Задачник юного врио губернатора: неявные проблемы для Антона Алиханова

Антон Алиханов. Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru».
Все новости по теме: Эпоха Антона Алиханова

На этой неделе в регионе вновь сменилась власть — на смену не выдержавшему груза публичности экс-охраннику президента Евгению Зиничеву пришёл 30-летний экономист Антон Алиханов. «Новый Калинининград.Ru» в очередной раз проанализировал (теперь — на весёлых коубах) основные вызовы и задачи, с которыми придётся столкнуться новому врио губернатора. И пребывает в сильной надежде на то, что очередной подобный текст придётся писать не слишком уж скоро — хотя бы не в этом году. А то с такой частотой ротации на всех врио коубов не хватит.

Нежелание работать

Традиционное российское нежелание эффективно работать в Калининградской области в последние годы приобрело характер массовой болезни. Реализация инфраструктурных проектов растягивается на годы — примеры таких мегазатей, как строительство променада в Зеленоградске, Приморское полукольцо, реконструкция федеральной трассы и, конечно, возведение Театра эстрады в Светлогорске, показывают, что мы не очень-то хотим плодотворно трудиться даже в тех случаях, когда нам на это дают федеральные деньги.

Такой же вывод можно сделать и из «успехов» в освоении федеральной субсидии на решение «Проблемы-2016». Значительная часть предпринимателей, пользовавшихся льготами предыдущего закона об ОЭЗ в переходный период, вместо того, чтобы перестроиться на новый режим хозяйствования, предпочла просто свернуть производство. В результате из 66 млрд рублей закреплённых в бюджете страны субсидий за полгода местный бизнес выбрал лишь чуть более 11 млрд, и в октябре Минфин РФ решил радикально урезать эти средства, секвестрировав почти две трети от заложенной суммы. Энергичному и молодому врио губернатора явно придётся приложить немало усилий, чтобы местное население взяло себя в руки и начало трудиться чуть более эффективно.

Болотистость местности

Речь вовсе не только о проблемах в области мелиорации сельхозугодий. Хотя и подтопление полей, где во времена германизации Восточной Пруссии странные немцы зачем-то закапывали в землю какие-то дурацкие трубочки, есть большая задача, которая пока что никак не решается. И не о том, в каком состоянии находится остров Октябрьский, где возводится стадион для чемпионата мира по футболу 2018 года. Речь скорее о болотистости метафизической, вытекающей из предыдущей проблемы — нежелания работать хорошо и много.

Инициативы, даже спускаемые сверху, из Москвы, имеют тенденцию к замедлению, рассасыванию и поглощению трясиной. Собственно, все затеи по превращению Калининграда в активно развивающуюся экономическую зону понемногу сошли на нет. Опять же, человек динамичный в таких условиях спустя некоторое время либо плюёт и уезжает прочь, видя, что его затеи тонут в болоте, либо, что ещё печальнее, сам становится обитателем чвякающей топи. Ни того, ни другого мы Антону Алиханову, конечно, не желаем — но опасность вовсе не иллюзорна.

Общая запуганность

Авторитарный стиль управления двух предыдущих губернаторов (Евгений Зиничев в данном случае не в счёт) привёл правительство в частности и регион в целом в состояние изрядной запуганности. Не секрет, что в последние годы в правительстве нередки были такие странные методы в работе с кадрами, как прослушка телефонных разговоров и контроль за активностью в социальных сетях. Политическая жизнь также была заасфальтирована по полной программе, в результате чего последние выборы в облдуму прошли без какой-либо конкуренции (а следовательно, без борьбы идей о развитии региона), а новый созыв регионального парламента менее всего похож на место для каких-либо дискуссий.

Однако развитие требует не только беспрекословного подчинения (что считалось наиболее ценным качеством персонала в последние годы), но и способности анализировать происходящее вокруг и самостоятельно предпринимать необходимые действия. Вывести потенциально активную часть населения из этой зоны тишины — задача, возможно, не менее сложная, чем возрождение янтарной отрасли.

Недоверие к власти

Собственно, отсюда же, из атмосферы запуганности, приправленной щедрой порцией политического абсурда, проистекает сильное недоверие к власти. Власти в целом — и власти на всех уровнях в частности. Многократно провёрнутое через мясорубку административных реформ местное самоуправление в условиях хронического бюджетного дефицита окончательно перестало представлять собой что-то обнадёживающее.

Губернаторская чехарда — помпезные выборы Николая Цуканова, последующее его исчезновение, назначение и немедленная отставка Евгения Зиничева, а также разыгранные по нотам выборы в облдуму вряд ли повысили уровень доверия к региональной власти. Ну а традиционное отношение федеральной власти к Калининграду как к чемодану без ручки, который нести неудобно и бросить жалко, снижают на деле декларируемый как крайне высокий уровень доверия к Москве. В этой обстановке желаемые серьёзные преобразования должны быть объяснены не только подробно, но и вдохновенно. Чтобы поверили.

Межэлитные конфликты

Каким бы улыбчивым ни был молодой врио губернатора, ему никуда не деться от традиционного бича любого российского региона — конфликтов местных элит. Они довели до бесславного конца Георгия Бооса, они преследовали Николая Цуканова вплоть до его вынужденного перемещения на не особо значимую должность полпреда в Санкт-Петербург. Конфликты с политиками муниципального уровня в первую очередь обусловлены существующей системой межбюджетных отношений.

