Калининградца лишили водительского удостоверения, которого у него никогда и не было

Все новости по теме: Война на дорогах
В том, что скутерист, выехавший на проезжую часть, автоматически становится участником движения, надо полагать, не сомневается никто. И потому ПДД он должен соблюдать так же, как и водитель четырехколесной машины. Но если объем «движка» у аппарата менее 50 «кубиков», те же правила механическим транспортным средством его уже не считают. Значит, и требования к седоку совсем не такие, как к владельцу автомобиля. Однако, как недавно выяснилось, представители нашей правовой системы не всегда это понимают.

Алексей Бородин (имя и фамилия изменены) далеко не мальчик, но ездит на скутере. Во-первых «мерс» не по карману, а во-вторых, маленькая, юркая машинка вполне удовлетворяет его скромным потребностям. И на работу (благо недалеко) можно добраться, и на дачу сгонять, и на рыбалку выбраться.

Однажды наш герой возвращался домой на своем двухколесном малыше. Объем двигателя у мопеда всего 48 кубических сантиметров, и, чтобы управлять таким маломощным аппаратом, водительское удостоверение, как известно, без надобности. Однако, когда Алексея тормознул гаишник, блюститель порядка первым делом потребовал права. «Так это же самокат с моторчиком, – удивился Алексей, – на него права не требуются». Будь у Бородина при себе техпаспорт (не ПТС, конечно, а тот, что выдали в магазине), инцидент, возможно, исчерпался бы, и не начавшись. Но инспектора, вероятно, терзали смутные сомнения – он принялся пристально рассматривать машинку.

Тут-то служивому и показалось, что от Бородина пахнет спиртным. Мгновенно охладев к скутеру, он переключился на водителя и, естественно, потребовал пройти медицинское освидетельствование. Оставлять мопед на оживленной улице не хотелось (неровен час уведут), и Алексей предложил: «Пройдем пару кварталов, поставлю аппарат на место – и поедем куда угодно». Но автоинспектора такой расклад не устроил. «Подпиши лучше отказ от медицины, – выдал он, – все равно тебе ничего не будет». Тут сотрудник Госавтоинспекции явно лукавил. Ему ли не знать, что в Кодексе об административных правонарушениях подобная ситуация прописана совершенно четко, и за управление мопедом в нетрезвом состоянии полагается штраф в размере от 300 до 500 рублей.

Но наш скутерист опыта общения с гаишниками не имел и потому, не долго думая, подписал протокол. Вот только толком его не прочитал. А документик, как выяснилось позже, оказался непростым. В графе «Сведения о транспортном средстве» было записано: мотороллер без государственного номерного знака. Указать марку и модель скутера служивый почему-то не счел нужным. В итоге определить объем двигателя, основываясь на занесенные в протокол сведения, стало невозможным. Зато там, где должен быть написан номер водительского удостоверения, появилась запись: не предъявил. Получилось, что Бородин управлял незарегистрированным транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, да к тому же без прав. А это уже очень серьезное нарушение. Отличался протокол еще одной весьма любопытной особенностью. Сведения о свидетелях в нем отсутствовали. Более непрофессионально составленную бумагу представить себе трудно.

Однако когда дело рассматривалось в суде, судья на многочисленные ляпы внимания не обратил. Может быть, его сбило с толку слово «мотороллер», а может быть, сказалось и то, что Бородин вовремя повестку не получил и на заседание суда явиться не смог. Впрочем, потрудись служитель Фемиды установить марку скутера, и вопрос, как говорится, отпал бы сам собой. Но этой простой и, казалось бы, очевидной вещи сделано не было. В итоге вердикт суда оказался более чем суровым. Бедолагу лишили права управления транспортным средством сроком на полтора года. Конечно, кататься на своем «коньке» это ему не помешает. Но вот если решит пересесть на что-либо более мощное…

Александр КАРЕТНИКОВ
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.