Сонный день: как проходили выборы за пределами Калининграда

Все новости по теме: Выборы

В воскресенье избиратели в Калининградской области голосовали на выборах депутатов всех уровней на 540 постоянных избирательных участках. В поисках интересных подробностей народного волеизъявления корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» объехали целую кучу участковых комиссий — в частности, окрестности Зеленоградска, Светлогорска и Советска. Подробности — в нашем пост-выборном репортаже.

Побережье: галочка напротив четвёртой строчки и лязг цепи

На 147-м избирательном участке в Зеленоградске в полуденный сонный час тишь да гладь. К 12 часам сюда добрались только 174 человека, это 10,8% избирателей. Но члены избирательной комиссии не унывают — накануне в городке гремели фейерверки, так что ждать от электората особой активности в утренние часы не приходится.

К одной из кабинок прицеплена табличка, гласящая, что акт волеизъявления в ней невозможен. Как выяснилось, по техническим причинам — в пылу голосования кто-то свернул в ней шаткий столик. Наблюдателей это, впрочем, не удивило. «Ой, у нас тут вообще был какой-то мужчина, он зашел в кабинку, а она как давай трястись. Уж не знаем, что он там делал», — усмехаются наблюдатели.

На выходе из участка на лавочке сидит очень пожилая избирательница. На подсевшего к ней журналиста щурится подслеповато, называет «дочкой». Говорит, что сама уже проголосовала и ждет теперь ставящих свои галочки в бюллетени детей. «А за кого — не знаю, очки забыла взять. Так что наугад ставила галочку. Пускай сами там разбираются», — устало обосновывает старушка свой «осознанный» политический выбор.

По дороге из Зеленоградска в Коврово развлекаемся увлекательной игрой «сосчитай Пятикопов» — таких баннеров вдоль трассы в изобилии. Один из них выглядит престранно — кто-то облил лицо кандидата коричневой краской, и баннер теперь вызывает очень четкие и совершенно неконтролируемые ассоциации.

_NEV0661.jpg

В ковровском участке тоже невесело, обстановку своим незримым присутствием скрашивает только Юра Шатунов. Явка к полудню отменная — 25%, то есть целых 118 человек. Успеваем застать «хвостик» очереди из самых дисциплинированных избирателей — солдаты, видимо, пришли сюда пешком — воинская часть расположена совсем рядом.

У входа некий господин нарочито громко говорит кому-то в трубку, что «дворами ушел мужчина, дававший избирателям по тысяче рублей на выходе». На расспросы нарочитый товарищ отвечает неохотно. Можно даже сказать, совсем не отвечает — называется «наблюдателем», но отказывается говорить чьим. Подробности интригующей истории тоже не раскрывает. Так и уходим несолоно хлебавши общаться с местными жителями. Поселок, однако, как вымер — лишь пожилой мужчина торгует у самодельного прилавка картошкой и куриными яйцами. «Не, мне денег не предлагали. Целую тысячу рублей? Я бы взял, конечно! А так зря голосовать ходил», — сокрушается пенсионер.

Совсем другая обстановка в социально-оздоровительном центре «Мечта», где расположился избирательный участок поселка Отрадное. По ухоженным дорожкам неспешно прогуливаются пожилые клиенты центра, над аккуратными газонами разносится приятная музыка (это снова Шатунов, но разбавленный еще какой-то попсой). Количество припаркованного у санатория транспорта впечатляет. Мысленно радуемся высокой добровольной явке. Как выяснилось позже — радуемся зря.

Путь к крошечной комнатке, где разместилась избирательная комиссия, ведет по длинным коридорам центра. Вдоль стен стоят люди, ждущие очереди к кабинкам. Очередь старательно инструктирует некий мужчина. «Ни о чем не волнуйтесь, главное зайдите и поставьте галочку напротив четвертой строчки», — говорит он немного взволнованным избирателям.

В этот момент наше присутствие оказывается замеченным, и очередь испуганно замолкает. Но поздно — ситуация обрисовывается сама собой. В помещение участка заходит руководитель одной из фирм по обработке янтаря, которого журналисты прекрасно знают. В очереди оказываются и знакомые мастера, место работы которых доподлинно известно. Говорить с нами знакомые отказываются, смущенно улыбаясь.

