Татьяна Арнтгольц: как я стала мамой

Сегодня вся страна следит за судьбой страдалицы Веры — героини сериала «И все-таки я люблю...», которую сыграла Татьяна Арнтгольц. Чем сейчас живет сама актриса, выясняла Лела ЦЕРАДЗЕ.

Татьяна Арнтгольц

Когда и где родилась: 18 марта 1982 года в Калининграде
Знак зодиака: Рыбы
Семья: мама — Валентина Михайловна, отец — Альберт Альфонсович, актеры Калининградского областного драматического театра; сестра-близнец — Ольга Арнтгольц, актриса; старший брат — Антон (34 года), актер областного музыкального театра Калининграда
Рост: 163 см, размер одежды: 44-й
Образование: окончила актерский факультет Высшего театрального училища имени Щепкина
Карьера: снималась в фильмах и сериалах «Простые истины» (1999), «Наваждение» (2004), «Талисман любви» (2005), «Под ливнем пуль» (2006), «Глянец» (2007) и т. д. Всего более 20 картин
Вкусы: еда — суши; напиток — кофе; литература — Александр Пушкин, Уильям Шекспир; музыка — Иоганн Себастьян Бах, Петр Чайковский



Одно из самых любимых занятий Татьяны — общение с трехлетней крестницей Варечкой, дочкой актера Ивана Пустынникова («Простые истины»). В прошлый уикэнд Таня вытащила Варечку и ее маму Александру в Дом сказок «Жили-были». А там вместе с «ТЕЛЕНЕДЕЛЕЙ» все попали в сказку про Буратино. Варя то и дело убегала от нас взглянуть на развлекающих детей актеров, и в это время мы могли поговорить с Таней.

— Вы очень хорошо общаетесь с Варей. Как чувствуете себя в роли крестной мамы?

— Наверное, для Варечки я не сли-шком хорошая крестная мама: не так уж часто получается ее навещать — много съемок. Но всегда, из каждой поездки, привожу ей подарки: вот совсем недавно во Владикавказе, на Эльбрусе, купила для Варюши настоящие меховые тапочки и свитер. Я ее обожаю! Варвара Ивановна — настоящая артистка, рыжая, голубоглазая, улетная девочка. Песни поет, стихи читает и уже деловым тоном заявляет маме: «Мне нужен принц!» (Смеется.)

— Таня, ты умеешь вот так прыгать? — девочка с места обеими ножками прыгнула вперед.

— Нет, не умею, — ответила Таня.

— Ты что же, трусишка?! — засмеялась девочка.

— Конечно, трусишка. Не всем же быть смелыми, как ты, Варечка!

— Трусишка, трусишка! — крикнула девочка. И попрыгала к актеру, изображающему папу Карло.


Если не критикуют — дело плохо

— Ты похожа на свою героиню из сериала «И все-таки я люблю…»?

— Вера — исключительный персонаж. Собачья преданность, полная открытость — в этом вся она. А моя жизнь складывается так, что хочешь не хочешь, а приходится учиться защищаться. Я становлюсь более независимой и сильной, спокойнее и уравновешеннее. Хотя мои впечатлительность и ранимость никуда не исчезают. По-прежнему иногда волнуюсь из-за пустяков, переживаю где не нужно…

— Вера продолжает любить Вадима, даже когда он предает и бросает ее. Ты сама могла бы так любить мужчину?

— Не хочу говорить ни «нет», ни «да» — пока не знаю. Любовь, конечно, прекрасна, но когда она больна, трагична, как у Веры, — «Не бросай меня, иначе я умру» — это ненормально.

— С кем тебе легче всего работалось на съемочной площадке?

— С Антоном Хабаровым! (Играет Вадима, любимого Веры. — Прим. «ТН».) Он чудный человек, замечательный, юморной. Между мною и Верой Валентиновной (Алентовой. — Прим. «ТН») поначалу чувствовала барьер. Но вскоре страхи развеялись, и на площадке воцарилась дружеская атмосфера. Вера Валентиновна и Михаил Васильевич Жигалов очень деликатно помогали нам, молодым актерам, подсказывали.

— Какие сцены для тебя были самыми ответственными?

