"ФРГ боится Кенигсберга": интервью журналиста Хеннинга фон Лёвиса ИА REGNUM

Все новости по теме: Калининградский анклав
Корреспондент ИА REGNUM взял интервью у известного в Германии журналиста, редактора крупнейшей немецкой радиостанции Deutschlandradio доктора Хеннинга фон Лёвис оф Менар, который в рамках программы "Петербургский диалог" вместе с группой немецких коллег прибыл в Калининград на германо-российскую конференцию "Журналистика в беспокойную эпоху". Доктор Хеннинг более 10 лет изучает российскую действительность и является активным представителем так называемой народной дипломатии.

Доктора Хеннинг фон Лёвис оф Менар.

ИА REGNUM: Насколько тема Калининграда популярна в журналистской среде Германии и как она преподносится?

Существует очень большая пропасть между реальным видом вашего города и его негативным имиджем в Германии. В нашей стране, как и в прошлые времена, до сих пор рисуется картина советского серого города со многими проблемами: криминалитет, проституция, mafia. Об этом часто говорят в прессе. Говорят так: "Кенигсберга больше нет, это Калининград - советский город". Даже графиня Мария Дюнхофф (уроженка Кенигсберга, которая на свои деньги в 90-е годы вернула в Калининград скульптуру философа Иммануила Канта. - ИА REGNUM) как-то сказала, что если бы ее высадили в центре Калининграда, она бы решила, что находится в каком-нибудь Новосибирске. По моей оценке, это совершенно неверная картина. За 15 лет здесь многое изменилось к лучшему. Я прошел по этому городу пешком и сам увидел, что в Калининграде существует много следов, останков и моментов от Кенигсберга. Мой мессэдж, который я постоянно доношу до немцев - Кенигсберг жив в Калининграде. Город не умер, а как раз благодаря увлеченности русских, все более оживает. И я хочу сказать спасибо таким людям, как Игорь Одинцов (директор восстановленного из руин Кафедрального собора XIV века), Авенир Овсянов (начальник областного центра по восстановлению исторических памятников), Светлана Сивкова (директор Музея Мирового океана). Эти "русские пруссы" сохранили Кенигсберг. Ведь нас разделяет всего-то одна буква: на старонемецком было "Ройсен" - Россия и "Пройсен" - Пруссия. И сейчас у вас сохранилось: "прусский" и "русский". Эта восхитительная смесь из "русских пруссов" есть только здесь и, наверное, ни в одном городе мира я не был так часто, как в Калининграде.

ИА REGNUM: А когда вы впервые побывали в Калининграде?

Нелегально я сюда пробрался еще в советские времена, за два года до снятия с Калининграда статуса закрытого города.

ИА REGNUM:?!

Невозможного нет. (Смеется). Я с удовольствием расскажу эту историю. Меня пригласил литовский Союз писателей в марте 1989 году. Я приехал в так называемый домик писателя, расположенный на Куршской косе в городке Нида. Мы сидели в баре вечером. Водка, вино, пиво. Мои литовские коллеги вдруг спрашивает: "Ну что, парень, хотелось бы тебе в Кенигсберг-то?" Я отвечаю: "Окей, но город-то закрытый и немцам туда нельзя". Они говорят: "Кайн проблем". И ведут меня к литовским рыбакам, которые ловят рыбу в Куршском заливе. В общем, наутро я просыпаюсь в Полесске (город, расположенный в 46 км от Калининграда. - ИА REGNUM). Это были горбачевские времена и я понимал, что меня за этот трюк уже не депортируют в Сибирь, но все равно боялся открыть рот, чтобы меня не посчитали за немецкого шпиона. Я видел в центре города рынок, где женщины торговали рыбой. Все же я осмелился и сделал несколько фотоснимков, которые потом опубликовал.

ИА REGNUM: По вашему мнению, почему в немецкой прессе идет до сих пор такой негатив о Калининграде?

Дело в том, что у нас нет в Калининграде своих постоянных корреспондентов. Сюда приезжает человек на два-три дня, у которого нет времени реально посмотреть город, завязать контакты. Вот мои коллеги, прибывшие сегодня, все здесь в первый раз и они город не видят. Завтра уже обратно улетаем. Увидели они только Королевские ворота и расчищенный подвал Кенигсбергского замка.

ИА REGNUM: Как вы относитесь к снятому недавно в Германии фильму "Любовь в Кенигсберге"?

Ужасно, но одновременно радостно. Ужасно по уровню. Это уровень ниже "Корабля мечты" - есть такой долгоиграющий "мыльный" сериал по каналу ZDF. Никогда в реальности такой истории не могло произойти, чтобы немец поехал в Калининград развеять прах своей матери, уроженки Восточной Пруссии, и встретил там своего отца - бывшего советского офицера. Или - чтобы первая же русская (ее играет Чулпан Хаматова. - ИА REGNUM) кидается немцу на шею с целью уехать в Германию. Это клише. С другой стороны, очень важно, что фильм был показан в прайм-тайм - в воскресенье вечером. Его посмотрели очень много немцев. И важно, что в названии ленты авторы не убрали имя "Кенигсберг". В принципе, по моему мнению, название этого фильма было сделано только для того, чтобы поднять рейтинги. В Германии это слово систематически изымается, зачищается. ФРГ боится своего прошлого, боится Кенигсберга, боится обвинений в попытках регерманизации области. Например, я знаю, что немецким дипломатическим работникам запрещено официально - в интервью либо в выступлениях - произносить имя "Кенигсберг". Только Калининград.

Справка. Хеннинг фон Лёвис оф Менар родился в 1948 году в Нижней Саксонии. По генеалогическому древу Хеннинг является потомком Натальи Гончаровой, жены Александра Пушкина. (Хеннинг - потомок русского боевого генерала, участника наполеоновских войн Федора Федоровича Лёвиз-оф-Менара (1767 - 1824), жена которого Жанетта, приходилась тетушкой Натальи Гончаровой). Долгие годы Хеннинг фон Лёвис оф Менар работал научным ассистентом в университете Кельна. С 1967 сотрудника различных радиостанций: Северогерманское радио, Западногерманское радио, "Немецкая волна", радио Намибии, радио Португалии.
Источник: REGNUM

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.