Банки "крышевали" доктора Мирзояна?

"Комсомолка" уже писала об уголовном деле о мошенничестве, которое расследует следственное управление при Прокуратуре РФ по Калининградской области. Незаконное получение и использование кредитных средств на сотни миллионов рублей инкриминируется владельцу медицинских клиник Эдуарду Мирзояну и его финансисту Андрею Морозову (оба сейчас в калининградском СИЗО). После публикации в редакцию «Комсомолки» пришел адвокат Мирзояна и со слов своего подзащитного, обвиняемого в организации крупнейшей финансовой аферы, ответил на наши вопросы.


Московский след

- Мирзоян, как известно, доктор. В бизнесе, по моему мнению, он мало понимает, - говорит адвокат Дмитрий ДАЦКОВ о своем подзащитном. - В его окружении появился некто Дмитрий Николаев из Москвы и предложил вложить деньги в строительство коттеджного поселка в Подмосковье. И Эдуард Генрихович начал брать кредиты. Именно из-за Николаева он вовремя не погасил долги.

По словам защитника, все было предельно просто: вложить деньги в строительство, построить, продать дома и с лихвой вернуть вложенные средства. Мол, Мирзоян согласился, деньги по безналу отправлял в Москву, а куда они там подевались, теперь скажет следствие. В итоге у Мирзояна в кармане пусто, он в тюрьме, его семья бедствует. Семье помогают несколько друзей. Один из них - Сосо Павлиашвили.

В тюрьме Сергиева Посада находится и тот самый Николаев, на которого ссылается Мирзоян, пытался улететь в Мюнхен, но его задержали в аэропорту.


В тюрьме, чтоб целее был

Иногда быть под стражей полезнее для живого человека. Потому и гуляет версия, что Эдуарда Мирзояна «закрыли» в СИЗО, чтоб целее был.

У него, кстати, была замечательная кредитная история. Впрочем, у меня вот тоже чистая кредитная история, но такие суммы, как Эдуарду Генриховичу, мне никто не ссудит. Когда дело о мошенничестве только закрутилось, по Калининграду ходили слухи о миллиардных кредитах и богатеях, которые за один день стали нищими, захотелось узнать чудесную тайну финансовой пирамиды.

- Он много брал и много возвращал, - объясняет Дацков. - Брал под обычный банковский процент - 17-20 годовых. И состав мошенничества здесь вряд ли уместен. В УК есть специальная статья, которая должна применяться в такой ситуации. Но по этой статье никогда не закрывали во время следствия.

- А почему физические лица ссужали ему под огромные проценты? Жадность виновата?

- Есть расписка - мы должны, нет расписки - до свидания, - убежден адвокат. - Впрочем, все возбужденные против Мирзояна уголовные дела инициированы банками, и нет ни одного заявления от физического лица. Эдуарду деньги давали без расписки, и он давал под честное слово. Тут надо разбираться по-джентльменски.


Никто не хотел убегать

То, что Мирзоян хотел уехать за границу, неправда. Зачем куда-то ехать, если денег уже нет?! Заграница тут не поможет.

- Деньги украдены Николаевым, - передал нам через адвоката Эдуард Мирзоян. - Этому есть подтверждение и по банковским счетам, и по результатам следствия в Москве. Деньги, особенно безналичные, всегда оставляют след. И работа с банками шла бы нормально, если бы не мой арест.

На арест, говорит Мирзоян, он пошел сознательно, сотрудники правоохранительных органов приехали к нему домой с повесткой, все объяснили, отправились вместе в отдел, потом в суд, затем в СИЗО.


Молчание - золото

Возникает противоречие. Если бы был Мирзоян на свободе, меньше было б невозвращенных кредитов, так как в тюрьме он перестал работать и деньги, которые должны были к нему прийти, не пришли.

С другой стороны, Мирзоян выступал и поручителем при получении кредитов, нужных самим банкирам. При этом весь пакет документов, включая и залогообеспечение, готовил сам банк. И выходит, что в этих кредитах Мирзоян не был сильно заинтересован, поэтому и наличие залогового имущества для него было по «барабану». А «откаты», в таком случае, должны быть больше кредита, по принципу: берешь три рубля - отдай два сверху.

Поэтому возникает вопрос, нужен ли банкирам возврат денег, взятых Мирзояном, или лучше их списать, пройдя судебные инстанции... Чтобы не выяснять, был откат или его не было, и в каком размере.

- Думаю, многие боятся, что я заговорю, - признается Мирзоян. – Идет следствие, лишняя информация в прессе может повредить установлению истины. Считаю, что сформирована очень профессиональная оперативно-следственная группа. Мое молчание обусловлено обязательствами перед следствием.

В принципе, если следователи в Москве доведут до логического конца уголовное дело против Николаева, то деньги, возможно, и найдут. А это около 2,5 миллиарда рублей…


ИЗ ЗАЛА СУДА

Банки «крышевали» доктора?

Следя за ходом разбирательства, «Комсомолка» пытается понять,

как мог произойти этот грандиозный обман

«Мне посоветовали к нему обратиться»

Эдуард Мирзоян, как выясняется, был не только заемщиком, но и поручителем. Показательно в этом отношении дело по иску «Россельхозбанка» к ООО «Борей и К», Игорю Лосю и Эдуарду Мирзояну о взыскании задолженности по кредиту более 8 миллионов рублей.