— Когда моя героиня стала мамой и мне доверили новорожденного ребеночка. Девочке был всего месяц! Я никогда не держала на руках таких крох! Ходила, как деревянная, боясь навредить. До этого я не нянчила детей. Поэтому действовала по какому-то внутреннему женскому наитию. Мне много подсказывали Анна Ардова (играет соседку по бараку Райку. — Прим «ТН») и режиссер Сережа Гинзбург.

— А твоя мама обсуждает твои работы, критикует?

— Не всегда. Но когда начали показывать «И все-таки я люблю...»,д д мама позвонила: «Знаешь, мы тут смотрим — и сердце болит! И отец молчит — переживает. Сама не знаю, в чем дело, но, как посмотрю, потом всю ночь не могу уснуть!» Вот это высшая похвала. Но к критике я отношусь нормально. А вот когда мне не делают замечаний, начинаю переживать. Значит, все так плохо, что уже нет смысла поправлять.


Безумно скучаю по сестре

— Таня, 18 марта тебе исполнилось 26 лет. Как отметила день рождения?

— Никак! (Смеется.) Не люблю его отмечать. Уже и не помню, когда по этому поводу сидела, как положено, за накрытым столом, с большой компанией... Наверное, в детстве и в студенческие годы разочек — и все. Мне нравится отмечать день рождения спонтанно: минут за двадцать накрыть столик прямо на съемочной площадке или посидеть с Олей (сестра-близнец, тоже актриса. — Прим. «ТН») и парой близких друзей... Но в этом году не получилось и так. Я летела в Сибирь на гастроли антрепризного театра.

— Ольга была с тобой?

— Нет, на гастролях в Мурманске. В последнее время нам редко удается оказаться вместе в одном и том же месте. За последний месяц мы виделись всего четыре часа. И с Олей (между прочим, я старше ее на двадцать минут) нам удалось созвониться и поздравить друг друга, только когда я прилетела — рано утром уже на следующий день. У нее день рождения получился веселее моего: она отмечала с коллегами и привезла домой много подарков.

— Каким был самый желанный подарок в твоей жизни?

— Пожалуй, хомяк в трехлитровой банке! (Улыбается.) Был новогодний праздник в театре для детей актеров. Мы с сестрой — в костюмах зайчиков. Я читаю стишок, а когда закончила, Дед Мороз достал из мешка... банку с живым хомяком. Боже! Все дети замерли от зависти. Мы хомяка Федором назвали. Правда, потом уже выяснилось, что Федор женского пола.

— Частая разлука с сестрой не удручает?

— Мы постоянно на связи, по телефону и SMS. Скучаем, конечно, безумно. Но у каждой давно своя жизнь, работа, проекты... А разлука делает родных людей ближе.

— С Ольгой вы секретничаете на личные темы?

— Да, мы — лучшие подруги. Если я могу утаить какие-то переживания от мамы, то Оля — это мое второе сердце, мой третий глаз! Это самое близкое!

— А вы когда-нибудь влюблялись в одного мужчину?

— Нет, ни разу. Мы друг друга чувствуем, понимаем. И если, допустим, одна из нас влюбляется, другая понимает, почему она в него влюбилась и что в нем нашла. Видим друг друга насквозь! Мы уже давно решили, что обе оставили бы молодого человека, если бы он стал преградой между нами.


Стервой быть не умею!

— Тебя нечасто можно увидеть на светских вечеринках или презентациях. Почему?

— Я не тусовочный человек. Люблю компанию своих друзей-актеров, с которыми мне есть о чем поговорить. А на гламурные тусовки меня не тянет. Потеря времени. И к тому же мне там бывает неловко и скучно: я не умею поддерживать разговоры.

— Ты производишь впечатление доброй и доверчивой девушки. Не хочется иногда выпустить коготки и побыть стервой?

— Нет, это не для меня! (Смеется.) Ужасно не люблю конфликты и, честно говоря, не умею устраивать скандалы с выяснением отношений. Все можно решить мирным путем и лаской. (Улыбается.) Главное, относиться к человеку так, как ты хочешь, чтобы он относился к тебе: открыто и трепетно.

