Россия перешла Рубикон / Экологическая ситуация в нашей стране крайне неблагоприятная.

Экологическая ситуация в нашей стране крайне неблагоприятная. Об основных проблемах в этой области Алексей Яблоков, член-корреспондент Российской Академии Наук, Президент Центра экологической политики России рассказал в интервью Washington ProFile.

Вопрос: Как вы оцениваете экологическую ситуацию в России?

Яблоков: Сейчас подобные исследования не проводятся. В прежние годы, когда такие исследования проводились, считалось, что приблизительно 14-16% российских территорий - зоны экологического неблагополучия. На них проживало приблизительно 50-60 млн. россиян.

Основными факторами экологического неблагополучия по-прежнему являются очень плохое качество питьевой воды, загрязненные почвы, в городах - загрязненный воздух. В советское время основными источниками загрязнения были так называемые "стационарные источники" - предприятия. Теперь это автомобили. За последние 12 лет число машин выросло в 4-5 раз, многие из них очень плохого качества, бензин отвратительный. До 40% бензина фальсифицировано - низкие сорта бензина разбавляют всякой дрянью. Из советского наследия осталась радиация. И не только чернобыльская - 16 регионов России загрязнено, но и Восточно-уральский радиоактивный след (ВУРС) в 1957 году затронул четыре уральские области. Тогда было секретно переселено свыше десяти тысяч человек. Большие территории на Алтае и Южной Сибири пострадали от Семипалатинского полигона (ядерные заряды взрывали тогда, когда ветер нес радиоактивные осадки внутрь страны).

Меньше известно о подземных "мирных" ядерных взрывах в СССР. В Америке было произведено около 30 взрывов, и потом, по экономическим и экологическим соображениям, программа была свернута. В СССР было произведено больше 150 взрывов в мирных целях: для усиления притока нефти, для строительства каналов, сейсморазведки и т.д. Сейчас радионуклиды выходят на поверхность, загрязняются подземные воды, нефть.

Еще в 70-е годы экологи предупреждали о неизбежных негативных последствиях неумеренного использования пестицидов (в СССР в 1980-е годы на поля высыпали больше пестицидов, чем в США). В 70% вологодского сливочного масла, в 43% продукции детских молочных кухонь зафиксирован уровень пестицидов, превышающий допустимых уровень. Радиация, пестициды, другое химическое загрязнение вело к резкому ухудшению здоровья населения, увеличению числа случаев врожденных уродств.

Экологическое состояние страны вносит свою страшную лепту в процесс сокращения средней продолжительности жизни в России. В США численность населения стабилизирована и несколько растет, в России же она сокращается ежегодно на 1 млн. - 1 млн. 200 тыс. человек. По моим расчетам, 250-350 тыс. человек могли бы еще пожить, но погибают по причинам, связанным с неблагоприятной экологической обстановкой.

Вопрос: Как за последние 10-15 лет изменилась политика государства в области охраны окружающей среды?

Яблоков: Был период эйфории, принимались хорошие законы, порой более прогрессивные, чем на Западе. Этот период закончился в 1995 году.

В стране стало меньше экологической информации. Газеты и телевидение с большей охотой сообщают о мелких авариях и происшествиях, но избегают анализировать ухудшение экологической ситуации, не выясняется что происходит с питьевой водой, с радиацией. Экологи лишены широкого доступа к телевидению. Россияне мало информированы об экологических проблемах (загрязнениях, уничтожении природных ресурсов, развитии экологически-зависимых заболеваний). Средства массовой информации молчат об этом не по своей инициативе. Хотя цензура запрещена в России, но мы знаем, что из Кремля идут весьма жесткие рекомендации. Ежегодные государственные доклады о состоянии окружающей среды и здоровье населения год от года делаются все толще, а информации в них - все меньше. Мы называем эту политику "деэкологизацией".

Когда Путин пришел к власти, одним из первых решений президента было уничтожение Госкомитета по экологии и Лесной службы. Через четыре года такие органы восстановлены, но не в том виде, в котором это следовало бы делать. За четыре года, когда не было самостоятельного федерального органа по охране окружающей среды, число государственных природоохранных инспекторов сократилось вдвое-втрое, число государственных экологических экспертиз сократилось многократно. Значительно сократились суммы, получаемые государством от предприятий в виду платы за выбросы и сбросы.

Процесс деэкологизации коснулся и образования. В 2000 году министерство образования приняло решение изъять из числа обязательных программ средних школ курс по экологии. Был нанесен удар по экологической милиции, подразделениям в министерстве внутренних дел, которые действительно занимались экологическими преступлениями. Под предлогом экономии бюджетных средств было принято решение об упразднении этой службы. Только через два года по суду в городе Москва эта служба была восстановлена

Вопрос: Может быть когда Россия разбогатеет, тогда она и займется экологией?

