Не та Россия

В конце прошлой недели в Калининграде неизвестные избили (а потом зачем-то облили зеленкой) известного местного политика и бизнесмена Витаутаса Лопату, избранного накануне в федеральный политсовет касьяновского Народно-демократического союза. Михаил Касьянов выступил с заявлением по поводу инцидента (Я возмущен фактом бандитского нападения на нашего товарища... Мы убеждены, что это нападение совершено по политическим мотивам и напрямую связано с его активной депутатской деятельностью и работой в Народно-демократическом союзе... Мы требуем от правоохранительных органов Калининграда незамедлительного и самого тщательного расследования этого преступления и наказания виновных...), сам Лопата, в свою очередь, уже дал понять, что несмотря ни на что все равно приедет в Москву на "Другую Россию".

Словосочетания "Витаутас Лопата" и "Другая Россия" для меня - как два привета из недавнего прошлого.

Вначале - о Лопате. Центр Калининграда не так богат архитектурными памятниками и симпатичными осколками довоенного Кенигсберга, как хотелось бы. Среди этих немногочисленных осколков - вход в зоопарк, два симметричных полукруглых здания (что-то вроде двух жилых домов на Гагаринской площади - такой ансамбль) с фигурками зверей на крыше каждого. В конце девяностых Лопата приехал из Казахстана в Калининград, купил одно из этих зданий - правое, - облепил его какими-то пристройками и надстройками и устроил в нем кафе под названием "Солянка". Кафе дорогое, малопосещаемое и невкусное, и вряд ли, владея таким заведением, можно сильно разбогатеть, поэтому (ну и потому, что в постсоветском Калининграде не очень любят выходцев из Казахстана) о Лопате ходило много слухов, в том числе говорили, будто он на самом деле - теневой казначей каких-то преступных группировок. Вряд ли он действительно был каким-то казначеем, но тип, с какой стороны ни посмотри, исключительно неприятный. На последних выборах в областную думу победил первого калининградского губернатора Юрия Маточкина. По почтовым ящикам разбрасывали листовки "Маточкин скоро умрет" с нарисованным на них гробом и пояснением, что Маточкин старый и скоро умрет, а выборы стоят дорого, поэтому не надо его выбирать. Маточкин умер на прошлой неделе, и среди причин избиения Лопаты в городе называют те листовки.

Теперь - о "Другой России". Вообще, это - название книжки Лимонова трехлетней давности. Книжка и внутри НБП считается достаточно бредовой - общие женщины, кочевые коммуны на вертолетах и вездеходах, разрушенные города и прочая чепуха. На самом деле, написав "Другую Россию", Лимонов (вероятно, из осторожности) мастерски довел до абсурда менее сюрреалистическую и более опасную (она, по крайней мере, фигурировала в доказательной базе на суде по делу Лимонова) "Теорию Второй России", официально приписываемую Владимиру Линдерману. Автор "Теории" предлагал свой рецепт свержения существующей в России власти - "если нельзя победить в РФ, нужно вначале победить в одной из республик СНГ с достаточно высоким процентом русского населения. Создать вторую Россию, чтобы потом двинуть ее на первую". Идея тоже не самая реализуемая, зато красивая и романтическая. Как во втором "Бумере" - уехать бы в теплые края, и забрать с собой все-все - и Байкал, и Камчатку, и Москву, и Питер. "А здесь что останется?" - "Как что? Менты!" Именно эта мечта - жить в России, но чтобы менты, чиновники, Петросян, Церетели, Никита Михалков, Витаутас Лопата и прочее осталось где-нибудь вне поля зрения, - эта мечта могла бы стать национальной идеей. Мы ее заслужили.

В марте 2004 года я, тогда корреспондент "Коммерсанта", попал в милицию во время акции НБП в офисе "Единой России". Нас везли в отделение в темном автозаке, мы (и я тоже) читали хором "Молитву нацбола", скандировали "Нам нужна другая Россия". В том же автозаке, как я узнал позже, ехала и национал-большевичка Елена Теслова, более известная как Инга фон Кремер. Год спустя Инга даст интервью прокремлевской газете "Ре:Акция", в интервью будет написано, что нацболы только и делают, что занимаются групповым сексом. Строго говоря, Инга ничего такого не говорила, это журналист, у которого работа была такая - писать гадости про НБП, - что-то нафантазировал. Теперь журналист, кстати, из газеты уволился и борется с преступным режимом в рядах какого-то левого движения (а газете еще долго придется репутацию восстанавливать).

Митинговый анархист Радов, год вызволявший свою жену из тюрьмы, где она сидела по делу НБП, вступил в "Молодую гвардию Единой России". Туда же вступил нацбол Садов, переименовавшийся теперь в Татаринова, чтобы его фамилию не рифмовали с фамилией Радова. Дмитрий Бахур, которого бил ногами по лицу забросанный яйцами Никита Михалков, - Бахур, автор "Конституции Другой России" ("гражданин Другой России обязан жить и умереть свободным") вышел из НБП и тоже вот-вот вступит во что-то прокремлевское.

А "Другая Россия" теперь - это конференция, которую проводят Сатаров и Каспаров. На которую только по техническим причинам не приедет Шамиль Басаев. На которую, несмотря на "химический ожог глаза" обязательно приедет из Калининграда Витаутас Лопата. Какая-то совсем другая Россия. Не та, о которой хотелось мечтать.
Источник: Русский журнал

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.