Администрация Калининградской области пытается проглотить "колеса"

Все новости по теме: Правительство области
Говорят, мы одной ногой в Евросоюзе и пора готовиться к повторному братанию с поляками и прибалтами. Еще говорят, что такими темпами мы догоним и французов с немцами. Тут еще «Большая восьмерка» — опять же делегации, совещания… В общем, признают вроде бы. Это, конечно, приятно. С другой стороны, в ЕС мы давно уже сунулись. Взять, к примеру, Калининградскую область — там кругом одна сплошная свободная экономическая зона и ЕС. Глянешь вправо — ЕС, влево — тоже ЕС. А суды потопчешь, газеты местные полистаешь — как есть зона.

Поэтому, когда коллеги из калининградских «Новых колес» сообщили нам, что журналистов в области, оказывается, бьют арматурными прутами за печатное слово, мы удивились. Еще больше удивились, когда выяснилось, что учредители и менеджеры всех оппозиционных изданий находятся под подпиской о невыезде. И какая, к черту, Европа, если диалог с «пишущими» начинается всегда одинаково:
— Как дела?
— Ты про уголовные?
…Выяснить, что за война ведется с журналистами самой европейской части России, и отправился корреспондент отдела расследований.

Справка «Новой»
«Калининградские «Новые колеса».
Основана в 1995 году.
Тираж — 15 000 экземпляров.
Учредитель — Игорь Рудников.
Журналистов — 5 человек.

Очередной обыск с изъятием в редакции "Новых колес"

– Я утверждаю, что у нас началась зачистка информационного пространства, — говорит депутат областной Думы Игорь Рудников. Он издает газету «Новые колеса» — самую читаемую в Калининграде. Еще несколько дней, и его газету закроют — сейчас как раз Росохранкультуры подало иск о прекращении деятельности этого печатного СМИ, в мае начнутся суды. До этого тоже были неприятности: в марте, например, сотрудники милиции похитили целый тираж. И не отдали.
— С чего вы взяли, Игорь Петрович, что зачистка?
— Новый губернатор (им недавно был назначен господин Боос из Москвы. — К.П.) готовится к большому переделу собственности, а прежде желательно заткнуть рты всем недоброжелателям. Например, с главным редактором нашей старейшей газеты «Калининградская правда» Тамарой Замятиной акционеры расторгли контракт сразу после анонса публикации о финансовых сделках администрации области. Сейчас «прессуют» рекламную газету «Дворник».
— А почему именно сейчас передел?
— По новым «апрельским» поправкам к закону о свободной зоне весь малый и средний бизнес области лишился экономических льгот, на которые, собственно, жил. Ему оставили выбор: либо продаться крупным конторам, либо обанкротиться. Несмотря на все клятвы чиновников, иностранный капитал к нам в область не идет. Большие деньги под видом иностранных идут только из Кипра — а это офшор московского бизнеса. Мы считаем, что губернатору из Москвы выгодно такое перераспределение средств. Ну, а делить желательно тихо — да?

