Александр Ярошук о новом порядке выборов глав: «Я не сторонник каких-то войн»

Все новости по теме: Эпоха Антона Алиханова

В конце минувшей недели стало известно, что в Калининграде вновь меняется механизм формирования городской власти. На смену избранному напрямую жителями мэру придёт глава города и сити-менеджер в одном лице, выбирать которого из списка кандидатов будет комиссия из депутатов горсовета и представителей областного правительства. О том, зачем нужны эти изменения, кто стал их инициатором, а также — пойдёт ли действующий мэр на новый срок таким путём, «Новому Калининграду.Ru» рассказал глава областного центра Александр Ярошук.

— Александр Георгиевич, всё, честно говоря, не очень понятно — очередные изменения, сити-менеджер, комиссии какие-то. Расскажите подробно, в чём суть изменений?

— Ну конечно, про гей-парад-то все услышали, а ключевую новость не поняли. Мы в данном случае действуем в тренде, который существует по всей России уже более трёх лет. Везде выбирался так называемый сити-менеджер, глава городской администрации, выбирался депутатами городского Совета. Где-то он в то же время возглавлял горсовет. Сейчас изменения, внесённые в 131-й федеральный закон, передают эти полномочия субъекту Федерации. Как и многие другие полномочия, которые мы за последние годы передали на областной уровень.

Соответствующие областные законы, о формировании городской власти и о передаче на областной уровень градостроительных полномочий в части выдачи разрешений на строительство, были написаны ещё год назад. Об этом мы все знали, ждали, когда пройдут все выборы — в облдуму, в Госдуму, в горсовет. Для нас это был не секрет и не сенсация.

— Тем более что все муниципалитеты Калининградской области через эту процедуру уже прошли, областной центр оставался единственным исключением.

— Совершенно верно, только что, уже второй раз, выборы главы таким образом прошли в Гурьевске. Единственное, чего мы хотим, чтобы принятие этих законов не повлекло за собой увеличение административных барьеров. И не поставило муниципалитет в ту позицию, в которой он бы лишился тех или иных дотаций из областного бюджета на развитие города. Я не сторонник каких-то войн, у меня одна цель: чтобы всё это не навредило калининградцам, не ухудшило качество жизни в городе.

— Сейчас, так как полномочия переданы субъекту, с инициативой об изменении порядка выборов главы выступило правительство во главе с врио губернатора Антоном Алихановым?

— Да, но повторю, соответствующий закон был написан до его назначения. Он лишь воплощает в жизнь те начинания, которые были сформулированы предыдущим правительством.

— Какова механика процесса, как всё это будет происходить?

— Очень просто. Законопроект будет внесён в областную Думу, депутаты проголосуют за него. Ну, или не проголосуют. А мы обязаны его выполнить.

— Когда это случится?

— Поймите, я не могу говорить за областную Думу, но думаю, что по вопросу передачи градостроительных полномочий решение будет точно принято до конца текущего года, по второму вопросу — не могу точно сказать.

— Окей, закон будет принят, что дальше?

— Дальше будут сформированы комиссии, состоящие наполовину из депутатов горсовета, наполовину из представителей правительства. Опять же, как по вопросу градостроительных решений, так и по выборам главы.

— Но от Антона Алиханова мы слышали, что он хочет замкнуть решение вопросов выдачи разрешений на строительство на некую единую точку, фактически — на самого себя. Чтобы было понятно, кому потом предъявлять претензии.

— Но, тем не менее, в комиссии будут представители города, которые компетентны в вопросах градостроительства, знают законодательство, знают ситуацию в городе. Это не будет одностороннее решение правительства.

— Хорошо, с градостроительством всё более-менее ясно, как будет происходить назначение — или выборы — главы города? Откуда появится, к примеру, список кандидатов?

— В законе будут прописаны чёткие критерии, кто может выставлять свои кандидатуры. 

По аналогии с Гурьевском могу предположить, что среди критериев будут стаж работы, опыт управления коллективом, прочие базовые требования. Все, кто соответствуют этим критериям, могут подать заявления. Я человек партийный, буду ждать решения партии, тогда и пойду.

MIL_0052.jpg

— А пойдёте?

— Ну, если партия доверит (улыбается).

— То есть если вы пойдёте, а партия доверит, то, в принципе, каких-то серьёзных изменений ожидать не стоит? Просто изменится механизм, с прямых выборов на непрямые.

