Татьяна Кондакова: "Нарушения земельного и градостроительного законодательства в стали системой"

На вопросы обозревателя «Калининградской правды» отвечает директор областного агентства по градостроительству Татьяна КОНДАКОВА.

- Татьяна Лазаревна, читатели нашей газеты, как и все калининградцы, уже знают, что ваше ведомство ведёт проверки законности выделения земельных участков, и далеко не всегда результаты – положительные…

- Начать стоит с того, что существуют разные сферы, компетенции и степени контроля. Вношу ясность: агентство по градостроению не занимается контролем земельных отношений. Это не наша компетенция. Вообще законность действий органов местного самоуправления контролирует прокуратура. Государственным земельным контролем занимается Роснедвижимость, существует также муниципальный земельный контроль. Мы же лишь устанавливаем факты нарушения градостроительного законодательства при формировании земельных участков. В данном случае через агентство проходили акты выбора земельных участков, многие из них, действительно, выданы с нарушением закона. Градостроительное законодательство во многих случаях запрещает применять процедуру предварительного согласования. Например – на участках, застроенных многоквартирными жилыми домами, когда эти участки не поставлены на кадастровый учёт. В данном случае градостроительное законодательство охраняет права собственников помещений в многоквартирных домах, установленные Жилищным кодексом. Где, как мы знаем, существует императивная норма: собственникам помещений на правах собственности принадлежит и земельный участок, если он стоит на кадастровом учёте. Следовательно, чтобы это право реализовалось, необходимо поставить участок на кадастровый учёт, а любые манипуляции с участком, если он ещё не стоит на учёте, возможны только в том случае, если определены его границы, то есть защищены права жильцов. Как правило, именно эта норма и нарушается, то есть происходят уплотнение придомовых территорий и столь нелюбимая всеми «точечная застройка». Если до выхода Градостроительного кодекса это делалось в ходе разработки проекта межевания, то сейчас – в ходе разработки проекта планировки с межеванием. Это – уже совсем другое дело: проект планировки рождает готовый земельный участок, с готовым использованием, в том виде, в каком он должен выходить на торги. Он согласовывается и утверждается только после публичных слушаний с участием населения, которое имеет право знать, как формируются их участки, какова судьба излишков, какое использование разрешается, как организованы подходы и проезды, то есть совершенно иной порядок, который в большей степени приближен к конституционным нормам, чем это было до выхода Градостроительного кодекса. Рассматривая акты выбора, мы многократно устанавливали, что акт вообще выдавать было нельзя, соответственно мы отражали эту нашу точку зрения в заключениях. Вся наша работа в этом направлении находится под особым вниманием губернатора, который, как вы знаете, очень щепетильно относится к соблюдению законодательства и стремится, чтобы так же вели себя и органы местного самоуправления…

- А эта работа вашего агентства – чисто калининградская специфика?

- Право градостроительного контроля прописано федеральным Градостроительным кодексом, но в разных субъектах Федерации его могут осуществлять разные структуры. Мы осуществляем своё право путём выездных проверок. К примеру, сегодня я здесь, общаюсь с вами, а все сотрудники агентства - на проверке в Янтарном. До этого были большие комплексные проверки в Гурьевском и Балтийском округах, в последнем мы установили большое количество случаев, когда по неправильному формированию земельных участков были выданы постановления о их предоставлении. Как раз сегодня я подписывала предписание с требованием к властям Балтийского округа об отмене незаконных постановлений…

- Каковы ваши полномочия на этом «фронте»?

- Мы направляем в муниципалитет предписание, с которым он вправе согласиться или нет. В последнем случае он должен отправить нам мотивированный ответ, а вот с ним мы в свою очередь можем согласиться или не согласиться. Истиной в последней инстанции здесь быть никто не может. Если нас их мотивация не убеждает – мы обращаемся в прокуратуру, если же муниципалитет и протест прокурора игнорирует, наступает очередь суда.

- Какова ситуация в последних «громких» делах?

- По Балтийской косе дело пошло в двух направлениях: во-первых, существует уголовное дело по значительному материальному ущербу. Во-вторых, необходимо восстановить статус-кво – прекратить незаконно полученное право собственности на участок и постановку его на кадастровый учёт, для чего мы предложили администрации Балтийского округа обратиться в суд. Они обещали принять решение в течение недели, прошло уже две – никакого результата, и при продолжении «молчанки» мы обратимся в прокуратуру. Когда участок выделялся, на этой территории действовал режим заказника, то есть это выделение было абсолютно незаконно. Там, конечно, всё неоднозначно: ещё в конце 40-х годов были определены границы города Балтийска, куда вошла вся Балткоса. Затем сверху «наложился» режим заказника, причём фактически всё это использовалось как земли лесного фонда. Даже если считать их городскими лесами – у них ведь тоже свой защитный режим! Плюс это водоохранная и прибрежная зона, где по закону нельзя размещать объекты, не обеспеченные централизованным водоотведением. К сожалению, в данном случае представители муниципальной власти вели себя в ситуации с предоставлением земельных участков как временщики.