В суде Игорь Лось, тогдашний директор компании «Борей и К», которая занималась торговлей нефтепродуктами, дал с помощью своего адвоката интересные показания:

- Я решил взять кредит для покупки топлива. В банке узнал, что для этого необходим имущественный залог. Моя фирма его обеспечить не могла. Когда я сказал об этом сотруднице банка, она посоветовала мне обратиться к Мирзояну, мол, «он давно и хорошо работает с нашим банком». Я несколько лет назад лечился у Мирзояна, лично его знал и потому решил последовать совету.

По словам Игоря Лося и его представителя, кредит был перечислен фирме «Гарант-сервис», которая «имела какое-то отношение к Мирзояну, и все были довольны». До тех пор, пока фирма, «которой упали деньги», не перестала выполнять обязательства по кредиту.

Суд вынес решение о взыскании задолженности по кредиту с тех, кто его брал и за них поручался - солидарно с ООО «Борей и К», Лося и Мирзояна.

Кстати, к моменту рассмотрения дела в суде Игорь Лось продал свой бизнес. «Устал работать», - пояснил суду. Сейчас он простой российский пенсионер, а фирма зарегистрирована в Москве.


По просьбе мужа

У четы Мирзоян трое малолетних детей. Наталья Мирзоян явилась в суд в сопровождении двух адвокатов.

Сбербанк РФ предъявил иск ООО «Гамма», Эдуарду Мирзояну и Наталье Мирзоян о взыскании с них более 126 миллионов рублей. Обязательства заемщика обеспечивались залогом двух магнитно-резонансных томографов MAGNETON Sonata, стоимостью более 101 миллиона каждый, и личными поручительствами Мирзояна и его жены.

Наталья Мирзоян исковые требования не признала.

- Договор поручительства я подписала по просьбе мужа, при этом была введена в заблуждение. Я не знала о возможных последствиях заключения договора поручительства, считала это простой формальностью. У меня нет возможности погашать долг по кредиту, - заявила Наталья.

А ее адвокаты отметили, что кредит был выдан и получен с нарушениями условий кредитного договора - без страхования залога, что затрагивает интересы Натальи Мирзоян как поручителя. Эту ситуацию спровоцировал сам банк, выдавший кредит до получения сведений о страховании, поэтому долг должен взыскиваться только за счет залога, а не поручителей.

Объяснения о том, что ответчица не знала о возможных последствиях подписания договора поручительства, суд посчитал несостоятельными, поскольку об этом подробно говорится в тексте договора, с которым она имела возможность ознакомиться, и получила копию. Суд полностью удовлетворил исковые требования Сбербанка.


«Нас обманули руководители!»

Сбербанк предъявил иск к ООО «Регион плюс», Эдуарду Мирзояну, Юрию Кравченко и Игорю Староверову о взыскании задолженности по кредиту - более 131 миллиона рублей. Обязательства заемщика обеспечивались залогом рентгеновских систем CLINODIGIT (18 штук) и личными поручительствами перечисленных граждан. Юрий Кравченко значился гендиректором ООО «Регион плюс», а Мирзоян и Староверов - учредителями.

Юрий Кравченко и Игорь Староверов обратились со встречными исками - о признании договоров поручительства недействительными. В суде они говорили, что сами за кредитом не обращались, действовали по просьбе Мирзояна и его финансиста Морозова, которые являлись их руководителями, доверяли им. Староверов усомнился в подлинности своей подписи на документах. Но все эти и многие другие аргументы суд не принял во внимание и вынес решение о взыскании задолженности по кредиту с ответчиков солидарно. Суд также наложил взыскание на заложенное имущество, которое, впрочем, отсутствует.

«Россельхозбанк» выиграл аналогичное дело (104 миллиона рублей) - по иску к ООО «Циркон» и его гендиректору Евгению Савченко, который к тому же заключил и договор поручительства физического лица. В качестве залога было предоставлено дорогостоящее медицинское оборудование, нахождение которого тоже неизвестно.

В суде Савченко пояснил, что действительно числился руководителем ООО «Циркон», от имени которого подписал кредитный договор, договор залога и другие необходимые для получения кредита документы. Действовал по просьбе своего начальника Морозова, который фактически и получил эти деньги. Где находится переданное в залог медицинское оборудование, не знает и никогда его не видел.


Ненадежные залоги

Суд выносит решения о взыскании сумм кредитов, просроченных процентов и неустойки с заемщиков и поручителей. Одновременно с этим накладывается взыскание на заложенное имущество, которое, как уже говорилось, в большинстве случаев отсутствует, и его местонахождение неизвестно. Эта юридическая казуистика означает, что если вдруг залог будет найден, то ответчикам повезет - его продадут и возместят убытки банка по кредиту. Нет - придется платить ответчикам.

При заключении кредитных договоров имущество, представленное в залог, в большинстве случаев страховалось. При этом были предусмотрены, казалось бы, все возможные варианты его утраты: взрыв, взрыв газа, виновные действия третьих лиц (кража, грабеж, вандализм), несчастные случаи, стихийные бедствия и даже удар молнии! Договоры о страховании не предусматривают только просто исчезновение залога, поэтому банкам погасить свои убытки за счет страховых компаний не удастся.

Кстати, по ряду дел залог имеется, но и это не гарантирует, что банкам удастся вернуть свои деньги. Так, по иску банка «Петрокоммерц» к Эдуарду Мирзояну, ООО «Медицинская лаборатория» и ООО «Европейская клиника» о взыскании задолженности по кредиту почти в 43 миллиона рублей суд наложил арест на медицинские препараты, оцененные в 93 миллиона. Но далеко не факт, что дорогостоящие лекарства удастся быстро продать, а они имеют срок годности…
Источник: Комсомольская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.