Если закроют газету, самого Рудникова за такие слова, лишив между делом депутатского мандата, посадят. Но пока свое мнение он продолжает печатать. Иначе — съедят. Через газету пока получается отбивать атаки прокурорских следователей, рассказывать об обысках в редакции, об угрозах.
К угрозам, собственно, не привыкать: они вошли в моду при позапрошлом губернаторе — господине Горбенко. Как раз в те времена пошли слухи об «опричниках» — люди плотного телосложения с арматуринами в руках отслеживали нелояльных журналистов и избивали до полусмерти. Среди пострадавших был даже пресс-секретарь Законодательного собрания, который публиковал альтернативное мнение тогда еще относительно не зависимой от Кремля облдумы. Тогда же избили и Рудникова — жив остался чудом, но мнения не изменил да еще стал депутатом областной Думы. Редакцию «Новых колес» неоднократно пытались поджечь — кидали бутылки с какой-то горючей дрянью. Однажды на улице, у здания, в котором сидят журналисты, грохнул взрыв — осколки стекол впились в обои. Их оттуда выковыривали следователи. А найти — никого, конечно, не нашли. Только газета работает и сейчас, а вот Горбенко в кресле уже нет.
Но Рудников считает, что при новом назначенце прикончат не только его газету, но и все оппозиционные медиа области.
С некоторых пор комментировать действия местной власти на страницах газет и с голубого экрана стало для СМИ усложненной процедурой. Прежде чем высказать сомнение в благодатности решений «верхов», журналист решает для себя, нужны ли ему проблемы.
Потому что если раньше принцип взаимодействия власти с прессой назывался «объяснить по понятиям» (к чему привыкли), то теперь намекнули: в морду бить не обязательно — уже не Средние века, есть и более цивилизованные способы.
Способы поглощения СМИ еще недавно обкатывала федеральная власть. Если помните, действовала через прокуратуру и суд. Пример заманчив — особенно для маленькой области, где суд и прокуратура через дорогу от администрации.
То кто-то из руководителей СМИ обнаруживал, что после критической статьи про «Единую Россию» из газеты вдруг ушел рекламодатель. То типография отказывалась продолжать печатать тираж, ссылаясь на госзаказ или просто ни на что не ссылаясь. То в редакцию приходили налоговые службы и требовали отчетности, а заодно и документы изымали. А для самых непонятливых, которые в намеках не разбираются… За последние полгода на калининградских журналистов (все они — руководители СМИ, оппозиционных администрации области) заведено четыре уголовных дела!
Например, тот же Рудников, которого в области не знают только те, кто знать не хочет, ходит в суд сразу по трем уголовным делам:
— Газета «Новые колеса» выясняет отношения с администрацией все 11 лет, которые существует. Всякое было, и многому успели научиться. Мы не являемся юридическим лицом, зарегистрированы как лицо физическое. Когда на нас подают в суд (это случается, например, перед выборами в Думу. — К.П.), на выпуск газеты это никак не влияет. Все журналисты — мои наемные работники, а сам я — учредитель (вот учредитель и страдает — в личном качестве. — К.П.).
Адрес редакции «Новых колес» в Калининграде подскажут, например, таксисты — в какой точке города ты бы ни находился. Здание — старое кирпичное, отданное под коммуналки. Рудников выкупил одну такую квартиру, в ней и сделали редакцию. 6 комнат, из них одна спальня — чтобы проверкой СЭС нельзя было замучить: если есть спальня — значит, помещение жилое и приватизированное. Еще есть настоящая кухня. Там спецкор «Колес» Олег Березовский ловко режет сыр на бутерброды:
— Я и сам под подпиской о невыезде нахожусь. Обвинен в клевете в адрес суда. Вот так — «абстрактного суда». Был раньше депутатом, но переизбраться не дали — снят якобы за подкуп избирателей. На самом деле обещал передавать часть депутатской зарплаты в детдом, а часть — на то, чтобы нанять юриста для помощи моим избирателям.
Такой биографией может похвастать любой опальный журналист в Калининграде. Когда рассказывают о том, как лично их подцепили на «клевете», — смеются. У всех история одна и та же, потому что схема «устранения» не предусматривает вариаций. Самый богатый опыт у Рудникова:
— Частных газет в области мало, большинство живут на дотации города и бюджета. Эти вообще не позволяют себе критиковать власти. Есть еще олигархические издания — редакционную политику там можно изменить, просто поговорив с бизнесменом: представителей крупного бизнеса часто вызывают на беседы в администрацию области. Ну а если нельзя надавить и уволить, тогда действует прокуратура. Это такое последнее предупреждение: прогнись или тебя посадят.
Отказался? Тогда основания к возбуждению уголовного дела формулируются так: «Заведомо зная о том, что в отношении NN не было решения суда, журналист опубликовал статью, в которой называет…». Далее привлекается некий «эксперт», который в статье обязательно находит признаки клеветы. А судья на основании этого постановляет: возбудить уголовное дело.
Схема, в которой задействована одна из самых труднодоказуемых в России статьей, (клевета), на удивление активно применяется в Калининградской области. Против журналистов работает она всегда. И не важно, сумеют ли доказать конкретную вину, — возбудят еще одно, два, пять дел. Никуда журналист не денется, потому что сидит под подпиской, ходит на допросы и теоретически может сесть до суда.
