Виктор Ольжич: Почему Литву не пускают в элитные клубы ЕС

Все новости по теме: Соседи
Литва уже потерпела поражение при первой попытке вступить в зону евро. Брюссель отверг просьбу Литвы ввести евро с 1 января 2007 г., между тем как разрешил это сделать другому "новичку" ЕС - Словении. Теперь похожее может случиться и со вступлением Литвы в зону Шенгена. Здесь намечается как бы два подхода: или Литву не пускают в зоны "старожилов" ЕС потому, что она действительно не готова выполнить требования, необходимые для вступления в эти зоны, или же потому, что "старожилы" не желают (до поры до времени?) впускать "новичков". На этот счет и в самой Литве нет единого мнения.

Уроки неудачного введения евро

Недавняя история с вступлением в зону евро - прекрасная иллюстрация вышесказанного. Как известно, Литва соответствовала практически всем критериям, предъявляемым странам еврозоны, включая и столь важный дефицит бюджета, за исключением уровня инфляции, который она к лету 2006 года превысила на сотые доли процента. Экономические достижения Литвы 2005-2006 г.: рост ВВП составил 8% в первом квартале 2006 г., уровень безработицы в первом квартале 2006 г. составил всего 3,9%, дефицит бюджета - ничтожный (0,5% в 2005 г.), небольшой по сравнению с другими членами ЕС государственный долг (18,7% в 2005 г.). Редко какой "старожил" ЕС может похвастаться такими данными.

Что же произошло с инфляцией, которая якобы сделала подножку Литве? На протяжении последних лет инфляция в Литве была близка к нулю и даже имела место дефляция. Лишь в 2005 г. инфляция начала слабо расти, в основном в связи с ростом цен на горючее и энергоносители. За 2005 год среднегодовая инфляция в Литве составила 2,7%. Это слабая инфляция, у многих старожилов ЕС она больше. Однако поступившие из Евросоюза данные об инфляции в ЕС за март 2006 г. оказались таковыми, что Литва должна была соответствовать критерию 2,6%. Напомним, что Маастрихтский договор предусматривает, что в странах-кандидатах инфляция не должна превышать средний показатель в трех государствах ЕС с наименьшим уровнем инфляции. К этому показателю добавляется еще 1,5%. По мнению литовских политиков и экспертов, логики нет уже хотя бы в том, что в то время как речь идет о вступлении страны в зону евро, в качестве отправной точки берутся не три страны еврозоны, а три страны ЕС, у которых может и не быть евро. Так получилось и в 2006 г., когда одной из трех стран ЕС с наименьшей инфляцией оказалось не входящая в зону евро Польша. Если бы брались во внимание три страны еврозоны, то Литва соответствовала бы маастрихстким критериям.

Но это еще не все. Оказывается, Литва не дотянула не одну десятую процента: одна десятая получается, если округлять, а на самом деле речь идет о сотых долях процента. Выступая 20 апреля перед членами сейма премьер-министр Литвы Альгирдас Бразаускас, заявил, что Литва "выполнила все критерии" для введения евро. При этом он имел в виду тот факт, что если правильно округлять десятые доли процента, то Литва соответствует требованиям. Но все дело в том, что почему-то Брюссель стал считать не десятые, а сотые доли процента, о чем не было речи в начале. Бразаускас: "Странные цифры - потому, что было договорено, что Европейский союз засчитает в эти критерии только одну цифру "после запятой", а теперь не знаю по какой причине оказалось даже четыре цифры после запятой".

Все это не могло не вызвать сильного подозрения, что истинные причины непринятия Литвы в зону евро - не экономические, а политические. Что Брюссель лишь ищет ничтожный формальный повод, чтобы не впустить Литву в клуб "избранных". Это подозрение еще больше усилил следующий факт. На второй день после объявления отрицательного решения Еврокомиссии в отношении Литвы, поступают новые, уточненные данные статистического агентства Eurostat. По новым данным, в апреле средний уровень инфляции в странах с наименьшей инфляцией был не 1,1%, а 1,2%. Добавляем необходимые 1,5%, получаем 2,7%. То есть Литва вполне соответствует маастрихстким требованиям. И что же делает Брюссель? Он в срочном порядке пересматривает свое решение? Ничего подобного. Он просто игнорирует новые данные.

В свете вышесказанного понятной становится реакция литовских политиков и политологов. Так член Европарламента от Литвы Она Юкнявичене заявила в интервью французской газете Le Mondе: "Почему Литва должна еще ждать введения евро? Что скрывается за необоснованно строгой интерпретацией критериев Маастрихта, тогда как Франция, Германия, Италия и Греция так легко присоединились к еврозоне? Неужели европейский союз посылает странам-кандидатам весть, что им еще долго, очень долго придется ждать принятия в семью евро?"