Яблоков: Вы почти повторяете слова нынешнего министра экономики и торговли Германа Грефа о том, что экология - удел богатых стран. Логика такая: когда Россия станет богатой, тогда мы займемся экологией всерьез. А источником богатства России являются природные ресурсы, поэтому надо снять как можно больше ограничений на использование лесов, недр, тогда у России появятся деньги для занятий экологией.

В этом видится политика и соответствующая установка на жестокую эксплуатацию природных ресурсов. Но пока Россия не особенно богатеет от продажи ресурсов: деньги, которые страна получает от продажи природных ресурсов вывозятся за рубеж.

Вопрос: Можно ли говорить о широком зеленом движении в России?

Яблоков: Экологическое движение было на пике в конце 1980-х годов. Фактически, это было единственное разрешенное оппозиционное движение, и тогда к зеленым присоединились сотни тысяч людей, которые, условно говоря, были недовольны советской властью. Сотни тысяч людей по всей России участвовали в протестах, скажем, против переброски стока северных рек, против строительства канала Волга-Чограй, который должен был отвести воду из Волги и приостановить повышение уровня Каспия, против строительства огромных заводов по производству БВК - белково-витаминного концентрата на парафинах нефти и т.п. экологически опасным проектам.

Потом начались экономические проблемы, коррупция, криминал, политическая нестабильность. Все это буквально вымыло из общественного поля зрения экологические проблемы. В те времена экология устойчиво занимала 2-3 место в опросах общественного мнения о приоритетах развития страны. Сейчас эта тема находится на двенадцатом - пятнадцатом месте.

В то же время, когда началась эта политика деэкологизации, когда были распущены Госкомэкологии и Рослесхоз, когда был принят Думой и подписан Президентом пакет законов, разрешающий ввоз в Россию иностранных ядерных отходов, превращающий Россию в радиоактивную свалку, мы начали сбор подписей за проведение всероссийского референдума. Референдум мог остановить эти процессы. Для его начала надо было собрать 2 млн. подписей, а мы собрали 3 млн.! В Центральную Избирательную Комиссию мы передали 2,5 млн. - полмиллиона подписей, которые вызывали хоть какое-либо сомнение, мы отбросили. Но в поданных подписях мы абсолютно уверены! Какое-то время спустя нам ответили: "Очень жаль, но вам не хватает нескольких десятков тысяч подписей!"

Конечно, ВЦИКу была дана команда из Кремля - ни в коем случае не допускать проведение референдума. Кремль неожиданно обнаружил, что экологическая тема интересует людей. И Президент Путин, который до этого только негативно отзывался о зеленых, говоря, что это шпионы, а экологические организации - "крыша" для шпионов, во время поездки в Канаду неожиданно высказался, что он всю жизнь восхищался экологами, которые на утлых лодочках пытаются преградить путь большим кораблям. И потом сказал приблизительно так: "Когда я думаю, чем займусь после того как перестану быть президентом, я не исключаю, что присоединюсь к экологам".

После возвращения он дал команду подготовить "Экологическую Доктрину". И общественные организации ее подготовили, а правительство ее приняло в августе 2002 года. Тогда же на конференции ООН зал стоя аплодировал премьер-министру Михаилу Касьянову после его слов о том, что Россия вот-вот ратифицирует Киотский протокол.

Прошлый состав Думы в последний день перед своим уходом принял жуткие поправки к существовавшему Лесному кодексу, и Путин эти поправки подписал. Эти поправки, в частности, разрешают использование пригородных лесов, и явно были приняты в пользу нуворишей, которые сейчас строят там дворцы. И снова народ по настоящему всколыхнулся, пошли тысячи писем в Кремль. Сейчас более 350 общественных и научных организаций присоединились к нашему обращению к премьер-министру Михаилу Фрадкову не направлять в Думу проект нового Лесного кодекса, где предполагается ослабление охраны и допускается широкая приватизация лесов.

И, кажется, Кремль решил "не дразнить гусей": на встрече Президента с новым министром природных ресурсов Ю. Трутневым В. Путин публично заявил, что для принятии нового лесного кодекса необходимы консультации с учеными и с представителями экологического движения. Впервые за многие годы Владимир Путин упомянул зеленое движение в таком контексте и сказал, что с нами нужно считаться.

Вопрос: Может быть это признаки конца политики деэкологизации?

Яблоков: Что происходит сейчас? Политические движения, которые раньше хоть как-то выражали интересы экологов, в современной Думе отсутствуют. Не секрет, что когда нам надо было поднять какие-либо экологические вопросы, мы обращались и в партию "Яблоко", и к аграриям. Да, мы проваливались часто, но все же какая-то отдушина была. Сейчас нет этой отдушины. С треском провалилась на выборах и зеленая партия (лучше сказать - псевдо-зеленая), она набрала какие-то доли процента.

