Георгий ФРАНГУЛЯН: Моя Елизавета сидит лицом к Европе

Получив предложение сделать для Калининграда проект памятника императрице Елизавете Петровне, я прилетел в эту самую западную часть России и осмотрел предлагаемое место – центральную площадь напротив кафедрального собора. Место мне не понравилось, и я стал по карте искать более достойное и значимое в геополитическом отношении. Таким местом мне показался портовый город Балтийск, который стоит на разрыве в Калининградской косе. Мое предложение было принято на ура. Ведь памятник обретал символическое значение: все корабли, приходящие в Россию и идущие в Калининградский порт, обязательно проходят через этот пролив. Я предложил соорудить памятник на северном молу города. Здесь налажена паромная переправа между Калининградом и Петербургом. На рейде стоит огромное количество судов, которые ждут своей очереди, чтобы пройти мимо Балтийска в Калининград.

Пьедестал статуи представляет собой большой форт – символ защиты, обороны. Он сооружен из натурального гранита. Внутри образуется огромное пространство, где предполагается сделать музей, посвященный в основном 1758 г., когда Россия в царствование Елизаветы Петровны получила эту территорию во владение. Год этот символический: с завоеванием Восточной Пруссии российская армия поставила точку в Семилетней войне.

Елизавета была очень колоритная женщина, говорят, невероятная красавица. Правда, когда я смотрю на ее портреты, это вызывает большие сомнения, но идеалы красоты в разные века были разные. В молодости она, говорят, была очаровательна – стройная, высокая. На мой взгляд, она очень похожа на отца: глаза, рот, выражение лица, подбородок – абсолютно петровские. Я это могу утверждать потому, что делал памятник Петру для Антверпена и хорошо знаю папу Елизаветы.

В чем особенность Елизаветы? Блестящая наездница, она много времени проводила верхом, более того, принимала на коне все парады. Поэтому я пришел к мысли, что памятник должен быть конным. Мне представилась уникальная возможность сделать первый памятник в мире – императрица верхом на коне!

На ней туфельки, которые я видел в Оружейной палате. Памятник получился довольно значительным – от копыта коня до макушки головы императрицы 6 м 35 см, это на метр больше, чем Медный всадник.

Главным для меня была концепция памятника. Елизавета обращена к Европе и в то же время рукой мягко подчеркивает границу России. Мне говорили, что императрица у меня неправильно сидит на коне: в самом деле, амазонки ездили на другую сторону – кавалер справа, а дама – лицом к кавалеру. Но в данном случае я пошел на такую вольность в посадке сознательно. Елизавета сидит лицом к Европе, что означает уважение к соседям.
Источник: Политический журнал

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.