Анализ проблем российской безопасности 1 - 7 апреля

На этой неделе многие вспомнили времена холодной войны. А те, кто не помнил, – узнали.

Кроме этого внимание привлекли высказывания представителей РФ и НАТО в отношении такого нового явления, как экологический терроризм. МЧС в лице министра Сергея Шойгу отчиталось о проделанной работе перед правительством и обозначило наши перспективы. Они оказались не радостными.

Ядерные шантажисты

На этой неделе российские СМИ обратили пристальное внимание на материал, размещенный в журнале «Foreign Affairs» и непосредственно касающийся ядерной безопасности нашей страны.
В статье Совета США по международным отношениям (Council on Foreign Relations) (версия «The Washington Post») или же «неправительственных специалистов – двух политологов из Нотр-Дамского и Пенсильванского университетов» (версия Пентагона), высказывается мысль о том, что Соединенные Штаты в ближайшие 10 лет могли бы нанести ядерные удары по России и Китаю, серьезно не опасаясь ответа с их стороны, так как США стоят на грани доминирования над этими странами в области стратегических вооружений.
Проведенный анализ позволил американским экспертам прийти к выводу, что через 10 лет политика ядерного сдерживания уже не будет играть прежней роли, и если США нанесут по России первый ядерный удар, то ответить на него она сможет лишь единичными запусками ракет. Причем, по убеждению экспертов «Foreign Affairs», эти пуски с высокой вероятностью сможет перехватить перспективная система противоракетной обороны США, которая в описанном сценарии будет работать в условиях, близких к полигонным.
В отношении России это связывалось с рядом причин.
Во-первых, по мнению «штатовцев», США все последние 15 лет после развала СССР не прекращали совершенствование своих вооружений. Так, они завершили замену старых баллистических ракет подводного базирования (БРПЛ) на современные «Trident-2 D-5». Кроме того, они переоснастили тяжелые бомбардировщики «B-52» крылатыми ракетами с ядерными боеголовками и улучшили авионику бомбардировщиков «Стеллс». Наконец, сняв с вооружения в соответствии с договором с Россией межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) «МХ», они установили их боеголовки на оставшиеся на вооружении МБР типа «Minitman».
Во-вторых, у России стало на 40% меньше стратегических бомбардировщиков, чем их было 15 лет назад у СССР. На 60% сократилась за это время группировка МБР и на 80% — группировка атомных подводных лодок с БРПЛ. Плюс якобы наши стратегические бомбардировщики располагаются всего на двух базах, что делает их уязвимыми, учения с их участием проводятся редко, а ядерные боеголовки хранятся вне баз. Гарантийные ресурсы эксплуатации большинства МБР России, включая ракеты «SS-19» и «тяжелые» ракеты «SS-18», уже неоднократно продлевались. Но у 80% МБР они, тем не менее, близки к исчерпанию. В то же время переоснащение группировки МБР на новые системы «Тополь-М» осуществляется темпами 4-6 ракет в год. По мнению американских экспертов, это означает, что через 10 лет вместо 550 развернутых сегодня МБР у России останется лишь 150 единиц.
В-третьих, у нашей страны существуют проблемы со стратегической составляющей военно-морского флота (ВМФ). Атомные подводные лодки-ракетоносцы имеют критически низкий коэффициент оперативного напряжения. Сейчас они выходят на боевое дежурство в среднем дважды в год на всю группировку. При этом в СССР в год имели место порядка 60 выходов на боевое дежурство. А в США сегодня эта цифра составляет 40 выходов. Более того, основную часть времени реально оставшиеся в боевом составе флота 9 атомных подлодок с БРПЛ находятся на своих базах, что значительно увеличивает их уязвимость. Вызывает вопросы и техническое состояние БРПЛ. Так, эксперты вспоминают маневры Северного флота в 2004 году, когда в присутствии Владимира Путина так и не удалось произвести запуск ракеты с подводной лодки.
В-четвертых, отмечено то, что системы информационного обеспечения, связи и боевого управления Стратегических ядерных сил России без перевооружения практически деградируют. Так, радио-локационные станции системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), по мнению американских экспертов, не способны обнаружить запуск американских БРПЛ из акватории Тихого океана. Космическая же группировка СПРН функционирует в урезанном составе, а сами спутники безнадежно устарели. Что касается ПВО страны, то она на ряде направлений не в состоянии обеспечить своевременный перехват тяжелых бомбардировщиков класса «Стеллс».
Многие аналитики решили, что данный материал связан с визитом президента РФ Владимира Путина в КНР. Если это так, то он не был услышано. Решения, принятые в Китае, детерминировали отношения наших стран на годы вперед.
По мнению эксперта АНН по вопросам безопасности Дмитрия Ефимова, «целью» этой психологической атаки может являться и саммит восьмерки (G-8) в Петербурге, на родине ее нынешнего председателя. Ведь не зря некоторые общественные деятели США, например, сенатор Джон Маккейн (John McCain, республиканец от штата Аризона), призывают Джорджа Буша бойкотировать саммит, чтобы показать свое недовольство внешней политикой России и ее курсом во внутренних делах.
Интересно, что официальный Вашингтон отмежевался от публикации. Но только на этой неделе – 3 апреля. После окончания российско-китайского саммита.

