Определены размеры ущерба водным ресурсам, которые следует считать крупными

Разногласия между рыбаками и пограничниками, которым вменено в обязанность, помимо охраны государственной границы, контролировать еще и рыбные богатства страны, возникают часто. В период путины, когда траулеры, обгоняя друг друга, набивают трюмы морепродуктами, споры о «величине ущерба» разгораются всюду - от дальневосточного побережья Тихого океана до калининградской части Балтики. Суть в том, что определять разницу между фактическим уловом и выделенной квотой было доверено самим контролерам – пограничникам. Теперь определение того, что считать крупным ущербом, четко зафиксировано правительственным документом.

Как было раньше? Пограничники находили в трюме уже переработанную продукцию (например, рыбу без головы) и по своим собственным коэффициентам вычисляли: а сколько эта добыча весила с головой и внутренностями? Учитывая, что даже на среднем судне хранятся десятки тонн продукции, расхождения при использовании различных способов исчисления получались драматические. Результаты же таких подсчетов оказывались поистине судьбоносными - считать рыбака браконьером или нет.

Прошлой весной во время минтаевой путины на Дальнем Востоке именно из-за неправильного подсчета количества минтаевой икры в трюмах пограничники на месяцы поставили два десятка рыболовецких судов к причальной стенке. У наших рыбаков, ведущих лов на Балтике или в Куршском заливе, столкновения с пограничными службами также регулярны. Кстати, не всегда «люди в погонах» оказываются правы. Недавно военная прокуратура Тихоокеанского флота закончила проверку той самой «минтаевой истории» и пришла к выводу, что пограничники тогда ущерб подсчитали неправильно. Пограничному управлению ФСБ России по Дальневосточному федеральному округу велено устранить нарушения закона и привлечь виновных к ответственности. Но что проку - цистерны горючего сожжены впустую, и рыбка, что называется, уплыла. Промысловики понесли колоссальные убытки, ведь содержание судна в море, по словам судовладельцев, обходится в среднем в 50 тысяч долларов в день, а выгода упущена.

Вопрос о том, какой ущерб считать крупным, очень волнует рыбаков. По закону о рыболовстве компанию, которая дважды за год грубо нарушила правила рыболовства - например, нанесла ущерб запасам рыбы в крупных размерах, - можно лишить квоты на добычу. То есть практически права выходить в море. Учитывая, что с начала следующего года квоты между рыбаками разделят на 10 лет вперед, наказание означает полное прекращение бизнеса и распродажу флота.

В приложении к постановлению четко определены размеры ущерба, которые будут считаться крупными. Из документа явствует, что у нас на Балтике перелов трески в 3 тонны - уже крупный, а в Баренцевом море той же трески можно без драматических последствий взять лишку до 60 тонн. На Азовском и Черном морях рыбакам покажут «желтую карточку» всего за одну лишнюю тонну кефали, а на Дальнем Востоке - за 150 тонн минтая. Зато там же, на Тихом океане, могут наказать всего за 50 килограммов экзотического трепанга.

В Западном рыбохозяйственном бассейне, куда входят и Балтийское море с Вислинским (Калининградским) и Куршским заливами, кроме уже упомянутой трески, определены размеры крупного ущерба для салаки (сельди) 8 тонн, шпрота (кильки) – 30, камбалы-тюрбо – 1,5, камбалы других видов – 2,5 тонны.

Добавлю, что постановление правительства было принято по инициативе Росрыболовства, руководитель которого, наш бывший земляк Андрей Крайний, встречался с Владимиром Путиным в июле и говорил о проблемах рыбаков. Подготовлено в общей сложности 25 постановлений правительства, регулирующих добычу и переработку рыбы, часть из них, в том числе и то, о котором идет речь в данном материале, уже подписаны премьером.

Александр ГМЫРИН
Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.