Боос. "От меня трудно укрыться"

Все новости по теме: Губернатор области
Недавно лидер «Единой России» Борис Грызлов назвал развитие Калининградской области «партийным проектом», а сам «хозяин» российского анклава Георгий БООС подчеркивает, что является партийным губернатором и готов в случае провала выложить партбилет на стол.

– Георгий Валентинович, вы многих удивили, заявив, что для вашей области до сих пор остается весьма актуальной проблема сепаратизма. Где вы заметили сепаратистские настроения?

– Гипотетически может возникнуть территориальный спор, потому что в Германии есть партии, которые эту тему поднимают.

– Маргинальные.

– Да, маргинальные. Но есть силы, которые все время готовы создавать проблемы у конкурентов, причем как у компаний, так и у конкурентов-регионов и конкурентов-стран. Это борьба за рынки. И немецкие власти все равно ведут политику протекционизма – с использованием как дозволенных, так и недозволенных методов.

– А примеры?

– Несколько фондов в Калининграде под видом гуманитарной помощи финансировали создание патронатных семей. Обычные семьи могли брать под опеку сирот, но с условием – запретить детям смотреть российское телевидение и читать наши газеты. Мне пришлось вмешаться. Я полагаю, эти фонды связаны с упомянутыми маргинальными политиками в Германии и с фирмами, желающими получить конкурентные преимущества. Теория управляемого конфликта давно известна.

– Допустим, в Берлине есть реваншисты. Но откуда быть сепаратистским настроениям в Калининграде?

– У нас, к примеру, добрая половина молодых людей вообще ни разу ни была в «большой России», зато не раз видели и Польшу, и Литву. Поэтому в рамках президентской программы «Мы – россияне» сейчас организованы поездки школьников в Москву, Питер и по Золотому кольцу. Резонанс уже большой. Судя по опросам ребят, которые вернулись, 97 процентов испытали гордость за Россию – они и не подозревали, что их страна такая красивая... А 3 процента просто уже ездили раньше.

Мы свозили пять тысяч, а за лето отправим еще тысяч шесть. Кроме того, примем школьников из других уголков России. Наша задача – выйти на двухлетний цикл в 60 тысяч. Но пока за все платит областная казна, хотя должно платить и правительство России. Президент дал жесткое поручение на сей счет, но правительство не реагирует. А отвечать за бездействие придется...

– Под Калининградом снесли цыганский поселок Дорожный, известный как Табор. Вы не опасались, что изгнание цыган породит всплеск шовинизма?

– Этого поселка нет на карте, он незаконный. Им никто там земли не отводил. Все постройки там снесены по решению суда. Другое дело, что в Дорожном еще и торговали «дурью». По данным Госнаркоконтроля, в поселке из 46 домов оседало 80 процентов наркотиков, которые поступали в область. И желания узаконить постройки это не вызывало.

Иностранцев, которые жили в Таборе незаконно, депортировали обратно в их страны. А российских граждан мы же не могли выкинуть на улицу – мы приобрели им жилье по социальным нормам в городе Славск и предложили – езжайте. Никто не воспользовался. Ну, мы так и знали. Потому что у них есть жилье. Сбыт наркотиков – прибыльное дело.

А горожане восприняли это не как борьбу с цыганами, а как борьбу с наркопоселком. У нас общество интернациональное, конфессий и национальностей много, и все они находят способы мирно жить.

– Отчего в народе ругают затеянные вами аукционы иномарок?

– Льготами по «растаможке» в Калининграде владело пять семей, и все это знали. Не было ведь никаких открытых аукционов – они скупали эти льготы в сговоре с чиновниками.

Те, кто имел эту льготу, завозили партию в две-три тысячи автомобилей, сбывали их все равно по рыночной цене, а разницу клали себе в карман. Ну, еще делились с чиновниками. Это была льгота, которую получали не люди, желающие купить автомобили, а пять семей и набор чиновников. У нас все помнят про коробку из-под торта со взяткой, которую занесли вице-губернатору Леонову – это как раз были деньги за «растаможку». Сейчас Леонов сидит. А чиновники, которые входили в его комиссию по льготам, ездили на «Лексусах» последней модели, имели квартиры шикарные – как вы понимаете, не на зарплату купленные... Все они уже уволены. Теперь мы провели аукцион по принципу «один автомобиль – в одни руки». Трудно было. Представьте себе, восемь тысяч автомобилей физически отторговать! Восемь тысяч конвертов вскрыть, восемь тысяч дел завести, восемь тысяч сертификатов выдать.

Все бросились получить первыми. Возникли очереди, столпотворение. Сейчас никакой очереди нет. Пожалуйста, иди забирай свой сертификат...

Но мы же с кем имеем дело? Те пять семей – при деньгах, могут заказывать ругательные статьи. К тому же царит общее недоверие к любым действиям власти. У нас в стране власть долго была недееспособна либо дееспособна «тильки для сэбэ». Современная власть эту машину разворачивает, но подсознание у людей еще там – в начале 90-х. Как следствие – нигилизм... Хотя я при этом чувствую определенную симпатию. В целом, настроение у нас позитивное, и даже по соцопросам динамика хорошая.