В ситуации, когда каждый глава муниципалитета был вынужден в последние годы вести себя максимально лояльно перед областной властью, чтобы иметь средства на выполнение базовых задач по обеспечению жизнедеятельности, скрытые конфликты неизбежны. Кроме того, пресловутые «элиты» уже сформировали крайне причудливые комбинации, разобраться в хитросплетении этих групп зачастую не под силу даже глубоко местным наблюдателям, не говоря уже о прибывших извне. Плюс, небольшая территория и замкнутость региона неизбежно провоцируют «островное мышление» — чересчур раздутое эго всех местных князьков и желание культивировать, холить и лелеять собственные обиды. Которые в определённый момент перерастают в открытое противостояние. Обычно приводящее к печальному финалу губернаторской карьеры.

«Чёрная дыра» Калининграда

Впечатление о Калининграде как о «чёрной дыре», поглощающей разнообразные ресурсы — финансовые, административные и человеческие, но мало чего исторгающей обратно, никуда не исчезло. Да и сам Антон Алиханов в самом начале своей региональной карьеры, осенью 2015 года, заявлял именно об этом ощущении: «Я так прикинул, местные бизнесмены полтриллиона рублей недозаплатили, а уровень инвестиций составил 90 млрд руб. Где бабки? Хороший вопрос. Куда дели?»

Куда дели, в целом понятно: объем недвижимости на разнообразных лазурных берегах, находящейся в распоряжении местных элит, весьма велик. Однако для того, чтобы поддержка в развитии региона осуществлялась не только в редкие моменты встреч губернатора с президентом на словах, но и на деле, необходимо менять эту пагубную парадигму. А у обитателей региона такого желания пока что не наблюдается.

Тяжёлое коррупционное наследие

Несмотря на регулярные возгласы о бескомпромиссной борьбе со взяточничеством и прочими коррупционными проявлениями в последние годы, деятельность эта носила скорее ритуальный характер. Какие-то комиссии где-то заседали, на них кто-то читал какие-то доклады. А затем в конфликтах интересов оказывались уличены целые члены кабинета министров и даже, собственно, ответственные за антикоррупционную деятельность чиновники. Реальные объёмы мздоимства вряд ли могут быть оценены, даже если вдруг вся «чёрная касса» станет прозрачной.

В силу своего возраста и отсутствия опыта работы на коррупциогенных должностях сам Антон Алиханов находится в значительно более выгодном положении, нежели его предшественники. Однако сформировавшаяся за долгие годы система, прежде всего сложившаяся в головах жителей региона, система, в которой взятка не является чем-то ужасным, а конфликт интересов — вообще понятие из другого мира, будет играть против него. Отдельные движения в этом направлении уже заявлены: к примеру, радикальная реформа наклёпанных Цукановым и поглощавших без какой-либо отдачи сотни миллионов бюджетных рублей корпораций — развития области и развития туризма. Но это явно лишь начало пути, финал которого неочевиден.

Неясное позиционирование региона

Что мы для России и кто мы для Кремля? Очевидного ответа на этот вопрос не было и ранее. А с похолоданием в отношениях с окружающим миром определенности стало ещё меньше. Как можно одновременно быть форпостом-дредноутом на Балтике и регионом опережающего ну хотя бы что-нибудь развития? Как можно одной рукой ставить на позиции направленные на Европу ракеты, а другой — радушно раскрывать дверь для европейских туристов? Мы витрина или молоток, чтобы бить чужие витрины?

Очевидно, что в вопросах позиционирования региона главную (если не единственную) роль играет федеральный центр. Пока что внятной позиции по этому поводу озвучено не было. И если сегодня на повестке дня стоит развитие ну хотя бы одного направления в экономике и в жизни региона, то было бы неплохо её услышать.

Непростые отношения с соседями

В каком состоянии находятся отношения с окружающими регион европейскими странами, понять непросто. Отмена режима МПП польской стороной, вызванная очевидно политическими причинами, вряд ли улучшила внешнеполитический климат на низовом уровне. Плюс к этому, безвизовый режим Калининградской областью никак толком не использовался, если не считать верхом эффективности продажу бензина в километре от границы. Никаких программ развития приграничных муниципалитетов за счёт режима МПП придумано и тем более реализовано не было.

Да и вообще, к гостям мы относимся с изрядным скепсисом — и эту черту нужно менять, если тезисы про туристов с Запада кому-то ещё кажутся реальными. Взаимоотношения с Литвой менее подвержены сезонным колебаниям, но давно уже находятся в зоне отрицательных температур. Николай Цуканов регулярно позволял себе высказывания, которые явно свидетельствовали о том, что соседей он особо не любит. О своём отношении к Западу Антон Алиханов пока что обмолвиться не успел. Однако выглядит он человеком явно более широких взглядов. С другой стороны, против МИДа не попрёшь, будь даже сто раз западником, но являясь главой региона.

Как выкручиваться новому врио губернатора из всех этих историй, пока что неясно. Но выкручиваться надо. Иначе никак.

Текст — Алексей Милованов, главный редактор «Нового Калининграда.Ru».

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.