Произвол в законе

Недавно думское большинство разродилось очередным перлом. Речь идет о ставших печально знаменитыми одновременных поправках в избирательное законодательство и закон "О противодействии экстремистской деятельности". Согласно этим поправкам, от выборов может быть отстранен любой кандидат, в отношении которого вступил в силу обвинительный приговор за совершение действий, в которых содержится хотя бы один признак экстремизма. "Экстремистские" же действия по этому закону понимаются безбрежно широко, фактически под них можно подвести любые выступления граждан в защиту своих прав и любую критику органов власти, к примеру, обвинения чиновника в некомпетентности.

Подобные новации означают качественно новый этап в развитии отечественного избирательного законодательства. Теперь, чтобы отстранить от выборов нежелательного кандидата даже не нужно будет старательно выискивать брак в его подписных листах или оспаривать процедуру выдвижения. Фактически можно будет просто придраться к любому публичному заявлению или критической листовке.

В сочетании с запретом выражать свой протест через голосование "против всех", принудительным членством депутатов в тщательно контролируемых государством партиях, отечественная избирательная система все более начинает напоминать утопии Джорджа Оруэлла. Фактически чиновники от "партии власти" намерены сами отбирать для граждан список тех, кто, по их мнению, достоин избрания на тот или иной пост. "Выборы" в такой системе превращаются в референдум по уже заранее избранным кандидатам. Хотя даже в Советском Союзе при том, что в бюллетенях традиционно был один кандидат на одно место, граждане имели право голосовать не только "за", но и "против". Теперь же правящая партия фактически обязывает граждан соглашаться со всеми своими действиями, запрещая протест в любом виде.

Медленно, но верно отечественная политическая система шла до "жизни такой" все последние годы. Правила участия граждан в политической жизни все более и более ужесточались. На заре современной российской демократии, если кто помнит, для регистрации кандидата требовалось фактически только одно – правильно произвести выдвижение и (с 1993 года) собрать нужное количество подписей. Однако постепенно отечественным "демократам" (теперь возмущающимся всевластием "Единой России") переставали нравиться отдельные предпочтения избирателей. Первым таким ярким примером стала отмена избрания мэром Нижнего Новгорода Андрея Климентьева, хотя на самом деле философия "насильно сделать людей счастливыми" началась, конечно, еще раньше, когда "во имя реформ" был разогнан может быть какой угодно плохой, но избранный народом парламент.

Потом возмущение "демократической общественности" вызвало участие в выборах генерала Альберта Макашова, авторитетного бизнесмена Михайлова и т. д. Никого не интересовало, что силовой отбор властью кандидатов есть нарушение прав избирателей на свободный выбор. И постепенно выпущенный из бутылки джинн "управления" выборами "в интересах самих же граждан" начал все больше жить своей собственной жизнью. И его жертвами стали многие из тех, кто считал, что имеет право за избирателей решать, кому представлять их (избирателей) интересы. И почему-то никто не вспоминал знаменитую фразу Вольтера про то, что он отдаст жизнь за право другого выражать свои взгляды, даже если он с ними не согласен. И участие в выборах "нежелательных" кандидатов типа Макашова, Быкова или Климентьева, также как и "нежелательных партий" – неизбежная цена того, что выборы являются выборами. Потому что, либо демократия есть, и тогда люди решают сами, методом проб и ошибок, либо демократии нет и постепенно процесс управления выборами доходит до логической точки, которую сейчас и стремится поставить "Единая Россия".

В 1999 году уже были введены основания для отмены регистрации кандидатов и партийных списков по причине указания неполных данных о доходах и имуществе, однако массовое злоупотребление данными нормами заставило их отменить. Постепенно поводы для отмены регистрации становились все более и более экзотическими. Так Быкова в Красноярском крае не зарегистрировали из-за наличия в его паспорте отметки о пересечении узбекской границы. На выборах депутатов Государственной Думы 2003 года в регистрации было отказано бывшему генпрокурору Скуратову из-за неточно указанной должности: Скуратов указал, что он является исполняющим обязанности заведующего кафедрой в Московском государственном социальном университете, в то время как формально он занимал должность профессора той же кафедры.

С 1999-2000 годов отмена регистрации кандидата в качестве санкции за допущенные нарушения стали непременным атрибутом выборов, превратившись в одну из центральных избирательных технологий. Так, на выборах депутатов Московской городской думы в декабре 2001 года в последние две недели перед выборами Мосгорсуд отменил регистрацию восьми кандидатов, большинство из которых имело хорошие шансы на победу. После изменений законодательства в 2002 году данная тенденция лишь усилилась. В качестве примера можно привести выборы глав исполнительной власти субъектов РФ, состоявшиеся в ноябре–декабре 2004 года. Из 11 избирательных кампаний в 5 возникли скандалы, связанные с отменой регистрации или отказом в регистрации кандидатов, имеющих шансы на победу. От участия в губернаторских выборах были отстранены, в частности, действующий брянский губернатор Лодкин, мэр Волгограда Ищенко, депутат Законодательного Собрания Свердловской области Капчук, мэр Пскова Хоронен, вышедший во второй тур выборов губернатора Ульяновской области генеральный директор ОАО "Ульяновский хладокомбинат" Герасимов.