- А что с голубыми елями на улице Сергеева?

- Это не совсем «наш» объект, нарушений градостроительного законодательства здесь нет, мы лишь предоставляли прокуратуре все необходимые документы. Там обнаружены противоправные действия со стороны городского отдела охраны окружающей среды: когда выдавался порубочный билет, отдел вразрез закону не предписал произвести компенсационные посадки деревьев – он лишь получил компенсационные выплаты. Не был соблюдён необходимый порядок, и жителей не проинформировали должным образом о том, как и что там будет строиться, – отсюда и протесты. В акте выбора участка было записано, что должно быть определено место для компенсационных посадок, но отдел окружающей среды в этот акт не заглянул.

- Это халатность или…?

- Я не готова развешивать ярлыки. Просто, на мой взгляд, законодательно не прописан порядок взаимодействия муниципальных органов в таких делах. Как раз сегодня вступил в силу порядок выдачи порубочного билета, и мы намерены упорядочивать работу отдельных служб и дальше.

- На недавнем оперативном совещании правительства вы озвучили ситуацию с бывшим Народным парком – территорией между улицей Галицкого, Московским и Гвардейским проспектами…

- Да, здесь мы тоже выявили неправомерное выделение трёх участков под застройку – это зелёная зона и вновь выявленный памятник культурного наследия (кладбище профессоров Кёнигсбергского университета). Муниципалитет с нами согласился, а вот застройщик посчитал, что его права нарушены, и обратился в суд. Сейчас город судится с застройщиком на предмет признания регистрации права собственности на участок недействительной, а наше агентство выступает в процессе как третье лицо. Однако уже во время этого процесса всё тот же отдел охраны окружающей среды умудрился выдать порубочный билет, в результате чего были повалены полсотни деревьев, из которых лишь четыре подлежали санитарной вырубке. Как я уже говорила, налицо несогласованность действий различных служб и отсутствие контроля.

- На том же совещании правительства были оглашены цифры: из 927 проверенных актов лишь 324 соответствуют требованиям закона, 416 нуждаются в доработке, а 187 не подлежат согласованию. И что же, все эти 187 участков будут изъяты?

- Мы разослали в муниципалитеты свои письма о том, что эти акты либо должны быть отозваны, либо необходимо принять решение об отказе в предварительном согласовании. Теперь собираем сведения о том, какие решения были приняты. В Балтийском городском округе, например, часто выделялись участки вообще без каких бы то ни было согласований с кем бы то ни было. Наиболее известный случай – 44 гектара в парке имени Головко. Заметьте, он так и называется: парк! Тем не менее земля была предоставлена частному лицу под застройку. Сейчас там ведётся разбирательство правоохранительными органами по целому «букету» вопросов, но постановление-то в любом случае нужно отменять! И, кстати, непонятно, почему безмолвствует местное население, у которого фактически и отняли этот парк? Информации не хватает? Действующий генеральный план Балтийска отменён по суду, поскольку он утвержден в нарушение закона, по нему должны были застраиваться федеральные земли, полигон Хмелёвка, леса. Это уже просто система какая-то! Причём нам в Балтийске отказали в предоставлении информации по формированию участков для аукциона - ныне действующий исполняющий обязанности главы округа не разрешил. Но мы убеждены в том, что документы эти увидим…

- Вы надеетесь, что деятельность вашего агентства сможет переломить эту ситуацию?

- Контроль – это не главное в нашей работе. Главное – собственно градостроительная деятельность – территориальное планирование, коридоры сетей – масса серьёзнейших задач. Например, оградить особо охраняемые территории от застройки до тех пор, пока не будет создано природоохранное научное учреждение. Сейчас вообще уникальное время: мы все стали обращать внимание на ситуацию с мусором, с зелёными насаждениями, с внешним видом тех зданий, в которых живём и работаем. У нас формируется какое-то общественное представление о красоте – в борьбе формируется, потому что красота - вообще категория относительная. Люди начинают понимать, что жить нужно по закону, и это даёт результаты, подвижки. Наша природа позволяет сделать среду обитания очень красивой и комфортной. До идеальной ситуации у нас очень многого не хватает: должны существовать схемы территориального планирования - общероссийская, региональные, муниципальные, генпланы всех поселений, а желательно даже и макеты проектов застройки. Захотел бизнесмен построить что-то – а мы уже будем иметь участок, где он сможет это реализовать. И мы работаем в этом направлении.

Альберт АДЫЛОВ
Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.