Реальность экологического терроризма

6 апреля в Москве завершилось пленарное заседание Комитета по вызовам современному обществу НАТО в рамках Совета Россия-НАТО. На пресс-конференции, проведенной по окончанию мероприятия, со своими оценками новых аспектов угроз выступили заместитель генерального секретаря НАТО Жан Фурне (Jan Furne) и заместитель министра природных ресурсов РФ Валентин Степанков. Их выступления касались проблемы экологического терроризма.
Жан Фурне отметил, что люди, говоря о терроризме, думают, прежде всего, о взрывчатых веществах и бомбах. Однако «экотерроризм является одной из возможностей, которой обладают террористы. Мы должны быть готовы предотвратить экотерроризм, или, хотя бы, сократить его последствия».
Валентин Степанков сообщил, что «угроза экотерроризма так же велика, как и любого другого теракта». При этом он подтвердил, что «в России наиболее уязвимые объекты с точки зрения возможных экотеррактов, к сожалению, есть». Пока в сфере экологии терактов не было, но, по мнению Степанкова, это «не означает, что террористы недооценивают всю тяжесть последствий таких действий». По его словам, поводом для совместного обсуждения экотерроризма стало «понимание специфики борьбы» с ним. Ведь «несмотря на то, что в России НАТО часто ассоциируется с военной организацией, обсуждаемые нами вопросы носят природоохранное, экологическое и другое общегуманитарное значение».
Хорошо, если так. Действительно, программа подобных саммитов прописана на годы вперед. Только вот не придал ли остроту дискуссии, или, хотя бы, рассказу о ней, пожар на танкере «Джолани» на Калининградском судостроительном заводе «Янтарь», произошедший 5 апреля?
Как официальную причину загорания МЧС назвало взрыв паров дизельного топлива из-за возможного короткого электрического замыкания. У аналитиков вызвало сомнение только одно. Первоначально очевидцы якобы сообщили о трех взрывах, произошедших с двухминутным интервалом. Кстати, 6 апреля, по сообщению АНН, по данному факту Калининградской областной прокуратурой было заведено уголовное дело по части 1 статьи 217 УК РФ («Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах, если это могло повлечь смерть человека, либо повлекшее причинение крупного ущерба»).
На борту судна находилось 200 тонн мазута и 200 тонн дизтоплива. После взрывов образовались пробоины, из которых началась течь нефтепродуктов. Опасность экологической катастрофы была ликвидирована с помощью установки боновых заграждений.
Не это ли дало возможность Валентину Степанкову сказать о «понимании специфики борьбы», если актов экотерроризма до сих пор зарегистрировано не было? Ведь, по его словам «участники встречи также обсудили разработку и реализацию планов действий по предупреждению и ликвидации последствий разливов нефтепродуктов».
К положительным следствиям прошедшей дискуссии можно отнести то, что стороны «вышли на реализацию конкретных проектов». Так, амминистра РФ отметил, что участники комитета «продвинулись в реализации проекта создания прототипа системы обмена информацией в случае осуществления экологического теракта». Уже начата работа по созданию на территории России (в Калининграде) и в Румынии (почему именно там?) ситуационных центров по обмену упреждающей информацией в случае подготовки и возникновения экотеррактов.
К негативным же, по мнению эксперта АНН по вопросам безопасности Дмитрия Ефимова, относится принятое к сведению утверждение все того же Валентина Степанкова, который считает «одним из сдерживающих факторов экотерроризма понимание террористами того, что, в случае возникновения опасности глобальной экокатастрофы, против них ополчится все человечество». Если же теракт направлен на одного человека или группу лиц, то его последствия не так сильно влияют на общественное мнение.
Еще трагедия 11 сентября в Нью-Йорке показала, что террористам наплевать на ополчение всего человечества. У них нет и не может быть сдерживающих факторов, кроме страха за собственную жизнь.
Следующее заседание комитета пройдет в октябре в штаб-квартире НАТО в Брюсселе.

