Вчера ночью на Первом канале состоялась премьера документального фильма "Янтарный призрак"

Кто-то, увидев его, посмеялся. Кто-то пришёл в негодование.

А кто-то принял показанное за чистую монету…

Вообще-то фильм с таким названием давно существует. Тоже документальный. И показал его пять лет назад всё тот же Первый канал. Автор той ленты, рассказывающей о судьбе Янтарной комнаты, – Светлана Сорокина. А ещё есть книга «Янтарный призрак» Андрея Глебова. События детектива разворачиваются, само собой, на фоне поиска украденного нацистами шедевра. Только это не всё. Имеется ещё одна книга «Янтарный призрак». Уже документальная повесть о поисках всё того же пропавшего произведения искусства. Но и это не всё. Автор повести Андрей Пржездомский – один из участников свежеиспечённого фильма. Во главе угла в котором, разумеется, опять наше калининградское всё – Янтарная комната…

Надо полагать, специалисты теперь будут ещё больше путаться. Мол, какого из призраков вы имеете в виду, коллега?

Если же серьёзно, то одинаковые названия – признак того, что тема избита до крайней степени. И тем не менее появился новый фильм. Зачем? А затем, что хоть тема и избита, но всё равно благодатна. Точка не поставлена, финал открыт. Да, поле пахано-перепахано. Новое слово сказать трудно. Ну так тем интереснее задача!

Первый подход к этой теме съёмочная группа программы «Искатели» (познавательно-приключенческий цикл, посвящённый всевозможным историческим версиям, загадкам и тайнам) сделала в апреле. Результатом того визита в наш край стала документальная лента о судьбе культурных ценностей, присвоенных гауляйтером Восточной Пруссии Эрихом Кохом. Премьера фильма «Сокровища Кёнигсберга» состоялась на Первом канале 6 мая.

«Сокровища» (равно как и всё, что снимается в рамках «Искателей») не были рассчитаны на тех, кто «в теме». Очередной лихо снятый телепродукт, ориентированный на желающего посмотреть «что-нибудь эдакое» зрителя. Тем не менее после той программы отдельные калининградские специалисты были возмущены. Они сочли, что показанные там раскопки не что иное, как… пропаганда «чернокопательства».

Тогда им раздуть скандал не удалось. Однако «искатели» словно провоцируют недругов на новые письма в инстанции…

Большая часть «Янтарного призрака» (съёмки у нас велись в августе) – пересказ давно известных, проверенных временем сведений о судьбе кёнигсбергской янтарной коллекции доктора Роде. Происходящему на экране придаёт вес также то, что среди рассказчиков – уважаемые в нашем крае люди. Почему же не верить всему остальному? Вот, например, группа непонятных людей в камуфляже взрывает замурованные подвалы в… замке Бранденбург. Ничего себе!.. Но – понимаем, чего не сделаешь ради искусства. У нас при съёмках и не такое портили.

Поисковая работа «в поле» подана с теми же серьёзными физиономиями, что и во время, скажем, перелистывания документов в архивах. А под занавес «искатели» ещё и клад нашли. После чего в самолёт – и в Москву, в Москву! Мы, дескать, свою часть работы выполнили, теперь пусть за дело берутся учёные…

Короче, куда там местечковому «Кёнигсбергу-13»! Столичная мистификация сделана на совершенно ином уровне. И раз такое показывает «сам» Первый канал, значит, кто-то умный точно знает, что это нужно не просто кому-нибудь, а многим, очень многим телезрителям.

Да, если кто узнал в одном из действующих лиц «Янтарного призрака» другого человека – нет, вы не сошли с ума. Просто это тоже издержки жанра. Жанра мистификации. Ветеран, указавший на показанный в фильме таинственный бункер, уже умер. Но авторы ленты не растерялись: попросили… сыграть эту роль другого ветерана.

Поясним на всякий пожарный и по поводу раскопок с бурением и взрывами. Всё это тоже «бутафория», призванная оживить происходящее.

Впрочем, фильм будет жить своей жизнью. И он такой, какой есть. Кто-то, посмотрев его, посмеётся. Кто-то придёт в негодование. А кто-то примет показанное за чистую монету.

Остаётся надеяться, что после просмотра взрывать замки всё же никто не будет.

Влад РЖЕВСКИЙ
Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.