«Возмездие придет!»: как депутат КПРФ судилась с администрацией Калининграда

Татьяна Туманкина, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

В Ленинградском районном суде в пятницу состоялось предварительное (и, как оказалось, последнее) слушание по иску депутата горсовета от КПРФ Татьяны Туманкиной к мэрии Калининграда. Депутат обвинила чиновников в политической дискриминации. Ее адвокат Михаил Золотарев пошел еще дальше и заявил, что действия властей нарушают основы парламентаризма в России. Корреспондент «Нового Калининграда.Ru» рассказывает о том, как проходил процесс, который в итоге выиграла городская администрация.

Чтобы прийти в суд, Татьяна Туманкина, 72-летняя учительница истории из школы № 33, отпросилась у завуча с уроков по международному праву. Поддержать депутата пришли ее избиратели и единомышленники — всего семеро. Перед началом судебного заседания публика развлекала себя разговорами о геополитике и транспортных проблемах Калининграда. «Скоро возмездие придет!» — приободрял слушателей и Туманкину тридцатилетний на вид мужчина. Представитель депутата, юрист Михаил Золотарев, не утруждая себя аргументами, но с видом эксперта заявил, что Ленинградский суд — самый коррупционный суд в Калининграде, и стал рассказывать про деда, который брал Кремль в 1917 году.

Разбираться в иске Туманкиной к администрации Калининграда предстояло молодому судье с эспаньолкой Максиму Киселю. Кисель первым делом выложил из кармана на стол диктофон и желтый карандаш, чтобы делать пометки.

В суд депутат горсовета шестого созыва Татьяна Туманкина — коммунистка со стажем — обратилась после того, как для нее не нашлось места в здании администрации на площади Победы. В начале ноября 2016 года она рассказывала «Новому Калининграду.Ru», что вынуждена работать в фойе на диване. Депутату на самом деле выделили место в здании на улице Карла Маркса, но оно оказалось весьма неудобным вариантом, учитывая, что Туманкина состоит во всех комиссиях и все время проводит на площади Победы. 

По ее словам, свободных кабинетов в здании администрации после сокращения штата предостаточно, но выделяются они почему-то только представителям от правящей партии. Коммунистка вела себя весьма скромно, предоставив полную свободу действий своему представителю.

«Действия городских властей нарушили нормы международного права и российского законодательства. Также имеется коррупционная составляющая. Я буду просить суд вынести частное определение в адрес главы Калининградской области для устранения недостатков. Налицо неуважение к действиям президента Российской Федерации, который принимает меры по демократизации управления на местном уровне», — витиевато обобщил претензии Золотарев.

Юрист отметил, что ситуация с Туманкиной вызвала большой общественный резонанс, предъявив в качестве доказательства газету «Новые колеса» со статьей о депутате, ютящийся на диване . Золотарев утверждал, что КПРФ и других оппозиционеров преднамеренно хотят держать подальше от чиновников, чтобы невозможно было контролировать их деятельность. Золотарев также подчеркивал, что конфликт между его доверительницей и мэрией имеет политический подтекст.

tumankina.jpg

Туманкина в зале суда, фото — Олег Зурман

Для защиты своих интересов мэрия прислала Елену Чалченко. Позиция городской администрации была следующей: иск не обоснован, а федеральные и региональные законы не предусматривают выделение помещений для работы депутатов в принципе, особенно тем, кто работает на непостоянной основе, как Туманкина. По словам Чалченко, таких норм просто не существует, а кабинеты выделяются исходя из «организационных моментов» и «человеческого подхода».

«Доводы административного истца совершенно надуманные, и он не предоставил никаких правовых аргументов. Здание на улице Карла Маркса ни в чем не уступает зданию на площади. Никакой дискриминации нет, и правовых оснований для удовлетворения иска нет», — высказалась Чалченко.

Золотарев веско заявил, что все сказанное — сказки, и спросил Чалченко, известно ли ей о сокращениях в мэрии и освободившихся кабинетах. Та уклонилась от ответа, сказав, что это не имеет никакого отношения к рассматриваемому делу. Вмешаться в диалог юристов пришлось Киселю, который снял вопрос. Когда судья снял и следующий вопрос — спрашивалось, почему председателю горсовета не выделили, к примеру, кабинет на улице Павлика Морозова, где тоже размещаются чиновники из мэрии, — Золотарев демонстративно заявил ходатайство об отводе.

«У нас есть сомнения в том, что вы законно и обоснованно сможете вынести решение по данному делу», — сказал он. Туманкина полностью ходатайство поддержала в отличие от ее оппонента из мэрии. Добиться замены судьи Золотареву в итоге не удалось, и слушания продолжились в прежнем составе.

В перерывах юрист красноречиво убеждал публику, что действия чиновников из мэрии Калининграда подрывают основы парламентаризма в России и в случае неблагоприятного исхода дела он будет обращаться в Европарламент и Верховный суд РФ. Еще Золотарев зачем-то хвастался тем, что переписывался с Бараком Обамой и Ангелой Меркель. Проверить эти истории было совершенно невозможно, но на публику они, кажется, действовали.

В финальной части заседания Чалченко настаивала на прекращении административного дела, а Золотарев продолжал гнуть свою линию, упрекая городские власти и суд в сговоре и коррупции. Его аргументы не сработали, и Максим Кисель вынес решение в пользу мэрии. Рассмотрение дела о дискриминации по политическим мотивам длилось в общей сложности три с половиной часа. Туманкина по окончании процесса сказала, что решение ее не устраивает и она намерена и дальше бороться с чиновниками. 

Золотарев, впрочем, такой исход предсказывал изначально. Уже находясь в фойе Ленинградского районного суда, он убеждал Туманкину, что ей это даже выгодно: «Главное — вызвать политический скандал, чтобы на это обратили внимание сверху. Вы пока пишите Зюганову, а я займусь Европарламентом и Европейским судом», — сказал он и довольный собой вышел на улицу.

Текст — Олег Зурман, «Новый Калининград.Ru»

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».