В Немане найдено интересное свидетельство пребывания в Восточной Пруссии россиян

Иногда мы склонны до того абсолютизировать факт принадлежности нашего края до 1945 года другой культуре и другому народу, что периодическое обнаружение здесь чисто российских артефактов прошлых веков может вызвать подлинный культурный шок. Примерно так воспринимается какая-нибудь калоша московской фабрики «Треугольник», найденная во рву Фридландских ворот, а уж когда упомянешь, что на востоке области в земле нередко попадаются русские ямщицкие колокольчики - и вовсе машут руками: откуда, мол? А между тем ничего странного в этом нет: для Российской империи провинция ближайшего западного соседа была подлинным «окном в Европу», и предки наши как в мирные годы, так и в дни войн по этим просёлкам передвигались частенько, в изобилии оставляя материальные свидетельства своего земного бытия. Их, следы эти, только разглядеть и правильно понять надо.

Сотрудники Балтийской археологической экспедиции – люди в таких делах подкованные, но и они удивились, узнав, что бронзовая литая иконка святителя Николая Мирликийского найдена случайно при рытье котлована под жилой дом… в Немане. Небольшой размер и характерное крепление вверху предмета свидетельствуют о том, что предназначен он был для ношения на шее. Рассказывает руководитель экспедиции доктор исторических наук Владимир Кулаков:

- Сюжет иконы весьма интересен: это так называемый Никола Можайский. Именно так (с мечом в правой руке и с миниатюрной церковью – в левой) один из любимых русских святых (как говорили иноземцы, «Никола – русский бог») был изображён на резной дубовой доске, укреплённой над городскими воротами Можайска не позднее начала XV века, и выполнял функцию оберега-защитника города от всякой внешней напасти. Такой облик святого русским людям полюбился и вскоре вошёл в обиход по всей стране – наряду с обычными, каноническими изображениями святителя. Судя по всему, мы имеем дело с памятником художественного литья русских старообрядцев, причём относиться он может и к XVIII, и к XIX, и к началу XX века – для точной датировки нужны более узкие специалисты.

По мнению профессора Кулакова, иконка – свидетельство пребывания здесь русской армии во время одной из прокатившихся по территории Восточной Пруссии войн. Есть, впрочем, и другая версия: известно, что в районе Мазурских озёр до середины XX века проживала многочисленная старообрядческая колония. Один из её членов вполне мог по торговым или ещё каким-то делам заехать в другой угол провинции и здесь потерять иконку. Как ни гадай, а общий вывод сделал двести лет назад другой наш соотечественник, бывавший в Восточной Пруссии, – Николай Карамзин: «История предков всегда любопытна для того, кто достоин иметь свое Отечество…»
Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.