Политические причины усмотрел и председатель сейма Литвы Викторас Мунтянас. Доказывать на саммите ЕС, что нужно менять требования к претендентам на вступление в клуб евро, взялся в июне и сам президент Литвы Валдас Адамкус. А председатель правления Банка Литвы Рейнольдиюс Шаркинас, который постоянно уверял литовцев, что Литва введет евро с 1 января 2007 г., после отрицательного решения Еврокомиссии прямо заявил: "Сегодня трудно прогнозировать, как поступили бы комиссары, руководители ЕС, если бы мы соответствовали всем требованиям Маастрихтского договора. Я, например, думаю, что результат был бы таким же, как и сейчас".

В унисон ему говорил и министр финансов, впоследствии и.о. премьера Литвы Зигмантас Бальчитис. По его мнению, "даже если бы Литва полностью соответствовала критерию по инфляции, она вряд ли была бы принята в еврозону".

Правда, сам Брюссель подобные подозрения в "политизировании" вопроса отбрасывает. После решения ЕК пресс-конференцию дал курирующий вопрос принятия Литвы Комиссар ЕС по экономическим и финансовым вопросам Хоакин Алмуния. Ему было сказано, что, по мнению ряда экспертов, вполне вероятно, что Литва была "распята на кресте" для примера другим потенциальным членам зоны евро. Алмуния не согласился с такой мыслью, утверждая, что именно инфляция, а не твердая рука ЕК не позволила Литве войти в зону евро. Комиссар заявил также, что требования ко всем потенциальным членам зоны евро будут одинаково строгими. Мол, ЕК не сделает исключения даже при малейшем несоответствии маастрихтским критериям. Он отметил, что формула подсчета маастрихтских критериев не изменится, в нее по-прежнему будут включены все страны ЕС, а не только входящие в зону евро, как это предлагает Литва. "Изменение критериев было бы опасно как для зоны евро, так и для самого ЕС".

В то же время Алмуния подчеркнул, что необходимо учитывать не только сегодняшнее соответствие маастрихтским критериям, но и долговременные перспективы этих показателей. Комиссар ясно дал понять, что Литве было сказано "нет" не столько из-за минимального несоответствия инфляции, сколько из-за прогнозируемого дальнейшего ее роста.

Однако такие аргументы мало кого в Литве убедили. Например, и.о. премьера Бальчитис отказался прогнозировать, как в дальнейшем поведет себя ЕС: "Не от нас это зависит, а от ЕС. Когда он будет готов к расширению еврозоны и принятию в нее динамично развивающихся стран". Как видим, и здесь литовский руководитель акцентирует не столько "соответствие" не очень понятным критериям, сколько готовность старожилов подпускать в священную зону "новичков". Выступая 18 мая на радиостанции Žinių radijas Бальчитис высказался еще более четко. По его мнению, правительство сделало все, что могло: "Мы усиливали литовскую экономику, тем самым выдерживая требования по маастрихтским критериям. Я уверен, что было принято больше политическое решение".

Запрет на вступление в шенгенское пространство - реален

Если правдой является то, что дело не в реальной подготовке страны к вступлению в "элитный" клуб ЕС, а в политической воле и желании членов этого клуба принять ее в свои ряды - то каковы шансы Литвы на то, что, после неудачи с введением евро, ее впустят в 2007 г. в Шенгенское пространство, как она рассчитывает? Ситуация повторяется с точностью. Опять соответствующие литовские министерства и учреждения трубят о "готовности" Литвы и излучают оптимизм, как это делали соответствующие министерства, отвечавшие за введение евро. Но в Литве и за ее пределами теперь уже не столь верят заверениям чиновников.

Эксперты все чаще ставят вопрос следующим образом: при наличии политической воли даже страна, чуть не дотягивающая до критериев, будет принята в элитный клуб. А при отсутствии таковой - и у страны, выполнившей требования, всегда можно будет найти какую-нибудь "недоработку", вроде сотых долей процента, чтобы был повод ей отказать. В таком случае - у Литве очень мало шансов вступить в члены Шенгена. Разве что нужно выполнить все требования на пять с плюсом. Психология та же, что и на экзамене, когда отличника, который все знает, бывает очень тяжело или невозможно завалить.