— Открытых людей часто обижают…

— С этим можно поспорить! Я никогда не ожидаю ножа в спину. Люди закрываются друг от друга, когда боятся, что их могут обидеть. Я в свой кокон никогда не прячусь. И, слава Богу, меня еще никто никогда не подставил. Я честно и открыто отношусь к жизни, и она отвечает мне тем же. Поэтому могу назвать себя везучим человеком!

— В актерской профессии многие не по-доброму завидуют успехам коллег. А в чем для тебя главный минус профессии актрисы?

— Меня очень часто не бывает в Москве — я уезжаю то на месяц, то на две-три недели. И не могу что-то спланировать заранее. Иногда так хочется остаться, побыть дома в тишине, но понимаешь, что это невозможно. Приходится привыкать к кочевой жизни.

— Ты называешь Москву домом. У тебя уже появилось здесь собственное жилье?

— В свое время мы с Олей помыкались на чемоданах, пожили в съемных квартирах. Теперь, слава Богу, да, cвое гнездо и у нас появилось! Сейчас доделываем ремонт на кухне.

— Не хочешь перевезти сюда родителей из Калининграда?

— Очень хочу, звала не раз, но они не хотят. Их в Калининграде многое держит. Да и бабушка без них не сможет там. Она совсем старенькая уже. Так что родители говорят: «Лучше уж вы в гости приезжайте!»

Так что, когда выдаются три-четыре свободных дня, я лечу к ним — к морю, солнцу…


Семью предпочту работе

— Ты легко влюбляешься?

— Да. Я вообще очень контактный человек. Обожаю, когда меняется круг общения. Это мне и нравится в актерской профессии: то одна съемочная группа, то другая, новые знакомые. А я люблю людей вообще. Изначально.

Так что я быстро влюбляюсь — и надолго привязываюсь. Стараюсь максимально окружить любимого человека вниманием. Но четко разделяю влюбленность и любовь, ту самую — серьезную и большую. Если любовь — нет смысла смотреть по сторонам на других мужчин, а если влюбленность — тут все мимолетно!

— Сейчас в твоей жизни что — влюбленность или любовь?

— Сейчас в моей жизни — работа. (Смеется.) Видимо, мое время для большой любви еще не пришло.

— А какие поступки ты совершала ради любви?

— Однажды я полетела к своему любимому человеку на самолете. Раньше до жути этого боялась. А тут пересилила себя. Думала — сознание потеряю от ужаса! Вот это для меня и был поступок. Я, пока летела, познакомилась в салоне с батюшкой из церкви, и он вместе со мной молился, чтобы этот огромный ревущий самолет не упал.

— Бульварная пресса много писала о твоем романе с актером Толей Руденко («Две судьбы»). Это правда, что вы расстались?

— Не считаю, что зрители должны любить меня в зависимости от того, занято мое сердце или свободно. Все почему-то думают, что если актеры снялись в одном фильме и сыграли любовников — значит, у них и в жизни роман. Но двух врачей, которые вместе делают операцию, не считают же любовниками!

— Но вы даже как будто собирались пожениться…

— Не понимаю, с чего журналисты взяли, что я мечтаю о свадьбе! Я уже столько раз выходила замуж на экране, играла невест в красивых белых платьях, что собственная свадьба мне совсем не нужна — я буду чувствовать себя как в спектакле. Мне это, наверное, от родителей передалось, которые просто пошли в ЗАГС и расписались.

— Ты способна оставить карьеру ради большой любви, если того потребуют обстоятельства?

— Я для себя решила, что никогда не поставлю перед собой подобного выбора. У меня классический женский характер, а для женщины главное — семья. Это номер один. Один-преодин! Карьера, успех... Это все приходит и уходит. А семья, родные, домашние — тыл, это навсегда. Конечно, семья важнее всего!

— Таня, какой ты видишь себя лет через десять?

— Хотелось бы, чтобы у меня была нормальная семья, где будут мама, папа, дети и простые семейные праздники. Где будут завтраки, обеды, ужины, садики, школы...
— Как ты ее себе представляешь с твоим-то бешеным графиком работы?

— Если моя семейная жизнь не будет вписываться в этот график, то ему придется сильно потесниться.
Источник: Теленеделя

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.