С началом в 2003 году массового избрания региональных парламентов по смешанной избирательной системе технология отстранения от выборов стала постепенно применяться и в отношении партийных списков. Так на выборах 14 марта 2004 года первые скандалы по недопуску на выборы оппозиционных списков начались в Свердловской области и Усть-Ордынском Бурятском АО. Так, в последнем к выборам допустили только три списка и отказали в регистрации одной из сильнейших политических организаций региона – отделению Аграрной партии.

В Свердловской области отказали в регистрации девяти спискам, однако развитость политической системы области позволила четырем "отказникам" (Российская партия пенсионеров, Партия возрождения России, блоки "Союз бюджетников Урала" и "Родина") восстановиться через суды и решения Центризбиркома РФ. По мнению незарегистрированных блоков, Свердловская областная избирательная комиссия сознательно затянула процедуру регистрации уполномоченных от партий и блоков по финансовым вопросам, чтобы сделать невозможной регистрацию оппозиционных областной власти списков, не дав им своевременно открыть избирательные счета и внести залог. Поводом для отказа другим участникам стали якобы имевшиеся нарушения уставов при проведении конференций по формированию избирательных списков и подделка подписей делегатов съездов. Свердловский облизбирком стал требовать собственноручные заявления делегатов данных съездов и конференций, искать свидетелей, выяснять, кто и на каком основании предоставил им помещения.

В следующей волне региональных выборов (конец 2004 – начало 2005 годов) технологии недопуска списков на выборы стали еще изощреннее. На этот раз основным методом стало принудительное выбытие из списка кандидатов. Так, в Ямало-Ненецком автономном округе от выборов были отстранены списки ЛДПР, "Либеральной России", блока "Наш Ямал – в защиту прав и гарантий северян". Причем ЛДПР прямо заявила, что ряд кандидатов написали заявление о снятии своих кандидатур под прямыми угрозами и давлением.

Но все это были "цветочки" по сравнению с кампаниями осени 2005 года и весны 2006 года. Если в 2004-2005 годах недопуск на выборы оппозиционных списков был скорее исключением, то с осени 2005 года он стал правилом. Теперь был применен "поточный метод". Так как нелегитимным было признано руководство Российской партии пенсионеров во главе с Гартунгом, то практически повсеместно списки РПП отстранялись от выборов, как заверенные неправомочным партийным руководством. После смены лидера проблемы РПП волшебным образом исчезли.

Весной 2006 года вместо РПП роль "главной жертвы" прочно заняла "Родина" – её списки повсеместно не допускались на выборы, так как под сомнение ставилась легитимность региональных конференций партии (причем, в данном случае, эти основания признал Верховный суд, хотя почти в аналогичной ситуации в 2004 году в Свердловской области суд оказался на стороне незарегистрированных блоков). Впрочем, пострадали и ЛДПР (Белгородская область), Российская партия ЖИЗНИ (ХМАО, Кировская область) и другие.

Использовались уже привычные методы – выбытие кандидатов, отказ на основании проверки подписных листов, условия которой были существенно ужесточены (так, в Нижегородской области были забракованы подписные листы 6 партий). Ну а рекордсменом по степени абсурдности нормативных претензий к партиям (пока, разумеется) стала Саратовская область, где на выборах городской думы было отказано в регистрации кандидатам Народно-патриотической партии, Партии ЖИЗНИ, партии "Народная воля", так как они "заблаговременно не известили избирательную комиссию города Саратова о проведении мероприятий, связанных с выдвижением своих кандидатов". Саратовские оппозиционные партийцы, конечно, в итоге добились отмены отказа с абсурдным основанием, но время для ведения полноценной избирательной кампании было безвозвратно упущено. В результате, осенью 2005 года единственным регионом, где обошлось без скандалов с недопуском на выборы оппозиции, оказалась Тамбовская область, а весной 2006 года – Республика Алтай.

Из "новых методов" последнего времени можно отметить сознательное затягивание регистрации в органах юстиции региональных отделений партий (из-за этого не смогла принять участие в выборах в Новосибирской области Республиканская партия) и претензии к тому, как партии ведут агитационную кампанию. За агитацию пострадали "Родина" в Москве (знаменитый ролик "Очистим Москву от грязи") и Народная партия в Калининградской области.

Пример Народной партии в Калининграде, учитывая принятые поправки в закон "О противодействии экстремистской деятельности", наиболее интересен. Партию обвинили в разжигании социальной розни следующим интересным способом. Она, оказывается, "разжигала социальную рознь", написав в предвыборной программе, что намеревается бороться с коррупцией в рядах милиции. Оппоненты партии заявили, что милиция является социальной группой, и утверждение, что ее сотрудники берут взятки, есть ни что иное, как разжигание социальной розни. Самое удивительное, что с подобной трактовкой "разжигания социальной розни" в итоге согласился и суд.

Видимо калининградский опыт настолько вдохновил единороссов, что они решили его "углубить и расширить". Еще бы, ведь не надо мучиться, заставляя писать заявления о выходе из списков кандидатов, не надо тратить силы и время на проверку подписных листов, не надо, наконец, рыться в финансовой документации. Попутно решено восстановить и многие ранее отмененные основания для отказа в регистрации. Так что скоро придется удивляться не тому, что очередной список той или иной партии отстранен от выборов, а тому, каким же чудом сохраняют регистрацию те, кто все же остается в бюллетене ко дню голосования.
Источник: Новая политика

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.