В недрах облдумы и регионального правительства готовится новый закон об особо охраняемых территориях

Уникальна, по сути, вся наша область. Ну где на обширных российских просторах встретишь такое богатое природное разнообразие, сконцентрированное на столь малой по площади территории? Тут и морское побережье с янтарными песками, и виштынецкая жемчужина, и, скажем, неповторимая речка Красная… Почти три десятка редких животных и птиц, занесенных в Красную книгу РФ, пока еще обитают у нас, а многие растения, когда-то распространенные, увы, с 1946 года так и не обнаружены – видимо, исчезли навсегда. К сохранению того, что имеем, не говоря уже о восстановлении, относимся мы, калининградцы, мягко говоря, отвратительно.

Об особо охраняемых территориях (ООТ) разговоры идут не первый год. Экологи-энтузиасты бьются, не жалея сил, а на выходе – пшик. Даже то, что имели не так давно, отступает под неумолимым натиском дикого рынка и неуемных аппетитов современного бизнеса.

- У нас, например, было восемь заказников, которые учреждались начиная с 1963 года, - комментирует ситуацию депутат облдумы, известный защитник природы Феликс Алексеев. – Каждые десять лет по существующему положению сроки действия их статуса продлевали. И все было нормально до начала нового тысячелетия. А потом вдруг власти отказали в пролонгации режима, и теперь заказники оказались, по существу, в подвешенном состоянии. Их не упразднили, но и формально существующими не признали.

Парадокс: никто сегодня не скажет, есть ли у нас в области особо охраняемые территории, сколько их и где расположены. «Остатки» старых существуют на полузаконных основаниях, о новых, в коих есть необходимость, речи вообще не ведется. Ясно, что нужна в первую голову законодательная база, которая бы расставила все точки над «i». А разве ее нет?

Оказывается, еще в 2000 году был принят региональный Закон «Об особо охраняемых природных территориях» (именно тогда, кстати, когда «рушили» ранее созданные заказники). Вспоминать о нем экологи даже не хотят – он не работает и, по определению, работать не может - сердцевина, так сказать, гнилая. Потому и взялись за новую редакцию, которая призвана навести в этом деле порядок.

Работа идет непросто. Столкновение интересов пользователей и собственников с государственными, в масштабах области, приоритетами явно прослеживается в обсуждении каждой статьи, начиная с базовых понятий. Что есть особо охраняемая природная территория? Можно ли на ней что-либо строить, вести хозяйственные работы? В каких пределах, масштабах, по каким правилам?

В свое время многие участки земли, которые входят (или могут войти) в охранные зоны либо в особо охраняемые территории, были приватизированы. Нынче у них есть законные собственники. Как с ними быть? Изъятие или даже обременение могут повлечь за собой судебные разбирательства.

Вопросов – тысячи. Накуролесили в свое время – разгрести теперь непросто. Но иначе нельзя. Иначе то, что еще сохранилось, потеряем. Потому и собирается регулярно рабочее совещание областных депутатов и сотрудников регионального правительства. И спорят до хрипоты, каждый пунктик закона просматривают буквально под лупой. Закон должен быть безупречным во всех отношениях.

Вот, скажем, на первый взгляд малозначащее положение о схеме размещения и развития особо охраняемых территорий, точнее, о порядке ее утверждения и дальнейшего использования. Депутаты предлагают: в случае необходимости ООТ можно образовать и до того, как будет принят перспективный план. Правительство доказывает, что схема у них – на выходе, вот-вот будет готова. В итоге находится некое компромиссное решение, большинством голосов рабочая группа утверждает вариант, устраивающий обе стороны.

Защитники природы не витают в облаках. Понимают, что законотворческая процедура достаточно продолжительна по времени. Собирались было внести законопроект в думу на нынешней сессии, но теперь видно – не получится. Дай Бог поспеть к осенним заседаниям.

А вообще разгул страстей вокруг нового закона еще впереди. Он, по сути, призван охранять природу, а много ли у нее искренних защитников? Гораздо ближе большинству понятие частной собственности – тут интересы сугубо меркантильные. Ведь в составе ООТ (формально существующих и предполагаемых) самые лакомые земельные участки, от которых так трудно отказаться. Кто в конечном итоге выйдет победителем - «краснокнижная» птичка-пискулька, чей слабый голосок едва слышен в калининградских лесах, или напористые деловые люди, строящие кафе и особняки на Куршской косе?

Александр ГМЫРИН
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.