Пока попытки навести порядок в сфере автоутилизации не дают нужного эффекта

Проблему утилизации отслуживших свой срок автомобилей намерены решать на федеральном уровне. Будем надеяться, что новые законы позволят разобраться с «усопшими» по естественным причинам или «убиенными» в авариях машинами и в нашем весьма моторизованном регионе.

В Совете Федерации России формируется особый комитет, который должен будет разработать государственную концепцию ликвидации «останков» автомашин. Озаботиться этой проблемой сенаторов заставил охвативший нашу страну автомобильный бум. По данным Госавтоинспекции, сегодня на учете в России числится около сорока миллионов «железных коней». И число их непрерывно увеличивается. За прошлый год автопарк пополнился на два с половиной миллиона единиц, а в нынешнем году, по прогнозам столичных экспертов, прирост составит уже четыре миллиона. Причем немалая часть машин, колесящих по нашим дорогам, – завезенные из-за границы бэушные иномарки, изрядно выработавшие моторесурс.

Как ни крути, но наступит момент, когда отработавшие свое автомобили валом отправятся на слом. И момент этот не за горами. В ближайшие 10 – 15 лет проблема утилизации автохлама станет весьма острой. А у нас (в отличие от западных стран) нет ни индустрии, позволяющей переработать превратившиеся в рухлядь машины, ни достаточной законодательной базы, этот процесс регулирующей. Вот и решили в верхней палате парламента прописать в законе все нюансы «автопохорон», начиная от того, кто и как должен заниматься переработкой «почивших» авто, и заканчивая тем, как добиться от автовладельца личного желания отправить старую машину под пресс.

Стоит заметить, что попытки автоутилизационного законотворчества уже имели место быть и на федеральном, и на региональном уровнях. Но должного результата достичь так и не удалось. К примеру, в 2003 году представители АвтоВАЗа предложили ввести целевой налог и решить проблему за счет кошельков автомобилистов. В 2005 году Мосгордума подготовила законопроект, предлагающий страховать машины на случай «кончины». Согласно этому документу водитель, желающий избавиться от авто, должен попросту обратиться в свою страховую компанию. Дальнейшее – забота страховщиков. Однако в правительстве РФ такие инициативы не нашли поддержки.

Решить проблему автохлама пытались и калининградские законодатели. Несколько лет назад в горсовете даже разработали специальное положение на этот счет. Но в качестве самостоятельного документа положение не было принято. Отдельные его идеи реализовали в правилах благоустройства Калининграда. Как гласят «Правила», автотранспорт, непригодный к эксплуатации и имеющий признаки брошенного, должны выявлять комиссии, созданные районными администрациями.

Если владельца такой машины установить не удается и ее стоимость явно ниже суммы, соответствующей пятикратной «минималке», авто без долгих разбирательств должны отправить в утиль за муниципальные деньги. Если же остаточная стоимость автомобиля более приличная, его судьбу должен решать суд. Гораздо сложнее разобраться с брошенной машиной, если по гаишным документам у нее имеется законный владелец. В таком случае остается только уговаривать нерадивого водителя обратить, наконец, внимание на свою «ласточку» и либо привести ее в божеский вид и поставить на колеса, либо сдать на слом. Ко всему прочему районные и городская административные комиссии нынче упразднены, и кто теперь должен взять на себя заботу об очистке городских улиц от автохлама – неизвестно.

Кстати, сама по себе утилизация автомобиля сегодня в Калининграде не столь и хлопотна для собственника. Достаточно снять машину с учета в ГАИ и позвонить на одну из «разборок». За «усопшим» авто пришлют эвакуатор, оценят остаточную стоимость и даже выплатят некую сумму, если автомобиль все еще стоит больше затрат на его утилизацию. Беда в другом. Предприятий, имеющих лицензию на «погребение» машин, в Калининграде только три. И только эти три фирмы перерабатывают авторухлядь экологически безопасным способом. Ведь автомобиль – не просто груда металла, которую с легким сердцем можно отправить на переплавку. Необходимо нейтрализовать кислоту из аккумулятора, обезвредить масла и гидравлику, «оприходовать» резину и пластик.

Зато «левых» разборщиков в нашем городе хоть отбавляй. Достаточно посмотреть, сколько печатается в газетах объявлений, которые начинаются словами «продаю запчасти». Как объяснил директор одной из легальных «авторазборок», большинство граждан, дающих такие объявления, продают отнюдь не агрегаты своих «отходивших» машин. Судите сами. На звонки нужно отвечать, с клиентами встречаться. Подобный «бизнес» требует немало времени, и игра стоит свеч только тогда, когда дело поставлено на поток.

По словам все того же предпринимателя, цивилизованным способом за год в нашем городе утилизируется не более шестисот автомобилей. А сколько снимается с учета? Чтобы выяснить это, мы обратились в областное управление ГАИ. Но объективных данных так и не получили. Дескать, такая информация – только для служебного пользования… Впрочем, думается, и без официальной статистики понятно, что большая часть старых машин «рассасывается» по неприметным гаражам, где их и «раскидывают» на запчасти. Все, что еще может какое-то время послужить, реализуется, а откровенный мусор (небезопасный для окружающей среды) оседает на несанкционированных свалках, в лесах, на дне водоемов.

Так каким же образом федеральные власти собираются навести порядок в сфере автомобильной утилизации? Как сообщают центральные СМИ, планируется подготовить особый технический регламент для производств, которые будут заниматься переработкой кузовов, двигателей, масел и прочих технических жидкостей. Должна быть упрощена процедура снятия машин с учета в ГАИ и в налоговых органах. А водителей под угрозой немалых штрафов намереваются обязать сдавать в утиль авто, не прошедшие техосмотр более двух раз подряд! Впрочем, подобные нормативные акты, скажем, в Германии изложены аж на пятистах страницах. И когда увидят свет их российские аналоги – неясно.

Александр КАРЕТНИКОВ
Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.