Вперед, на Балтику

Все новости по теме: Экология
Когда в самые черные времена так называемого военного положения в Польшу прибывали делегации из Швеции для реализации на Висле своих экологических проектов, польские хозяева были этим несколько смущены. Дескать, какой смысл платить за очищение рек «вражеского» государства? Только через несколько лет поляки поняли, что скандинавские соседи не бросают деньги на ветер. Ведь экологическая катастрофа, углублявшаяся в коммунистической Польше в 80-е годы прошлого века, привела к появлению первых признаков «вымирания» Балтики. Причем проявления экологического бедствия можно было видеть уже и возле шведских берегов. А скандинавы уже тогда лидировали в рейтингах как самые экологически развитые народы мира. Поэтому не могли не реагировать на то, что огромные объемы загрязнений попадали в Балтийское море с водами Вислы, Даугавы и Невы, распространяясь в район Ботнического залива и вызывая необратимые изменения в окружающих экосистемах.

Так что скандинавское финансирование экологических программ в коммунистической Польше не было преждевременным, хотя коммунисты далеко не все средства использовали по назначению. И когда в 1989 году страна над Вислой стала демократической, по обе стороны Балтики уже был создан фундамент для системного сотрудничества в сфере охраны окружающей среды. Шведы увеличили финансирование до очень серьезных объемов, но вместе с тем стали и больше требовать. Таким образом, сами поляки научились дисциплинированно и системно подходить к охране природной среды. Программы правительств Швеции, Норвегии, Дании и Финляндии принесли Польше и республикам Балтии много пользы еще до того, как появилось системное финансирование из Брюсселя в рамках подготовки к членству в Европейском Союзе. Причем эти усилия ничего бы не дали, если бы названные страны не создали правовую базу для подобного сотрудничества. Речь идет прежде всего о Хельсинкской конвенции относительно Балтики и других международных соглашениях, регулирующих вопросы сотрудничества стран Балтийского региона.

Когда в 1991 году Польша, Литва, Латвия и Эстония имели уже отлаженные системы сотрудничества с фондами правительств Скандинавских стран, во Львове предпринимались лишь первые попытки наладить такое сотрудничество. И они завершились успехом, хотя эту тему и не освещали в СМИ. С первых лет независимости в Украине активно действует программа Балтийского университета, учрежденная деканом факультета международных отношений Университета
им. Ивана Франко профессором Маркияном Мальским. Шведский центр Балтийского университета в городе Упсала приветствовал обретение Украиной и Беларусью независимости и еще тогда рассматривал эти два государства как интегральные элементы большого Балтийского региона. Их весомость заключается в том, что по территориям Украины и Беларуси проходит граница Балтийской Европы с несколькими другими геополитическими регионами, очень важными для Балтии. Как считают ученые упсальского центра Балтийского университета, невозможно обеспечить стабильность, экологическую безопасность и полезное сотрудничество Балтии со странами Черноморья без балтийской интеграции и постоянного развития Украины и Беларуси.

«Львов уже сегодня является городом Балтийского региона, так же, как Краков или Вильнюс», — утверждают руководители программы Балтийского университета при ЛНУ им. Ивана Франко. Для этого есть все основания: экологические (принадлежность к бассейну Балтики), географические (до побережья Балтийского моря вдвое ближе, чем до побережья Черного), а также исторические, культурные, экономические. Львовщина и Волынь всегда находились под влиянием стран Балтии (вспомните период существования Великого Княжества Литовского или Речи Посполитой) и поставляли свои товары по Висле на Балтику, в то же время имея немного общего с черноморской Турцией или Грузией.

Другое дело — Центральная Украина. И хотя реки этого региона впадают в Черное море, это не мешает шведам активно следить за состоянием природной среды Киевщины или Полтавщины. Нельзя забывать и о том, что в результате аварии на Чернобыльской АЭС радионуклидами были загрязнены отдаленные уголки Скандинавии и даже Арктики. Это лишний раз подтверждает правильность подхода скандинавов, который заключается в большой важности интегрирования всей Украины в политико-экономическое и научное пространство Балтийского региона, с его прогрессивным системным подходом к управлению экологическим качеством производства и экологической безопасностью.

Так что инициатива создания в Эльблонге «Балтийского порта для Украины», а также связанные с этим действия участников кампании «Балтийская Украина», — это совсем не революционная идея. Это лишь одно из конкретных последствий тенденций, уже имевших место в прошлом, и нынешней последовательной деятельности малоизвестных в Ук­раине сторонников балтийской интеграции Украины. Причем это только начало. «Сейчас очень благоприятный момент, чтобы начать кампанию балтийской интеграции, поскольку этому способствует ситуация, сложившаяся в Швеции, странах ЕС, Польше и самой Украине. В последние месяцы правительства Швеции и Польши демонстрируют большое желание наладить более тесное сотрудничество с Украиной. Очевидно, это одно из последствий помаранчевой революции. Также наконец появляется продолжительный и видимый эффект этой серьезной работы, которую мы вместе с украинскими партнерами провели в течение последних нескольких лет», — отмечает Мария Винклер, сотрудница секретариата Балтийского университета из Упсалы. «С другой стороны, именно сейчас ЕС стал больше внимания уделять морскому сотрудничеству, а Балтику Брюссель воспринимает как ключевой морской узел, выделяя ему больше средств, чем даже Средиземноморью», — добавляет г-жа Винклер.