Увы, Литва, как и в случае с евро, не очень напоминает отличника. Скорее наоборот. Как считают литовские аналитики, причина - в неповоротливости, некомпетентности ответственных государственных институтов. Вот факты. Литва к вступлению в Шенгенское пространство готовится с 2001 г., когда была утверждена национальная программа подготовки к этому событию. Программа оканчивалась в 2004 г. Логично было бы считать, что с 2005 г. начнет действовать следующая программа, учитывающая следующие этапы. Однако такая программа не была утверждена. Лишь во втором квартале 2006 г. правительство вспоминает, что есть необходимость в обновленном плане подготовки к вступлению и принимает его.

Но это еще не все. Брюссель выделяет Литве финансовую помощь для того, чтобы она смогла вести полноценную подготовку к вступлению в Шенген. Это хорошо. Плохо то, что помощь эта поступает с опозданием в 16 месяцев. Например, помощь за 2002 год поступила Литве только в 2004 г. Как ведут себя другие претенденты на членство в элитном клубе? Они берут деньги из национального бюджета, чтобы не отставать от утвержденного графика работ, зная, что брюссельские деньги все равно поступят. Литва избрала другой путь: она ждет брюссельских денег, теряя время.

Результат - налицо. Отставание. Показательный пример - выполнение одного из главных требований, предъявляемых членам шенгенского пространства: разделение пассажиров, въезжающих в это пространство. Граждане ЕС должны быть отделены от граждан так называемых "третьих стран". Другими словами, прилетев в Вильнюс, вы не должны попасть в очередь, где стоят граждане стран ЕС. Сейчас в Вильнюсском аэропорту в срочном порядке строится специальный терминал для "граждан третьих стран". Однако строительство пока лишь в начальной стадии. Только подписан договор с фирмой YIT Kausta на строительство второго терминала, однако, как пишут литовские СМИ, конкурсы на оборудование для КПП второго терминала, а также для закупки багажных транспортеров даже еще не объявлены. Согласно договору, YIT Kausta должна окончить строительство терминала до 1 октября 2007 г., другими словами - всего за месяц до планируемого присоединения Литвы к Шенгенскому пространству. Между тем, эксперты ЕС, которые должны оценить степень готовности Литвы к присоединению к Шенгенскому договору, должны посетить Литву уже летом 2006-го. Интересно, как они отреагируют и какие отчеты привезут в Брюссель, если увидят на месте второго терминала пустое место.

Понимая, что она может не успеть, Литва готовит так называемый "план Б", согласно которому пассажиры из "третьих" стран, направляющиеся в Литву, будут садиться в тех аэропортах ближайших членов Шенгена, где есть терминалы для пассажиров из "третьих стран". А уже оттуда они будут добираться в Литву. Этот абсурдный, по мнению экспертов, вариант, тем не менее рассматривается как вполне реальный. Вот только вопрос - как посмотрит на такое предложение Литвы Брюссель. Нужно очень хотеть, чтобы Литва стала членом Шенгена, дабы закрыть глаза на отсутствие у Литвы требуемого второго терминала и принять такое литовское предложение. Но, как уже было сказано, есть все признаки того, что, наоборот, Брюссель не хотел бы видеть в ближайший год такие страны, как Литва, членами "элитного клуба". Другими словами, Литва дает все поводы Брюсселю, чтобы он вновь нашел зацепку оставить Литву за бортом клуба. Причем, кажется, зацепиться Брюсселю в этом случае гораздо легче, чем в случае с вступлением Литвы в зону "евро".

Но, может быть, вторые терминалы имеются в других международных портах Литвы? Ничего подобного. Терминалов для пассажиров "из третьих стран" нет ни в аэропорту Паланги, ни в аэропорту Шяуляй. Что же касается морского порта в Клайпеде, откуда ходит паром к Калининграду, то и здесь не только не начато строительство второго терминала, но даже еще в середине июня 2006 года не было определено, кто это должен делать. Конфликт возник между дирекцией Клайпедского порта и арендаторами портового берега. Во второй терминал нужно инвестировать 200 тыс. литов. Дирекция заявляет, что не может инвестировать в собственность частных компаний, а арендатор KLASCO считает, что строить терминал - не их забота. Если обе стороны не договорятся, то подготовлен запасной вариант - вообще отказаться от рейса "Балтийска" и прибытия граждан "третьих" стран в порт Клайпеды. Нет граждан "третьих" стран - нет проблемы. Таким образом, за счет литовско-российских связей, удобства граждан обеих стран, подготавливается вариант "решения" проблемы второго терминала.