И похоже, сейчас возникла ситуация, когда можно попробовать создать настоящую зеленую партию, партию, которая опиралась бы на все зеленое движение, чтобы в политическом плане голос зеленых был услышан. В марте 2004 года представители нескольких десятков зеленых общественных организаций выступили с инициативой создания новой всероссийской партии зеленых - Союза зеленых России (название еще не определено) - на самой массовой, широкой основе. В России сегодня более 500 активных зеленых организаций, а с молодежными - то более 1000. Сейчас начались интенсивные консультации и переговоры с разными группами зеленых.

Конечно, придется говорить и с Кремлем. Мы понимаем, что в политической сфере в России сейчас тотальный контроль. Но мы думаем, что пусть со скрежетом зубовным, с недовольной миной, но Кремль должен согласиться с тем, что экологическому движению нужно политическое представительство. Кремль должен понять, что такое представительство вечно оппозиционных зеленых необходимо как выпуск пара из кипящего котла (иначе может быть взрыв).

Можно сказать, что российское общество постепенно выходит из экологического оцепенения. В июне-июле прошлого года проводился опрос общественного мнения: 15% опрошенных ответили, что они проголосовали бы за экологов. Речь не шла о конкретной партии, а лишь о политических предпочтениях. Угроза голода отодвинута, проблема крыши над головой еще остра, но, по крайней мере, какой то прогресс виден. Люди начинают думать о здоровье и тут же выходят на экологию.

Вопрос: Зеленым, и не только в России, вменяют в вину, что они финансируются из-за рубежа, а также, что они - орудие в межотраслевой борьбе: атомщики против нефтяников, горняки против атомщиков. Как вы относитесь к таким обвинениям?

Яблоков: На самом деле получается, что на зарубежный грантах в большей степени сидят Министерство Обороны и Министерство по Атомной Энергии. За последние 10 лет на обеспечение безопасности российских и украинских атомных электростанций США и Европейский Союз выделили более $2 млрд. безвозмездно. Они дали нам эти деньги потому что боятся нового Чернобыля. То же самое сейчас происходит с Министерством Обороны. Страны "Большой Восьмерки" выделили России $20 млрд. на уничтожение ядерного, химического и биологического оружия, которое Россия сама уничтожить не в состоянии. А атомные подводные лодки? И Канада, и Норвегия, и США, и Великобритания, дают десятки миллионов долларов для утилизации старых и опасных подводных лодок.

Надо подсчитать кто на самом деле живет на иностранные деньги. Конечно, немало неправительственных общественных организаций получают благотворительные иностранные деньги, так же как и российская наука. Процедура получения таких грантов прозрачная - на конкурсной основе определяются наиболее злободневные, эффективные проекты. Это международная практика, когда благотворительные фонды одной страны финансируют экологические проекты в другой. В Швеции и Финляндии давно подсчитали, что для их собственной экологической чистоты эффективнее вкладывать деньги в очистные сооружения Польши, Калининграда, Санкт-Петербурга!

А вот те, кто обвиняет зеленых в том, что они "агенты" каких-то компаний, как правило просто боятся, что их экологически грязная продукция не будет принята потребителем, что соответствие экологическим требованиям потребует дополнительных расходов, например, на очистные сооружения. В европейских странах при строительстве промышленных предприятий, приблизительно 30% затрат идет на очистные сооружения, а в России бизнесмены стараются сэкономить "на экологии" и строят самые дешевые и несовершенные очистные сооружения или не строят никаких. Как при этих обстоятельствах выглядит позиция зеленых, которые говорят, что хотят дышать чистым воздухом и пить чистую воду? Им говорят: "Вы на наших конкурентов работаете! Вы деньги из-за рубежа получаете!". Мы к таким обвинениям привыкли и не боимся их.

Кстати, в конце 1980-х я участвовал в экологической экспертизе, посвященной строительству одной из крупнейших теплоэлектростанций под Москвой, возле Мытищ. Тогда мы вроде бы проиграли - большинство экспертов высказалось за строительство этой опасной с нашей точки зрения ТЭЦ. Но вот года два назад главный энергетик Москвы сказал: как здорово нам зеленые тогда помогли - эта ТЭЦ самая чистая, самая эффективная в Москве.

Вопрос: Если государственная политика в области охраны природы и "зеленое" движение останутся в нынешнем состоянии, что ожидает Россию в ближайшем будущем?

Яблоков: Мы перешли Рубикон в 1964-1965 году. До того мы шли вровень с США по уровню среднеожидаемой продолжительности жизни. В последующие годы в США продолжительность жизни неуклонно возрастала, в СССР начала неуклонно падать. Тогда в СССР было жуткое промышленное загрязнение, а экологическая информация была абсолютно засекречена. Сейчас в условиях бесконтрольной повальной приватизации, также неизвестно, каковы истинные масштабы загрязнения. Я не предвижу быстрого серьезного улучшения. Дай Бог, если произойдет какая-то стабилизация экологического состояния.
Источник: МиК

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.