На вопрос «кто все эти люди в очереди?» янтарщик отвечает, что «отдыхающие гостиницы». Хотя средний возраст «очередников» — едва ли 35 лет. Дело пахнет «обязаловкой».

Помещение участка действительно крошечное — сюда влезли всего две кабинки. Возможно, поэтому из-за одной из ширм торчат сразу две женские спины. Члены избирательной комиссии взирают на это с олимпийским спокойствием. Помогают только два громких окрика нашего фотографа — «лишнюю» избирательницу из кабинки все-таки изгоняют. Члены комиссии и «очередники» смотрят недобро, так что мы ретируемся.

_NEV0729.jpg

Уже на улице нам все-таки удается разговорить одного из сотрудников янтарной фирмы. По строжайшему секрету мужчина поведал, что их действительно пригнали на избирательный участок в приказном порядке.

«Мы работаем на него, поэтому нам сказали приехать и проголосовать. За „Единую Россию“ и за Губарова (Валерий Губаров, бывший глава Зеленоградского района — прим. „Нового Калининграда.Ru“). Он нам ничего не платил, это было представлено как „солидарность с позицией начальника“», — поясняет мужчина.

На выходе из санатория избирателей ждет сюрприз — вкусный теплый плов. Обед раздает приветливая женщина, которая поясняет, что бесплатный обед для страждущих — инициатива руководства санатория. С облегчением понимаем, что голосовавших насильно и бесплатно янтарщиков хотя бы накормили.

По контрасту с Отрадным на избирательном участке в поселке Донское — какая-то совсем уж гробовая тишина. Здесь обошлись даже без Шатунова. Председатель и секретарь комиссии смотрят на журналистов изумленно и даже не сразу понимают, как именно отмечать наше присутствие.

Явка здесь неплохая — из 2056 избирателей в 15 часам до участка дошли уже 800 с копейками. Здесь заодно идут довыборы в городской Совет депутатов по 3-му округу. В списке кандидатов 4 фамилии, одна почему-то даже без фото. Видимо, стараться не для кого — местные и так всех знают, а чужим и знать не положено. На всякий случай занимаем наблюдательный пост у входа в школу в надежде зафиксировать очередной «подвоз», но журналистская фортуна уже демонстративно отвернулась. Что из сонного поселка пора выбираться, понимаем, когда мимо неспешным прогулочным шагом проплывает песик размером с маленькую лошадь, волоча по земле толстенную длинную цепь. Лязг этой цепи — единственный звук, нарушающий сонную тишину единого дня голосования.

Такие разные выборы

Выборы, которые проходили в Советске, сложно назвать даже пресными. «Смертельная тоска» — пожалуй, так лучше всего описать действо, происходящее в городе и на его избирательных участках. На часах 15:00, и я подъезжаю к первой гимназии, похитившей 11 лет моего детства и юности. В ней сегодня избирательный участок № 572.

В школьных коридорах играет музыка, от которой клонит в сон, в такт мелодии по участку апатично бродят сотрудники, в здание забредают редкие избиратели — не выборы, а сплошное разочарование. Правда, говорят, что с утра народ был гораздо активнее во всех отношениях — и чаще заходил, и бодрее шагал. «У нас, как на море — то волны, то штиль», — поясняет одна из сотрудниц.

На выходе с участка громко шепчутся две дамы бальзаковского возраста. «Да я пришла, чтоб жулики мой голос не засчитали за кого-нибудь. Лучше уж самой бюллетень испортить», — гордо заявила одна из них. Страсти, прямо как в «Жестоком романсе»: «Так не доставайся же ты никому!».

Следующий пункт назначения — лицей № 5 (избирательный участок 570). Пожалуй, единственное место в городе, где ощущается праздник. Спортзал, где проходит голосование, украшен воздушными шарами, на столах — цветы. Очень домашняя и располагающая к голосованию обстановка. На участок заходят женщины с детьми. Мамочки разрешают малышам опустить многочисленные бюллетени в урну, чему дети несказанно рады. На первый взгляд — идиллия, однако сами сотрудники подмечают, что в этом году «очень тяжелые выборы».