— Да, и ответственности за выполнение 44 полномочий, которые лежат на муниципалитете, меньше не станет. Какой бы ни была схема выборов главы города и администрации. И механизм отзыва останется прежним.

— Ну, а как же доверие людей? Раньше вас избирали жители напрямую, а теперь это будет некая комиссия, в которой часть — представители правительства, во главе которого стоит врио губернатора, за которого никто особо не голосовал?

— Ну, выборы губернатора наверное будут в сентябре. А депутатов всё же избирало население, они ответственные люди и знают, кому доверить управление очень серьёзным муниципалитетом. Человек должен быть с опытом, причём не только в публичных выступлениях, но и в конкретных действиях.

— А не чувствуете некоей потери независимости?

— Да не особо. Если вы прочитаете внимательно 131-й ФЗ, то поймёте, что никакой потери независимости нет. Плюс, повторю, если комиссия выберет кого-то из кандидатов, то его ещё должен утвердить городской Совет депутатов.

— Ситуация какая-то гипотетическая.

— Гипотетическая или нет, но законодатель её предусмотрел.

— При голосовании в горсовете должно быть обычное большинство или квалицифированное?

— Две трети голосов, как при изменении Устава города. Опять же, точно таким же, как сейчас, остаётся и механизм отзыва главы, он не упрощается в пользу правительства.

— А как надолго принимается эта схема? Ведь мы меняем механизм выборов главы города уже который раз, каждые пять лет что-то новое приключается.

— Я считаю, это поиски оптимального в сложившейся исторической ситуации. Сегодня ситуация такая, и во всех муниципалитетах от механизма прямых выборов отошли. Пройдёт время, поверьте, что-то изменится. Как с губернаторами — в какой-то момент всех их решили назначать, спустя пять-семь лет от этого отошли в пользу прямых выборов. За те 16 лет, что я нахожусь во власти в Калининграде, начиная от депутата горсовета, заканчивая моей нынешней должностью, столько всего видел, что отношусь ко всему очень философски.

Самая важная причина во всех конфликтах, которые были с губернаторами, это гордыня. Гордыня руководителей как субъектов Федерации, так и муниципалитетов, которая не позволяла решать вопросы населения. А гордыня — это очень большой грех. 

И амбиции были причиной всех этих войн. Все руководители городов-столиц регионов всегда в войне с губернаторами. Но это бред и чушь, они забывают про самое главное своё назначение: служить горожанам и городу. Они тратят все свои ресурсы на выяснение того, кто главнее и у кого длиннее.

yaroshuk_cukanov_2.jpg

— Но ведь эта война, в том числе, объясняется существующей системой межбюджетных отношений, когда глава региона может поставить и ставит главу муниципалитета фактически на колени, угрожая не дать требуемых для выполнения муниципальных полномочий денег.

— Вот! Правильно! Самый главный вопрос не решён, о межбюджетных отношениях, и никто о нём не хочет даже говорить. На сегодняшний день, не решив этот вопрос, вообще не важно, какими будут схема управления городом и механизм избрания главы.

— Вы видите в новом правительстве Калининградской области потенциал для решения этого главного вопроса? Пока что налицо конфликты, к примеру с главой администрации Янтарного Алексеем Заливатским, он бузит в соцсетях который день и даже пригрозил выставить на торги здание своей администрации, потому как не хватает денег на выполнение полномочий.

— Это другой вопрос, это опять же гордыня. Есть и другой пример — в наших взаимоотношениях с областью. Межбюджетная комиссия решила забрать у нас полномочия по дошкольному образованию, неверно рассчитали сумму денег, которую мы тратили на завучей, директоров, прочих руководителей. По этой методике мы теряли часть НДФЛ и рисковали потерять 125 млн рублей. Все остальные муниципалитеты были «в плюсе», кроме Калининграда. Мы пришли, показали эту проблему. В течение недели была встреча с министром финансов Виктором Порембским, затем вопрос был поднят на Ассоциации муниципальных образований, затем — встреча с врио губернатора Антоном Алихановым. Мы доказали некорректность расчётов, показали, что в нашем бюджете нет ничего лишнего. И всё вернули обратно, нам оставили те параметры по НДФЛ, которые мы считали необходимыми. Вопрос был решён в течение недели.