"Политическая" подоплека позиции Брюсселя

Существуют разные версии причин "политического" нежелания Брюсселя впускать Литву в элитный клуб (по крайней мере - не спешить с приемом). Одна из них - слишком большие претензии Литвы. В ЕС любят трудолюбивых и скромных, а не много говорящих и что-то постоянно "доказывающих" центру. В Брюсселе царит атмосфера "тонких намеков", которых литовские руководители часто не понимают, даже если им свои же евробюрократы, вроде еврокомиссара Дали Грибаускайте, советуют прислушаться. Кстати, литовка Грибаускайте уже отчитала литовские власти за то, что они, постоянно критикуя руководство ЕС за "неправильное" отношение к Литве, создают у брюссельской верхушки о себе дурное мнение. По ее словам, нужно работать, бороться с высоким уровнем коррупции, внутренней политической нестабильностью, доказывать свое соответствие делом, а не словами.

Ведь, согласно западному этикету, никто нежеланному гостю в лицо не говорит, что он не желанный: существует целая наука намеков и поиска побочных, не настоящих причин. Вспомним, что Литве, Латвии и Эстонии задолго до подачи просьбы о вступлении в зону евро высокопоставленные брюссельские чиновники рекомендовали - когда намеками, а когда и прямо - не спешить, подождать. Латвия и Эстония вняли намекам, а Литва - нет. Вот Литва и "наказана", в результате чего она, как считает немало литовских политиков и экспертов, оказалась в невыгодном положении, "потеряла лицо". Как давно уже стало понятным, в Брюсселе не любят выскочек. Правда, у Латвии и Эстонии требуемый уровень инфляции превышался не на сотые доли процента, а на проценты. Но все равно допустимо ставить вопрос о том, что Брюссель раздражают громкие заявления литовских руководителей, что Литва хочет быть "региональным лидером" и стремится так или иначе "быть первой среди равных" (вспомним хотя бы, что Литва была первой страной ЕС, в спешном порядке, без референдума, за день, ратифицировавшей Конституцию ЕС).

И все же вышеуказанная причина может не быть решающей. Более веской причиной позиции Брюсселя нужно считать "евроатлантическую" ориентацию Литвы. Вспомним, как шокировали только что принятые "новички" ЕС руководителей "старожилов" ЕС, когда неожиданно поддержали вторжение СЩА в Ирак. Тогда президент Франции Жак Ширак прямо, имея в том числе в виду и Литву, сказал, что "новички" упустили возможность "помолчать" в данной ситуации. В ответ "новички", включая прежде всего Польшу и Литву, подняли крик возмущения - что им так грубо "указали место". Мол, в былые времена даже Москва не смела таким тоном разговаривать с ними. Конфликт замяли, но суть ведь осталась. Официальной причиной, по которой Литве может быть отказано в принятии в еврозону, пишет ELTA, является несоответствие одному из показателей конвергенции. "Вместе с тем существует мнение, что Литва не подходит евроклубу из-за своей либеральной и атлантической политики". Таково мнение докторантов Коннектикутского университета (США) Римвидаса Балтадуониса и Марюса Юргиласа. Литва оказалась в этом затруднительном положении из-за экономической политики, за которую Евросоюз "должен ее хвалить, а не наказывать". Литва уже давно не проводит самостоятельную монетарную политику и с 2002 г. практически зависит от решений Европейского центробанка.

В то же время западные обозреватели не раз указывали на диссонанс, который представляют собой отношения Литвы (и стран Прибалтики в целом) с Россией на фоне в целом благополучного отношения с Россией ЕС. Если Россия подвергалась до последнего времени резкой критике, то в основном со стороны США, стран Прибалтики, Польши, но никак не Брюсселя. Поэтому представители таких стран, как Литва, не раз выражали неудовольствие позицией руководства ЕС, которое "потакает" России вместо того, чтобы критиковать ее за "антидемократические" тенденции, поддерживать страны Прибалтики в их претензиях. Нужен ли такой беспокойный член ЕС в качестве члена элитного клуба ЕС?

Не забудем также и давней идеи таких стран, как Франция, которые, в ответ на "проамериканскую" позицию ряда "новичков" в американо-иракском конфликте, стали открыто пропагандировать идею "двух ЕС". Один ЕС будет состоять из тех "старожилов", которые одинаково видят как политические, так и экономические приоритеты. Вокруг этого центрального круга, "по периферии", будут размещены, так сказать, "второстепенные" члены, которые или по-другому понимают приоритеты, или же просто не способны дорасти до уровня "старожилов". Такие страны, как Великобритания, воспротивились этой идее, но, похоже, подспудно идея живёт. Не будем сбрасывать со счетов и в целом не очень благоприятное мнение населения "старых" членов ЕС, которое в своем большинстве, испытывая сегодня не лучшие экономические времена, склонно видеть одну из причин своего ухудшившегося материального положения в приеме новых членов и субсидировании из их карманов экономики последних.

