Бизнес на знаке 3.27

70-90 млн рублей – в такую сумму можно оценить годовой оборот ИП Пилюк А.А., который оказывает услуги по эвакуации и хранению транспортных средств на штрафных стоянках в Калининграде. В нашем городе с подачи сотрудников ГИБДД, по некоторым данным, ежедневно задерживают до 150 автомобилей. Каждый из них приносит вышеуказанному предпринимателю как минимум 1250 рублей выручки – это цена погрузки на эвакуатор, доставки на штрафстоянку и выгрузки автомобиля. После трех часов нахождения транспортного средства (ТС) на стоянке эта цена дополняется стоимостью его хранения.
Сама по себе деятельность указанного ИП не выходит за рамки закона. «В соответствии с постановлением российского Правительства «Об утверждении Правил задержания и хранения транспортных средств» ГИБДД может заключить договор с организацией, которая оказывает эти услуги. Такой договор за №63 от 11.07.2007 года имеется между УВД по Калининградской области и ИП Пилюк, - поясняет адвокат Александр Степанов. – Договор некоммерческий, партнерский, там нет никаких финансовых потоков между ГИБДД и данным ИП».
Этот нюанс позволяет обойти требования законодательства в отношении конкурсной основы взаимоотношений государственных структур и частного бизнеса. Как следствие, указанный ИП является единственным контрагентом ГИБДД в такого рода правоотношениях и является абсолютным монополистом на рынке эвакуации и хранения задержанных транспортных средств в Калининграде.
При этом деятельности ИП, похоже, не создает помех антимонопольный комитет, а цена услуг ИП является несколько завышенной, причем, с согласия местного самоуправления. «В Калининграде цена в 1250 рублей утверждена Приказом Службы по государственному регулированию цен и тарифов от 26 июня 2007 года, - продолжает адвокат. – Однако известно, что рыночная цена эвакуации транспортного средства не превышает 900 рублей».
На монопольном рынке цену за вызволение транспорта со штрафстоянки можно установить, по сути, любую. Известно, что автомобили часто эвакуируются не законно, и сумма в 1250 рублей немногих заставит отстаивать свои права, так что бизнес на штрафстоянках вполне прогнозируемо превратился в сбор денег с автовладельцев. А вот если бы стоимость эвакуации, оценивалась, скажем, в 5000 рублей, то это вызвало бы вал обращений в суды, при этом схема неизбежно оказалась бы завязанной на перекачивание финансов в частный карман из бюджетной системы, а в этом УВД не заинтересовано. Так что имеющаяся цена эвакуации – это некий компромисс, обеспечивающий рентабельность бизнеса и одновременно хеджирующий его риски.

Заставить бюджет работать на частника

Александр Степанов дополняет список преимуществ данного бизнеса возможностью использования бесплатной (для ИП) рабочей силы: «На частное лицо работает милиция за бюджетные деньги, которые платят налогоплательщики. Причем, каждому из инспекторов установлен план в 10 задержанных за одну смену машин. Непосредственно на эвакуации занято 28 инспекторов в сутки, каждый из которых получает около 9000 рублей ежемесячно». Плюс отпускные, премии, и плюс начальники подразделений с зарплатой, отпускными и премиями. В сумме годовой фонд оплаты труда всех бюджетников, причастных к эвакуации, составляет около 3-4 млн. рублей.
Как правило, чтобы минимизировать поток жалоб со стороны автовладельцев, штраф налагают чисто символический – 100 рублей. «Часто они ограничиваются предупреждением, лишь бы народ за эвакуацию платил и не жаловался», - подчеркивает адвокат. Штрафы компенсируют бюджетной системе затраты на содержание инспекторов, занятых эвакуацией, и не более того.
Чиновники тоже умеют считать, поэтому тем же Постановлением правительства предусмотрено создание муниципальных штрафстоянок, посредством которых деньги за эвакуацию и хранение задержанных ТС должны идти в муниципальный бюджет. Но, похоже, это правило не для Калининграда.
В нашем городе любое потенциально удобное место для парковки заботливо украшено знаком 3.27 (остановка и стоянка запрещена). Решения об установке тех или иных знаков принимают муниципальные органы и ГИБДД, причем, процесс этот практически не регламентирован законодательством, субъективен и непрозрачен. Доказать незаконность установки знаков затруднительно. Как следствие, запрещающие стоянку знаки устанавливаются везде – в том числе и там, где припаркованные автомобили не мешают движению, а в последнее время, по некоторым данным, служба «ДорТрансСигнал» еще больше активизировалась в этой сфере. Выгодно это, помимо вышеупомянутого «чипка», еще и владельцам платных паркингов (емкость этого рынка в Калининграде можно оценить примерно в 150-200 млн. рублей в год). Все это наводит на мысль (впрочем, совсем не новую) о существовании некоего тайного конгломерата из перечисленных субъектов, нацеленного на изъятие денег у граждан с помощью средств тех же граждан, уплаченных ими в бюджетную систему.
К конгломерату часто присоединяются и сторонние лица. «В мире нигде нет знаков, запрещающих стоянку всем, кроме такси конкретной компании. У нас в городе – есть», - констатирует Александр Степанов.