«Люди кричат, скандалят. Путаются в бумажках и не понимают, что делать. Очень нервный день», — жалуется председатель. Избиратели действительно заметно напряжены. Недовольны многим — начиная от очередей к кабинкам, заканчивая количеством бюллетеней. «Бумаг понаделали. Ясно же, кто выиграет — „Единая Россия“. И я за них. Спасибо, пожил я при коммунистах. Больше не надо», — бубнит пенсионер, пытающийся запихать в урну бумаги.

Примечательно, что это первый на моем пути участок, где для лиц с ограниченными физическими возможностями отведено специальное место для голосования.

выборы.jpg

Когда стрелка часов перевалила за пять, оказалось, что Советск не так апатичен, как показалось на первый взгляд — к вечеру на одном из избирательных участков разгорелся скандал. В социальных сетях появилась информация о том, что на избирательный участок 578 (здание детской поликлиники) пришли некие люди, которые угрожали наблюдателям, написавшим жалобу. Однако к моему приезду на участке уже царит гробовая тишина — никто о происшествии не говорит и информацию не подтверждает.

«Ну вы что, какие конфликты? У нас все хорошо. Правда, зарегистрирована одна жалоба. Но содержание вам знать не обязательно», — взволнованно поясняет председатель и тут же принимается меня регистрировать.

Внимание привлекает молодой человек крепкого телосложения в майке с бейджем «Охрана», который назойливо отирается возле меня и норовит заглянуть в аккредитационное удостоверение. Заметив мою настороженность, председатель поясняет: «Да вы не переживайте, это сотрудник охраны этого здания». Данный факт напрягает еще больше, ведь никакой охраны в здании детской поликлиники сроду не было.

Зарегистрировавшись, подсаживаюсь к присутствующим на участке наблюдателям. На мой вопрос «случилось ли что-то на участке?», двое мужчин подтверждают — инцидент был. По словам одного из наблюдателей, жалоба была написана из-за того, что в голосовании на дому участвовал всего один наблюдатель, хотя по закону их должно быть не менее двух.

«Поехал всего один наблюдатель. Мы когда выскочили за ними, оглянуться не успели, как они по газам дали и уехали. В итоге была написана жалоба. Через некоторое время приехали какие-то парни в кожаных куртках, представившееся службой безопасности»,- поясняет наблюдатель. По его словам, что это за служба, молодые люди объяснять не стали. «Сказали, мол, какое вам дело. Они запретили перемещаться по территории участка и подходить к председателю, якобы чтобы не мешать работе избирательного участка. Разборки были из-за жалобы», — делится наблюдатель.

При этом он утверждает, что сотрудники полиции никакого участия в конфликте не принимали. «Они просто стояли и смотрели», — резюмирует он. На данный момент это все, что известно об инциденте.

Через какое-то время на участок заходит бабушка лет 75-ти. Женщина с тростью, поднимаясь по лестнице, возмущается на всю поликлинику, что целый день ждёт, пока к ней приедут с избирательного участка и привезут бюллетени. «Даже есть не готовила. На часах шесть часов, ко мне так никто и не приехал. Сколько можно было ждать? Я не дождалась, и пришлось идти самой. А мне очень тяжело», — громко жалуется старушка.

Оказалось, что к пенсионерке уже выехали сотрудники с бюллетенями. «Все хорошо, нужно было ждать дома. К вам уже выехали люди, у нас вы не одна», — успокаивают пенсионерку на участке. Женщина перестает ворчать: «Ладно, помощницу мне давайте. Я не вижу, куда галочки ставить, слепая». Сотрудники бросаются помогать, и одна из девушек заскакивает в кабинку для голосования к старушке.

«Ты что делаешь? Выйди немедленно!» — возмутилась было председатель.

«Но бабушка ничего не видит!» — оправдывается сотрудница. В итоге председатель милостиво прогоняет помощницу из кабинки.


Текст — Алла Сумарокова, Анастасия Лукина, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»
Фото — Виталий Невар, Анастасия Лукина

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.