Постоянные опасности определены

7 апреля 2006 года состоялось заседание правительства РФ, на котором глава МЧС Сергей Шойгу выступил с отчетным годовым докладом. Основной вывод, который содержался в докладе, – в России существует «постоянная угроза природных, техногенных и военных опасностей», а население и территории в настоящее время от них «недостаточно защищены». Причина этого – повышенный уровень социального риска, то есть частоты возникновения чрезвычайных ситуаций, приводящих к поражению людей, который «в России от 10 до 100 раз выше, чем в других промышленно развитых странах».
Оценен и уровень материального ущерба. В докладе указано, что в среднем, за последние годы «экономический ущерб от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера составляет от 3 до 5% от валового внутреннего продукта страны».
Отдельно рассматривались угрозы, связанные с пресловутым экологическим терроризмом, к которому можно отнести и последствия возможных вооруженных конфликтов.
По оценке ведомства Сергея Шойгу, «вследствие вторичного поражения за счет разрушения критически важных объектов химического, радиационного и гидродинамического характера возможно образование зон радиоактивного загрязнения на площади до 28 тыс. кв. км; химического заражения - до 22 тыс. кв. км; катастрофического затопления - до 80 тыс. кв. км; сплошных пожаров - до 102 тыс. кв. км».
К местам расположения этих особо опасных квадратных километров автор доклада отнес Москву, Санкт-Петербург и областные центры, в которых может возникнуть «наиболее сложная обстановка».
Именно это определило три стратегические цели МЧС России на 2006-2008 годы:
- обеспечение готовности системы гражданской обороны к защите населения, материальных и культурных ценностей на территории РФ от возможных опасностей при ведении военных действий и от террористических акций;
- защита населения и территорий от чрезвычайных ситуаций военного и техногенного характера;
- обеспечение пожарной безопасности.
Только на решение этой задачи министр потребовал у правительства 28 млрд. дополнительных рублей, не включенных в финансовый план. Цену же первых двух вопросов СМИ так и не назвали, однако, по оценкам аналитиков АНН, она должна оказаться больше на порядок.

Наступление воды

В отличие от Западной Европы, паводковая обстановка в России на конец этой недели остается относительно спокойной. Пока проблемными зонами являются Воронежская и Волгоградская области, а также Мордовия. Начался подъем воды в Нижегородской области.
Однако серьезные опасения вызывает ситуация, которая складывается на Камчатке после обильных мартовских снегопадов. Так, специалистами МЧС установлено, что 5 из 11 мостов, дамб и переездов через реки полуострова находятся предаварийном, аварийном или опасном состоянии. Существует также необходимость проведения срочного ремонта шлюза, двух переездов через протоку Антоновка и дамбы-дороги длиной 550 метров в райцентре Мильково. Крайнюю опасность представляет эксплуатация защитной дамбы длиной 900 метров на левом берегу реки Камчатка в том же районе.
По заключению специалистов МЧС, опасность может быть предотвращена, если в кратчайшие сроки будет разработан проект реконструкции защитной дамбы и выполнены строительные работы по защитным мероприятиям поселка Мильково от наводнений, связанных с подъемом уровня воды и смещением русла реки.
В период весенних паводков в этом году ожидается резкое ухудшение санитарно-эпидемиологическая обстановки. Именно поэтому 3 апреля Роспотребнадзор предписал территориальным управлениям усилить санитарно-эпидемиологический надзор в период паводка. Его руководителем Геннадием Онищенко было направлено инструктивное письмо «Об усилении государственного санитарно-эпидемиологического надзора в период паводка».
В нем, в частности, отмечается, что «весеннее вскрытие рек в большинстве регионов будет сопровождаться обильным паводком, затоплением и подтоплением населенных пунктов, в результате которого санитарно-эпидемиологическая обстановка может значительно ухудшиться».
Специалистами Роспотребнадзора установлено, что санитарное состояние водоемов как первой категории (используемых для питьевого водоснабжения), так и второй категории (используемых для рекреации) водопользования остается неудовлетворительным. Причем в 2005 году оно ухудшилось как по санитарно-химическим, так и микробиологическим показателям.
«Основными источниками загрязнения открытых водоемов в местах водопользования населения продолжают оставаться промышленные предприятия, жилищно-коммунальные объекты, животноводческие комплексы, суда внутреннего и смешанного плавания, склады минеральных удобрений и агрохимикатов, мойка автотранспорта», - те объекты, которые, располагаясь в непосредственной близости от водоемов, могут быть легко смыты наступающей водой.
Еще одной серьезной проблемой называется техническое состояние разводящих сетей водоснабжения, из которых от 40 до 80% из них подлежит замене.
В инструктивном письме Геннадия Онищенко отмечается, что руководители территориальных управлений Роспотребнадзора могут использовать меры административного принуждения к виновным в нарушениях, вплоть до прекращения эксплуатации объектов. Надеемся, что это поможет.
Источник: Агентство национальных новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.