Бойцы калининградского ОМОНа вернулись из Чечни

Родные и близкие бойцов отряда милиции особого назначения, собравшиеся утром 9 апреля в аэропорту «Храброво», досадовали на моросивший дождик. Однако опасения, что типично калининградская погода помешает прилету 24 омоновцев, полгода несших службу в Чечне, не оправдались. Ровно в 9.00 колеса лайнера, выполнявшего чартерный рейс из Махачкалы, коснулись «бетонки» взлетно-посадочной полосы.

И еще целый час волнующимся родственникам пришлось глядеть издали, как их сыновья, мужья, отцы и братья разгружают отрядное имущество. Долгая командировка, да еще в почти полевых условиях, заставляет «все свое везти с собой». И увозить тоже – добротная печка-буржуйка наверняка еще пригодится, может быть, снова на Северном Кавказе. Хотя вряд ли кому хочется туда возвращаться. Еще хорошо, что в столице решено не отправлять милиционеров из Калининграда «для поддержания конституционного порядка» за тридевять земель. Сменили наших земляков коллеги с Белгородчины, которые дислоцировались в Курчалое и до этого.

К сожалению, еще зимой из командировки прибыл и «груз 200». Вдвойне досадно, что Алексей Булгаков погиб 7 декабря прошлого года из-за нелепой случайности. Теперь, когда следствие по этому делу завершилось, уже можно рассказать подробности. В тот день омоновцы искали так называемые «самовары» - подпольные мини-нефтезаводики, которых в Чечне тьма-тьмущая. Обнаружив очередную яму с примитивным оборудованием, «зачищающая» цепь шла дальше, предоставляя дело саперам. Те закладывали взрывчатку, давали предупредительную команду – звучал взрыв. Ушедшие вперед милиционеры должны были вовремя укрыться, переждать град осколков и продолжать движение. Очередное предупреждение застало Булгакова перед нешироким ручьем. Старший сержант решил, что успеет перепрыгнуть на другой берег, где его уже ждал один из товарищей. Прыжок получился не очень удачным, и, чтобы не упасть в воду, Алексей попытался ухватиться за протянутую ему руку. Но дотянулся только до снайперской винтовки, висевшей у пояса другого омоновца. Раздался выстрел (в стволе оружия оказался патрон, а предохранитель то ли был спущен, то ли соскочил при встряске) – пуля вошла в упор, прямо под нижний край бронежилета. Ранение в живот оказалось смертельным.

К чести бойцов, они настояли на том, чтобы угодивший под следствие сослуживец оставался в расположении отряда, а не в местном СИЗО. Получивший в итоге два года условно парень прибыл домой вместе с остальными. Но дело вовсе не в формальном наказании, а в том, что невольный виновник до сих пор тяжело переживает случившееся. Ему предстоит курс психологической реабилитации, который наверняка займет больше, чем 50 суток отпуска, положенного омоновцам после командировки.
Источник: Комсомольская правда в Калининграде

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.