По всей России адвокаты давно научились разваливать доводы прокуратуры по «клевете» на раз: докажите мотив, умысел, заведомость… Но тут — не получается. Слишком дружно работают судьи и чиновники, а уж если вспомнить о другой связке: «судья—прокурор», например, родственной связке (очень распространенный случай в Калининградской области), тогда пиши пропало: наковальня зачитает доводы, а молот их утвердит. Пока там до Верховного суда доберешься…
У Рудникова таких судейских решений о возбуждении дела, напомню, целых три:
— Аргументы прокуратуры не выдерживают никакой критики, однако дело идет. И депутатский статус тут никого не останавливает. А вы только представьте: какой пресс ощущают не защищенные мандатом журналисты. А бизнесмены? А простые люди?
Судя по тому, какой ресурс подключается для устранения оппозиции, журналисты в Калининграде — люди далеко не простые:
— По моим данным как депутата областной Думы, против «Новых колес» сейчас работают порядка 30 человек — милиционеров и прокурорских. Нас каждый год проверяют налоговики, и вы можете не верить — такие проверки длятся до 7 месяцев. Поэтому все наши документы финансовые ведет качественная аудиторская фирма. Подкопаться не к чему. Но с приходом Бооса все стало жестче, действуют напролом.
Три представления прокурора о клевете по заявлениям председателя областного суда Фалеева, его заместителя Ольги Крамаренко и командующего Балтфлотом Валуева удовлетворены в отношении меня тем же областным судом. Мера наказания по каждому — до 4 лет лишения свободы. И самое главное: иски были поданы накануне мартовских выборов в областную Думу. Я должен был понять это так: не идешь в депутаты — и живи пока.
Настоящих поводов дискредитировать меня и по возможности закрыть газету у администрации много. Главных три — как раз по количеству уголовных дел.
Во-первых, мы считаем, «помогли» наши публикации о громком скандале с УФСБ по Калининградской области. («Новая газета» также писала о том, как калининградский РУБОП задержал члена банды похитителей, который на допросе под камеру признался, что он — завербованный агент и участвовал в убийстве бизнесмена по приказу офицера УФСБ. В убийстве якобы участвовал и сам этот офицер, и его помощник — тоже действующий офицер ФСБ. — К.П.) Эти люди не уволены из органов и не находятся под следствием. Но признать наши публикации ложью означало бы допустить нас до материалов как субъектов уголовного дела. На это, естественно, пойти они не могут. Ищут другие поводы.
Тот самый Адамович, который признался в сотрудничестве с ФСБ и рассказал о заказном убийстве. Кстати, публикациями дело не ограничилось: был даже сделан фильм (на DVD), главный герой которого — тот самый киллер Адамович — рассказывает на камеру, как все было и кто его вербовал. Кино раздали в Думе.
Трудно, конечно, поверить, что пять-шесть журналистов, верстальщик, наборщик и бильдредактор сумели приструнить ФСБ. Но упомянутых в скандале офицеров перевели на другие должности, а депутатские запросы Рудникова и журналиста Березовского (тогда тоже депутата) в Генпрокуратуру обернулись для прокурора области Зиныка служебной проверкой. Проверка закончилась отстранением от дел. Прокурора, не журналистов.
— Во-вторых, наша депутатская деятельность, которая заставила государство вернуть тысячам военных пенсионеров их собственные деньги. И газета об этом тоже писала. Мы добились решения Конституционного суда, который обязал государство выплатить все долги до копейки. Вдумайтесь — по всей стране! Уже вернули 370 миллионов рублей, и выплаты продолжаются.
На самом деле тоже фантастика: масштаб выплат государством Российским долгов своим гражданам никогда еще не был столь велик.
— Ну и в-третьих, «Единая Россия» считает меня своим личным врагом. На последних выборах моим соперником был глава этой партии в области Константин Поляков. Он проиграл с чудовищным отрывом — в 4 раза. Даже когда сняли с выборов «Народную партию» под предлогом того, что наше письмо президенту якобы разжигает этническую рознь, люди проголосовали по-своему.

Конечно, никакого письменного решения по моему вопросу нет, были устные переговоры — ясно, что никто не хотел брать ответственность на себя. У идеологов ведь как? Скажут: замочи его, а потом и тебя самого замочат.
Нашелся Росохранкультуры, в котором регистрируются все печатные органы, подал заявление о прекращении деятельности газеты «Новые колеса» в связи с двумя ранее вынесенными предупреждениями. Предупреждения касались наших публикаций, освещающих как раз историю с киллером.
Я даже не говорю о том, что обвинения в раскрытии тайны следствия здесь неуместны: мы публиковали сведения, которые могли и должны были помочь следствию. Сведения были из неофициальных источников, о чем мы упоминали. Но ведь мы даже предупреждений этих не получали. А теперь и на наши запросы никто не дает объяснений. В общем, понятно, куда дело идет. Но мы и к этому подготовились: закроют — будем газету под другим названием делать.

P.S. О том, почему в местной Думе теперь большинство составляют областные олигархи; каковы избирательные технологии в «Российской Европе»; как избавить депутата от мандата и при чем здесь родственники, читайте материал под рубрикой «Политический туризм» в ближайших номерах «Новой».
Источник: Новая газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.