Есть ли российский интерес?

Хотя сегодня в Прибалтике все чаще говорят о "заинтересованности" России в том, чтобы такие страны, как Литва, даже став членами ЕС и НАТО, оставались как бы в "троечниках", на второстепенных позициях в этих структурах, - на самом деле ситуация кажется гораздо более сложной. Например, министр финансов и и.о. премьера Литвы Зигмантас Бальчитис прямо заявил, что в деле с введением евро Литве ногу подставила Россия. При этом он имел в виду энергетическую "зависимость Литвы от России". Выступая 18 мая на радиостанции Žinių radijas, он заявил, что Брюссель просто испугался будущей инфляции в Литве, которая неизбежна в связи с объявленным "Газпромом" повышением цен на газ для Литвы. Бальчитис: "Нам прекрасно известны перспективы наших тенденций касательно цен на газ и нефть, особенно на газ. Если цены на газ будут утверждены в таком размере, которые сейчас в проекте, то это отразится на показателе нашей инфляции цифрой в 0,8%, и это является одной из основных причин, почему Европейская комиссия утверждает, что мы не соответствуем показателю устойчивости". По словам министра, это - проблема энергетической системы страны. "Государство не может зависеть от одного энергетического источника - эти вопросы должны решаться".

Таким образом, получается, что повышая цены на энергоносители, Россия может косвенно регулировать действия Брюсселя в отношении таких стран, как Литва. Некоторые литовские политологи даже считают, что если России удастся более или менее длительное время "удержать Литву" вне зоны евро и Шенгена, то это не позволит ей стать сильной, а со слабым, второстепенным членом ЕС и разговор другой.

Однако такие версии могут расцениваться скорее как политический демарш правых политиков. На самом ли деле России выгодно "не членство" Литвы в еврозоне и в Шенгене? Политические интересы, даже если они и имеют место, могут входить в противоречие с экономическими. Российским бизнесом Литва избрана как один из трамплинов на Запад. Значит, господство единой евровалюты в Литве - упрощает движение на Запад. То же можно сказать и про отсутствие границ в сторону Запада.

Правда, есть и еще один момент - проблема въезда в Литву российских граждан после того, как Литва становится членом Шенгенской зоны. Присоединение к Шенгенскому договору заставляет Литву пересмотреть двусторонние договоренности по упрощенному визовому режиму с соседями, включая Россию, Украину, Белоруссию и Молдавию. Согласно договору, они к 2007 г. должны быть денонсированы. Этот договор как бы исключает любые двусторонние послабления в визовом режиме. Особенно больно это может коснуться жителей Калининградской области, которые сегодня посещают Литву в особо льготном визовом режиме (бесплатные долгосрочные визы). Однако Брюссель только что пообещал России некоторое послабление визового режима - стало быть, проблема только в том, чтобы все решалось на уровне Брюсселя, а не литовско-российских отношений. Что касается вопроса Калининградской области, то он давно уже стал предметом переговоров именно Брюсселя и Москвы, минуя Вильнюс. С другой стороны, вопрос деликатный в том плане, что въезд калининградцев в Литву будет уже приравнен фактически к евровизе, ибо из Литвы, если она станет членом шенгенского пространства, калининградец может без труда последовать в любую другую шенгенскую страну ЕС. Пока что никто не рискует предугадать, каким образом будет решаться такая непростая задача статуса жителей соседних стран, не членов ЕС, при попадании в Литву.

В конце концов, для России важны не столько членство или не членство таких стран, как Литва, в еврозоне и в зоне Шенгена, сколько их внешнеполитические установки и тон. Скажем, Франция, Германия или Испания давно входят как в еврозону, так и в пространство Шенгена, однако это никоим образом не влияет на их в целом дружественное, без претензий на "учительство" и диктат отношение к России. "Евроатлантическим новичкам" эта простая наука вежливости и добрососедства - даже тогда, когда их политики действительно ведут себя как европейцы, а не чьи-то "надзиратели над Востоком" - дается с трудом. Что сделает с этим наследием новый премьер Литвы Гедиминас Киркилас - вопрос не только "восточной политики" страны, но и её европейского комфорта - в зоне евро и в зоне Шенгена..
Источник: REGNUM

Слив гнева

Оксана Майтакова о том, как забалтывают проблемы медицины.