И это еще не все признаки благоприятной геополитической ситуации, сложившейся сегодня. Развитие ситуации на Балтике и соответствующие тенденции на десяток лет опережают черноморские. Так что, если Украина действительно хочет стать черноморским лидером, налаживание полезного обмена опытом с Балтией не будет лишним.

Такую возможность, собственно, и дает балтийская интеграция, в частности, создание в Эльблонге украинского портово-коммерческо-научного комплекса, участие в роботе Хельсинкского комитета (в случае принятия Хельсинкской конвенции), Еврорегиона «Балтика» и других формах балтийского сотрудничества. Недаром к инициативе «Балтийская Украина» недавно присоединились Управление морского порта Рени (обмен опытом с Эльблонгом) и ведущий англоязычный журнал балтийского транспорта Baltic Transport Journal, который интересуется как черноморскими делами, так и вопросами балто-черноморского сотрудничества и конкуренции.

Украина также может много выиграть, учитывая растущее разочарование скандинавов нынешней агрессивной политикой России. Балтийское сотрудничество с Россией в сфере развития демократии и охраны окружающей среды не оправдало себя. Правда, это не касается талантливых и преданных делу российских экспертов, добросовестно работающих в рамках Хельсинкской комиссии, Балтийского университета и других организаций и положительно воспринимающих идею распространения балтийского сотрудничества на Украину. У большинства этих экспертов нет имперских амбиций, многие из них против строительства Северо-Европейского газопровода, считая, что это может повлечь за собой экологическое бедствие.

Но проблема в другом. Ведь в такой авторитарной стране, как Россия, все зависит от центральной власти. Однако высокое руководство, а также мэрии Калининграда и Санкт-Петербурга не только не имеют ни малейшего желания исполнять взятые Россией обязательства по охране природной среды в портах, территориальных водах и на суше, но и проталкивают экспансивную, враждебную окружающей среде программу «завоевания» Балтики. Строительство газопровода, а также концепция перевода поставок нефти с нефтепровода «Дружба» на танкеры не имеет ничего общего с экологической безопасностью. Ее хотят осуществить любой ценой, рискуя вызвать экологическую катастрофу и пренебрегая мнением своих же экспертов. Поскольку никто из российских ученых не рискнет публично заявить, что из выполненных ими исследований следует экологическая нецелесообразность стратегических инвестиций, предлагаемых инвестором.

И если при таком развитии событий в Скандинавских странах появляется возможность теснее сотрудничать с более надежным партнером — из Украины, который действительно построит (в основном за скандинавские деньги, но частично и за свои) фильтрационные поля во Львове и введет раздельный сбор мусора в Луцке, то отказываться от такой перспективы не стоит. Для качества природной среды Балтики все равно, построят ли фильтрационные поля в Калининграде или во Львове. И коль россияне не хотят этого делать даже при условии, что шведы готовы это полностью финансировать («ЗН» об этом писало в №24 за 23 июня 2007 г.), то почему бы не начать тесное сотрудничество со Львовщиной и Волынью?

По мнению скандинавских экспертов, инициатива «Балтийская Украина», принятие Украиной Хельсинкской конвенции и тщательное выполнение ее положений вместе с финансированием экологических проектов из балтийских фондов — это единственный способ реально повлиять на Россию, чтобы заставить ее заботиться об окружающей среде. Это давало бы надежду не только на чистое море и европейскую интеграцию Украины, но и на блокирование, при необходимости, энергетическо-транспортных проектов россиян, которые реально могут привести к уничтожению экосистем Балтики. Авария российского танкера в Керченском проливе — для скандинавов достаточное предостережение, чтобы не допустить четырехкратного увеличения движения этих судов в Балтийском море, решение о котором должно приниматься на уровне HELCOM.

Итак, благоприятный момент уже наступил, желание интегрироваться со странами Балтии есть, в частности среди региональных политиков Львовщины и Волыни. Наступило время определиться и правительственным кругам. Потому что сегодня мало написать несколько красивых слов о евроинтеграционных перспективах и больших выгодах, которые открывает балтийское сотрудничество Украины, и утешиться перспективой блокирования строительства Северо-Европейского газопровода и улучшения состояния экологии западных областей.

Теперь все в руках правительства, а именно: внешнеполитического и природоохранного ведомств, да и, собственно, премьера. Посольства Скандинавских стран, в первую очередь координатора Хельсинской конвенции — Финляндии, находятся в центре Киева. И именно там можно проконсультироваться по вопросам балтийской интеграции, в первую очередь по принятию Хельсинкской конвенции. Свой шанс попасть в «балтийский клуб» имеет также один из западноукраинских городов — Львов или Луцк. Как объяснили «ЗН» люди, приближенные к секретариату Еврорегиона «Балтика» в городе Эльблонг, если один из этих городов официально выступит с предложением наладить сотрудничество с Евро­регионом на основе ассоциированного членства, то, вероятнее всего, такое предложение одобрят. Это будет означать начало нового этапа балтийской интеграции Украины. С одним только предостережением — в любом случае инициатива должна исходить от украинской стороны, поскольку никто Украину силой в Европу не потащит.
Источник: Зеркало недели

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.