Новая схема вывоза мусора оборачивается проблемами

Все новости по теме: Экология
Четверть века моего проживания на калининградской улице Князева прошла, можно сказать, под звук колокольчика спецмашины, в просторечии именуемой «попрошайкой».

Ежедневные выходы с помойным ведром «в народ» были, безусловно, дополнительным актом общественной коммуникации, однако, когда весной нынешнего года схема вывоза мусора с нашей улицы радикально изменилась, об этом никто не пожалел. Ведь если в вашей квартире не проживают дееспособные старые или малые, вышеупомянутое ведро рискует остаться невынесенным всю неделю вплоть до субботы: «попрошайка» осуществляет свою благородную миссию только в часы, которые принято называть «рабочими». Вы в это время, естественно, тоже на работе, поэтому выбор у вас небольшой: либо избавляться от «прозы жизни» злодейски, под покровом ночи, либо обонять запахи ведра до выходных. А тут – спасибо родной власти! – установили на улице пять контейнеров, и можно совершенно законно освободиться от бытовых отходов в любое время суток. Вечером каждого дня содержимое бачков опрокинет в свои недра и вывезет другая спецмашина – уже без колокольчика и лишнего беспокойства для жителей. Живи, как говорится, и радуйся!

Радовался я, однако, недолго. Где-то через месяц после радикальной реформы со всей определённостью выяснилось, что пять контейнеров для наших окрестностей – это маловато. К середине дня они переполняются «с горкой», после чего обыватель начинает складывать принесённое рядом. При опрокидывании контейнеров внутрь мусоровоза к «сложенному рядом» добавляется та самая «горка» - она просто падает на землю по законам физики. Как объяснил мне однокашник по университету, а ныне – ответственный работник в сфере городского благоустройства, «по идее» подбирать упавшее – обязанность водителя спецмашины. Однако упрекать его за невыполнение этой обязанности у меня просто язык не поворачивается: после опорожнения бачков на земле остаётся до половины общего объёма мусора - один «водила» со всем этим просто не справится. Вывозит мусор с Князева он около полвосьмого вечера, а в полвосьмого утра появляются дворники и аккуратно складывают упавшее в контейнеры. Последние практически доверху заполняются, и по-хорошему их сейчас бы и вывезти, но вывезут только вечером. А в течение всего дня сюда будет поступать мусор из окрестных домов – и всё начнётся заново: переполнение бачков, рассыпание содержимого при опрокидывании в машину…

И на половину суток то, что высокопарно именуется «оборудованной площадкой для сбора бытовых отходов», превращается в обычную помойку, где мусор лежит прямо на тротуаре – рядом с пустыми контейнерами. Возможно, ответственные товарищи полагают, что большой проблемы здесь нет: «Ночью - не видно». Однако хотелось бы им напомнить, что отходы человеческой жизнедеятельности помимо внешнего вида имеют ещё и такую характеристику, как запах… Робко спрашиваю знакомого из сферы благоустройства:

- А что, ещё пару контейнеров рядом поставить нельзя? Может, они так переполняться не будут…

- Количество контейнеров соответствует рассчитанным и обоснованным нормам, - важно объясняет тот. – К тому же оплата работы вывозящей мусор компании взаимозависима с числом контейнеров: лишний контейнер – лишние деньги…

- Да почему ж лишние-то?.. – недоумеваю я. – Ну, ладно, допустим. А если мусор вывозить одновременно с приходом дворников? Опрокинули бачок в машину, дворники тут же упавшее подобрали в бачок, снова его опрокинули – и чисто!

- Так они, старик, в разном подчинении, - разводит руками приятель. – Мусор вывозит одна контора, а дворники работают в другой…

- Ну так пусть договорятся конторы-то! Они ж вроде бы общее дело делают – за мои, между прочим, деньги!

- Никак невозможно! - отвечает знакомый, и по его тону я понимаю, что действительно - никак… Вот только почему – это сверх моего понимания.

Альберт АДЫЛОВ
Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.