программы.

Выставка, работающая на ежегодной основе, могла бы проводиться в одно время со столь же крупномасштабным инвестиционным конгрессом. В этих целях в Калининградской области при поддержке регионального руководства должен постоянно функционировать исполнительный орган с необходимыми полномочиями от федерального центра.

Полностью отвечая букве и духу как всех основополагающих федеральных документов в отношении Калининграда, так и соглашений между Россией и ЕС, эта мера стала бы крупной имиджевой программой для России. Само начало реализации подобной программы способно раз и навсегда положить конец каким бы то ни было разговорам о региональном сепаратизме.

Такая выставка была бы выгодна и странам Евросоюза. Предварительная проработка показала заинтересованность деловых кругов Европы в продвижении этой программы.

Историческая роль Калининградской области в развитии современной России может заключаться в том, что она превратится в модель новой сборки страны с целью ее полноправного включения в Общее европейское экономическое пространство, а через него – в международное разделение труда в глобальном мире. Осуществлять эту сборку, восстанавливая ранее существовавшие народно-хозяйственные комплексы, бессмысленно, да и невозможно. В условиях мирового рынка прежняя система окажется неэффективной. Необходимо, опираясь на имеющиеся ресурсы, действовать в соответствии с новейшими хозяйственными принципами мировой постиндустриальной экономики ХХI века. Как заявил в июне 2004 года на конференции в Вильнюсе комиссар ЕС по вопросам расширения Гюнтер Ферхойген, «Калининград мы хотим видеть западными российскими воротами в Европу». Согласованные действия российских регионов, федерального центра, общественного и частного предпринимательского секторов являются необходимым условием реализации такого мегапроекта, соответствующего масштабам России и Большой Европы в целом. «Евро-ЭКСПО» и будет воротами (а не «окном») России в Большую Европу.
Источник: Россия в глобальной политике

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.