Россия и Германия: нефтегазовая дружба

Федеральный канцлер Германии Герхард Шредер на всех встречах со своим “лучшим другом Владимиром” предпочитает не затрагивать особо неприятные темы.

Будь то дело Ходорковского или продолжающийся кризис в Чечне. “Зачем это нужно? – задаются резонным вопросом советники канцлера,

готовящие документы для германо-российских переговоров. – И главное, что это изменит?”

Энергетический альянс

Действительно, Шредер, стремящийся к конкретному стратегическому партнерству с Москвой, прекрасно осознает (а может, ему подсказывают умные головы из его окружения): простыми разговорами на нелицеприятные для российской стороны темы ситуацию не изменишь, а вот понервничать или даже затаить обиду глава России очень даже может.

Да и особых рычагов воздействия на официальную Москву у Берлина сегодня нет. Скорее наоборот. Три года назад, во время кризиса вокруг телекомпании НТВ, немецкие депутаты решили отреагировать “на ущемление свободы слова” в России довольно своеобразно. Они задались вопросом: не стоит ли несколько ограничить сотрудничество “Газпрома” и его главного немецкого партнера “Рургаза”, по меньшей мере до тех пор, пока ситуация с НТВ не придет в норму?

В те дни председатель правления “Рургаза” Бергманн, один из самых известных и состоятельных менеджеров Германии, ходил мрачнее тучи. Казалось, что он потерял все свое состояние или находится на грани инфаркта. Ведь политические ограничения на контакты с “Газпромом” фактически означали бы крах немецкой компании с многомиллиардным оборотом, делающей весь свой бизнес на энергоносителях из России.

Депутаты бундестага, сознательно или нет, затронули тогда основную составляющую отношений России и Германии – энергетический альянс. Как показывает последнее время, все остальные связи и контакты Берлина и Москвы напрямую подчинены этому вопросу. До тех пор, пока в Германию будут перекачиваться нефть и газ из России, федеральный канцлер будет забывать обо всех требованиях немецких правозащитников, затыкать рот критикам Москвы и при каждой встрече лезть с объятиями к своему “другу Владимиру”.

Лоббист Шредер

Германия была и остается для российской стороны ключевой страной для “проникновения” на Запад. Представляется вероятным, что благодаря помощи немецких фирм, завязанных на российские энергоносители, а также с политической поддержкой лично Герхарда Шредера Москва намерена и дальше строить свои отношения как с Евросоюзом, так и с Америкой.

Пока у ЕС, переваривающего десять своих новых членов, еще нет вразумительной и последовательной внешней политики. Особенно в отношении России. Вместе с тем в Германии считают, что российская сторона явно недооценивает мощь и политический вес нового Евросоюза. Во всяком случае, дипломаты России были, мол, явно ошарашены, когда столкнулись с жесткой позицией брюссельских чиновников по вопросам транзита в Калининград или в связи с вводом ограничений на поставки товаров в новые страны ЕС.

В ближайшие годы Россия вынуждена будет по-новому выстроить свой диалог с Евросоюзом. Ведь именно с ЕС теперь придется договариваться по всем основным политическим и экономическим вопросам, а не с отдельными странами, как это было раньше. Конечно, федеральный канцлер Германии будет лоббировать российские интересы в Брюсселе, тем более что там у него сидит “свой человек” – еврокомиссар Гюнтер Ферхойген. Однако не все так просто. Ферхойген все-таки чиновник Еврокомиссии, а не прямой подчиненный Шредера, он завязан в своих действиях и на политику остальных представителей ЕС.

Приблизительно такая же ситуация выстраивается и в отношениях России с ОБСЕ. Сегодняшняя критика в адрес России и других стран СНГ, идущая из этой организации, Москву явно не устраивает. Конечно, никому не приятно, когда тебя начинают учить жить или, как в случае с ОБСЕ, учить строить гражданское общество.

В 2009 г. согласно очередности место председателя ОБСЕ должен занять Казахстан. По словам одного из ведущих немецких экспертов по странам Центральной Азии Михаэля Лаубша, эта ситуация наверняка будет использована для оказания соответствующего давления как на сам Казахстан, так и на его главного партера в СНГ – Россию. Естественно, что во время своих очередных переговоров с Герхардом Шредером российский президент поднимет тему структурной реорганизации ОБСЕ, вопрос о переформулировании задач этой организации.

Дискуссии о будущем

Вообще официальная Москва, по наблюдениям немецких экспертов, крайне неохотно поднимает вопрос о гражданских и демократических ценностях. Сам Владимир Путин предпочитает обсуждение проблем “большой политики”. Наверное, именно поэтому на встрече двух лидеров в Гамбурге в рамках “Петербургского диалога” по инициативе немцев будет создана новая рабочая группа “Дискутируем о будущем”, которая попытается оживить работу форума в области гражданских отношений.

Даже такую “животрепещущую” тему, как четыре миллиона русскоязычных, в Германии вспоминать не любят. Вроде как уехали – и уехали. Но здесь занавес молчания искусственно опускается самим официальным Берлином. Не секрет, что многие немецкие политики рассматривают русскоязычных жителей Германии как некую “пятую колонну” России. Отсюда и создание немецкими властями всяческих бюрократических проблем для людей, желающих иметь двойное гражданство – РФ и ФРГ. По немецким законам такое право предоставляется лишь так называемым “поздним переселенцам”, гражданам немецкой национальности, приезжающим на постоянное местожительство в Германию. Остальные категории русскоязычных жителей Германии должны считаться с многочисленными ограничениями.

Сами “российские немцы” в Германии крайне разобщены. Конечно, играют роль и личные амбиции отдельных активистов их организаций, но вместе с тем чувствуется и умелая закулисная работа, направляемая с самых верхов немецких властных структур. Достаточно сказать, что по новому иммиграционному закону, вступающему в силу со следующего года, экзамен на знание немецкого языка должны сдавать не только сами “поздние переселенцы”, но и члены их семей. Завалившим тест придется оставаться в России и навсегда забыть о Германии. Хотелось бы, чтобы именно об этом не забывали и Владимир Путин, и Герхард Шредер.
Источник: Россiя

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.