– Вы не сможете провести резкие реформы, если не добьетесь широкой общественной симпатии.

– Я не провожу резких реформ. Я потребовал исполнения закона и ничего более.

– Это и означает резкую ломку, ведь раньше многие жили не по закону.

– Не по закону жила элита, и то не вся, а только часть. Для людей ничего не меняется. Средняя зарплата на селе как была 3–5 тысяч, так и остается, а в Калининграде – как была 7–20 тысяч, так и остается. Только если раньше платили 820 рублей по ведомости, а остальное в конверте, то теперь все – по ведомости. Кто от этого пострадал? Только часть элиты. А людям начисляются пенсии, налоги пошли в бюджет, бюджет стал больше тратить, например, на благоустройство. Город стал чище, дороги начали чинить.

– Денег на дороги хватило из налогов с зарплаты?

Общая собираемость налогов выросла в полтора раза. У меня ведь уникальный опыт – я работал и в бизнесе, и министром по налогам, и в Госдуме, где сам писал налоговый кодекс. От меня тяжело укрыться. Я собрал у себя предпринимателей и говорю: вы не платите здесь, здесь и здесь, так-то, так-то и так-то. Если будете так и дальше, я вас отлучу ото всех механизмов обогащения, – скажем, от доступа к земельным ресурсам, в результате чего вы закроетесь. Платите налоги, иначе – разорю. Платить налоги – главная социальная задача бизнеса. Бизнес, который не платит налоги, не нужен.

– Судя по опросам, россияне менее всего верят в успех нацпроекта по жилью. Как проблему решаете вы?

– У нас, кроме проекта «Доступное жилье», выполняется и проект «Жилье для военнослужащих» – по поручению президента, пять регионов попали в этот список. Для военных в рамках президентского поручения мы за полтора года отстроим 1,5 тысячи квартир. А всего у нас 4 тыс. 200 военных нуждаются в новом жилье. При этом будем параллельно строить еще текущее жилье – всего получится 2,5 тысячи квартир. Тем временем те, кто вселяется в новостройки, освобождает свое нынешнее жилье, – оно поступает в фонд распределения. Мультипликативный коэффициент «расшития проблем» примерно 1,3. Так что упомянутые 1,5 тысячи продвинут очередь где-то на 3 тыс. 200 очередников. Останется удовлетворить всего около 1 тыс.военных очередников. Мы реально сдвинем проблему.

В прошлом году в области было сдано 265 тыс. кв. м. жилья, в позапрошлом – 245 тыс.. В лучшие советские годы – 320 тыс.. В этом году мы построим... 500 тыс.. В следующем – 750. Через пять лет будем строить полтора-два миллиона. Мы уже в первом квартале сдали 106 тыс.. Уже! Ускоряем этот процесс капитально.

– Вот вы все говорите «у нас»… Вы себя уже чувствуете своим в Калининграде?

– Я говорю «у нас» естественно, а не натянуто. Дома я себя чувствую в Калининграде. Семья – там, мой дом там уже почти готов. Калининград – единственное место, где я хотел бы жить, если не в Москве. С самого начала, как только я там впервые побывал, у меня возникло это ощущение. Но я не думал, что эта мечта таким образом воплотится. Хотя Москва навсегда для меня останется любимым городом.

– Двенадцать лет назад, когда вы возглавляли фирму «Светосервис», Юрий Лужков доверил вам подсветку всей столицы. Чем в Москве вы с тех пор особенно гордитесь?

– Колокольней восстановленной церкви иконы Казанской Божьей Матери на Красной площади. Снаружи мы тогда установили заливающий свет металлогалогенной лампой – такой голубовато-зеленоватый оттенок, но с хорошей цветопередачей, чтобы краски заиграли. А внутри – желтый. В итоге появилось ощущение, что из колокольни струится тепло и жизнь...

СПРАВКА

Георгий БООС родился 22 января 1963 года в Москве. В 1986 году окончил Московский энергетический институт по специальности «инженер-электрик световых приборов». В 1986–88 годах – офицер ВВС на Дальнем Востоке. С 1988 года – инженер Всесоюзного светотехнического НИИ. По совместительству преподавал математику в московской средней школе № 247. С 1991 года – директор фирмы «Светосервис». В 1995–2003 годах трижды избирался в Госдуму от Медведковского округа Москвы, был зампредом фракции «Наш дом – Россия», позже зампредом палаты от ОВР и «Единой России». В сентябре 1998 года возглавил Министерство по налогам и сборам. 12 мая 1999 года уволен вместе со всем кабинетом Евгения Примакова. Руководил избирательной кампанией «Отечества». 16 сентября 2005 года по представлению Владимира Путина Калининградская облдума утвердила Георгия Бооса губернатором. Член высшего совета «Единой России». Кандидат технических наук. Лауреат Госпремии 1996 года за работы по архитектурной подсветке Москвы. Награжден орденом Почета. Женат, пять дочерей, младшей – три месяца.
Источник: Новые известия

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.