Букет нарушений

Первое. Согласно Кодексу РФ об административных правонарушениях, задержание ТС возможно только в том случае, если оно создает помехи для движения других ТС. Законодательно не прописано никаких критериев определения, создает ли припаркованное ТС помехи. На этот счет обычно существует только субъективное мнение инспектора. В итоге, в Калининграде задерживают машины просто на основании их нахождения в зоне действия знака 3.27. Более того: автор данной статьи однажды была вынуждена забирать со штрафстоянки автомобиль, который на момент задержания был припаркован с соблюдением абсолютно всех требований ПДД, что было впоследствии подтверждено судом.
Второе. «Положением «Об утверждении Правил задержания и хранения транспортных средств» предусмотрена обязанность инспектора принять меры по информированию владельца о задержании его транспортного средства. «Должна работать специальная диспетчерская служба», - отмечает Александр Степанов. - У нас ее нет. Проблемы индейцев шерифов не интересуют».
Третье. Протокол обычно выписывается на лицо, которое пришло за машиной, и при этом не факт, что правила стоянки нарушило именно оно. «Решение судебной коллегии Верховного Суда возлагает обязанность по доказыванию законности взыскания на административные органы. Гражданин не должен доказывать, что не виновен, - считает адвокат. – Госавтоинспекция должна заниматься установлением виновного, но не делает этого, привлекает к ответственности лицо, не доказывая, что оно нарушило». При таком подходе автомобиль могут угнать, затем оставить в неположенном месте, а его владелец будет оплачивать штраф и услуги эвакуатора.
Четвертое. Действия инспекторов ГИББД при задержании часто нацелены на ликвидацию доказательной базы. Инспектор делает фотографию автомобиля, но так, чтобы она не принималась судом как доказательство. «Чтобы фотографию можно было использовать в суде, она должна быть правильно оформлена, и в протоколе должна появиться соответствующая запись. Этого не делается, - отмечает адвокат. – Из третьих лиц в протоколе, как правило, фигурируют только понятые, подписи которых ничего не доказывают, а лишь подтверждают факт задержания ТС. В результате у гаишника нет вообще никаких инструментов для того, чтобы доказать правомочность своих действий. Но у него, похоже, и нет такой задачи. При этом инспектора ощущают свою безнаказанность. Оспорит автовладелец законность эвакуации – на конкретного инспектора его вышестоящим начальником может быть наложена дисциплинарная ответственность, но это, как правило, только предупреждение».

Суд – не часть конгломерата

Прекратить беззаконие может только одно – поток обращений граждан в суд. «Но сегодня в России суд доступен не всем. Основная причина – услуги юристов и адвокатов не оцениваются судом адекватно. «В Европе или Америке человек может рассчитывать на защиту своих прав, не имя ничего в кармане, - считает Александр Степанов. – Адвокат, взявшись за его дело, точно знает, что суд позволит ему заработать на защите прав его клиента, взыскав в его пользу по полной программе с виновной стороны. У нас же суды этого не делают адекватно рыночным условиям, а значит – исключают квалифицированную защиту прав широких слоев населения».
Тем не менее, обжаловать действия ГИБДД в суде, как правило, не сложно (см. соответствующую схему). Для этого надо лишь составить жалобу, госпошлиной ее подача в суд не облагается – не надо лишний раз стоять в очереди в сберкассе. Желательно обеспечить наличие двух свидетелей, которые подтвердят, что автомобиль на момент задержания был припаркован таким образом, как утверждает его владелец. С помощью фотографий можно проиллюстрировать, что задержанное ТС не создавало никому помех. Для обеспечения возможности компенсации морального вреда следует заранее позаботиться о медицинском подтверждении того, что эвакуация автомобиля вызвала у его владельца стресс, усиленное сердцебиение или повышенное кровяное давление. Иначе российский суд оценит моральный вред в чрезвычайно скромную сумму. Но самое главное – в исковом заявлении надо попросить суд наказать инспектора, незаконно задержавшего автомобиль. Ликвидация безнаказанности инспекторов – верный способ заставить их, во-первых, изучать закон, а во-вторых, его соблюдать.

PS. По некоторым данным, с 1 июля 2008 года, согласно очередному постановлению российского правительства, плата за принудительную эвакуацию автомобилей отменяется. Соответственно, есть вероятность, что сейчас активность конгломерата на ниве задержания ТС повысится.

* - Знак 3.27 по классификации дорожных знаков – «Остановка и стоянка запрещена».
Источник: Клопс.Ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.