Мне это понравилось. Ну что я могу сказать? Хорошо, нас слышат. Когда хорошо — я говорю, что хорошо, а когда плохо — мне всё равно, кто губернатор, Боос, Цуканов или Алиханов. Я буду кричать и защищать интересы калининградцев, я для этого сюда и поставлен. В тех условиях, в которых мы живём. 

Да, я не согласен с федеральным законодательством в части межбюджетных отношений. Это вечная точка раздражения во взаимоотношениях между областью и городом. И здесь всё зависит от руководителя субъекта Федерации, все полномочия переданы туда, так сложилось, и мы на это повлиять не можем. Там, где руководитель области слышит главу столицы региона — там проблем нет. Там, где не слышит — там конфликт, война.

1016.jpg

— Ну, у нас пока что не слышали, конфликты были как при Боосе, так и при Цуканове, они были в разной форме — открытой, закрытой, тушили их тоже разными способами, включая привлечение людей из федерального центра.

— Дело не во внешних силах. С сентября нынешнего года я — один из самых «старых» руководителей муниципальной власти столицы субъекта Федерации по всей России. Почти все мэры, кто руководил по 10–15 лет, ушли либо в Совет Федерации, либо в Госдуму. Поверьте, я всегда находился в зоне конфликта, лавировал в интригах. И с этим моим опытом я чётко могу сказать: многие, оказываясь на месте руководителя, забывают про Библию, про Евангелие. Гордыню свою убирай! И ставь вперёд интересы горожан. И старайся найти решение во взаимоотношениях со старшими руководителями. Я человек военный, у меня немного иной подход: он — руководитель субъекта Федерации, главный на территории. Нужно уметь уступать, объяснять, понимать бюджетоустройство, законодательную базу. И доказывать, что те или иные решения полезны всем.

— Очевидно, что эта ситуация вызовет среди части населения однозначную реакцию: вот, мол, Ярошук на выборы идти испугался, решил таким вот хитрым образом без выборов попасть на новый срок. Особенно учитывая итоги ваших последних выборов, когда за вас проголосовало большинство избирателей, но из-за низкой явки это было лишь 10 процентов от их общего числа.

— Послушайте, это не моё решение. Раньше мы сами меняли Устав Калининграда. Сейчас его меняет областная власть. И повторю, этот законопроект был написан год назад. Я — за любой кипиш, кроме голодовки. Называйте главу города как хотите, выбирайте его как хотите, но не трогайте межбюджетные отношения между городом и областью. Нам очень нужны те параметры бюджета, которые сейчас существуют, чтобы выполнить свои обязательства перед населением. Обязательства, которые дали депутаты горсовета и я лично. И я не хочу становиться в позу, рискуя тем самым нарушить этот хрупкий баланс. Для меня важнее, чтобы меня слушали и слышали. После многих войн я пришёл к такой позиции.

Я не боюсь выборов, поверьте. Вы понимаете, что сегодня шансов ни у кого особо нет. Люди давно не верят словам, они верят действиям, калининградцы грамотные, видят всё, и бюджет тоже. Он не очень большой, но с этим небольшим бюджетом мы делаем чудеса, по большому счёту. Так что я иду строго по Евангелию и по законодательству Российской Федерации.

— Кстати, как бюджет-то на 2017 год? Получше, чем в текущем году?

— Нет, он будет чуть меньше, чем в нынешнем году. Тем не менее, мы сохранили те программы по благоустройству, которые работали в нынешнем году — и даже запускаем новую. Она предполагает установку в следующем году более 100 новых однотипных хороших красивых остановочных комплексов. Проект уже разработан, деньги в бюджете я нашёл — чуть больше 30 млн рублей. Сейчас дорабатываем нюансы, но в следующем году мы установим их на основных магистралях: на Ленинском и Советском проспектах, на Невского. Где-то сейчас стоят старые остановочные комплексы, а где-то их вообще нет.

Вчера шёл в церковь на Невского, люди стоят, ждут автобус, самое начало красивой улицы — а остановки нет. Так что везде установим современные европейские остановочные комплексы. А те, которые стоят сейчас, будем переносить на окраины города, где остановок вообще никогда не было. Это важно для тех, кто перемещается на общественном транспорте, ждать его, особенно в непогоду, в комфорте — а не под открытым небом или в какой-то непонятной «ракушке». 

Вот пример тех полномочий, которые у нас остались — и в их рамках я должен каждый бюджетный рубль направлять на то, что нужно городу.

Текст — Алексей Милованов, фото — из архива «Нового Калининграда.Ru».

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».