Натиск на Восток

Все новости по теме: Калининградский анклав
История Средневековья продолжает оставаться одной из самых волнующих тем. В тех временах черпают вдохновение современные литераторы и музыканты, архитекторы и дизайнеры. Для некоторых эстетов и религиозных философов эта эпоха видеться золотым веком Европы. И это понятно – времена рыцарей, крестовых походов, прекрасных дам, трубадуров, мистиков и алхимиков едва ли может оставить равнодушным мечтателей и романтиков.
Но не только они являются поклонниками той поры. Мы видим, как абсолютно прагматичные люди, чуждые всяких сантиментов обращаются к идеям и идеалам той эпохи. Мы видим, как последовательно и успешно реализуются идеи тамплиеров о строительстве «Единой Европы». Как американский президент, обосновывая необходимость войны против Ирака, обращается к фразеологии времен крестовых походов. Как оживает на наших глазах рожденная тевтонскими гроссмейстерами тевтонского ордена концепция «Дранг нах остен» (поход на Восток, или натиск на Восток). Вот и выходит, что Средневековье вовсе не так уж и далеко от наших времен. И в этом смысле наиболее интересной для нас является история Тевтонского или Германского ордена, ордена – государства, разместившегося на определенном этапе своего развития на славянских землях и избравшим в качестве главного направления своей деятельности порабощение и окатоличивание славян.

Национальный орден

«Среди великих явлений немецкого средневековья особенное место занимает Немецкий орден и созданное им в Пруссии государство», – писал в 1935 году исследователь истории ордена Эрих Машке. – «Дело не только в том, что орден являлся одним из наиболее мощных проводников успешной германской политики власти периода упадка германской империи, что он принадлежал к тем силам, которые заложили отношения между германским народом и востоком (характер этих отношений хорошо нам известен, наиболее полно он проявил себя на Чудском озере и Грюнвальде - прим. П.И.) и своим усердным трудом обеспечили им будущее: в дополнение к этим историческим победам Немецкий орден - это единственный орден, построивший на основе немецкой общины собственное государство. Немецкая история не знала другого подобного братства, которое подчинялось бы столь суровым законам, образуя прочную структуру, которое следовало бы лишь своему обету, в ущерб иным союзам, и сохраняло бы верность единственной идее – основания и созидания государства. Объединение немецких дворян в мужскую общину, их служение идее, сочетавшей в себе долг перед Богом и строительство государства, политическая воля, целиком направленная на достижение неизменной цели, - вот из чего складывался орден, способный формировать политическую волю немецкого народа и потому вошедший в историю. Служа вечной идее, Немецкий орден с большим размахом решал задачу своего времени. Появившись в наднациональном пространстве, орден по-настоящему развернулся именно в ареале жизни немецкого народа. И государство, которое он создал, было истинно германским, хотя сам орден был порожден общеевропейскими задачами».
Действительно, в отличие от интернациональных по своей сути орденов Ионитов и Рыцарей Храма, Тевтонский орден был национальным. В него принимали только немецкоговорящих людей (хотя в уставе ордена такого правила записано не было). Свое происхождение Тевтонский орден ведет от немецкого госпитального братства, основанного еще в 1118 г. в Иерусалиме. Братство, подчинявшееся иоаннитам, прекратило свое существование в 1187 г. в связи с потерей крестоносцами Иерусалима. Однако его члены вместе с германскими крестоносцами около 1190 г. при осаде Акры создали госпиталь для раненых немцев. В 1191 г. это госпитальное братство было официально утверждено папой Климентом III, а в 1198 г. папа Иннокентий III придал ему статус ордена с названием «Орден госпиталя пресвятой девы Марии немецкого дома в Иерусалиме» (употреблявшееся название Тевтонский орден восходит к древнегерманскому племени тевтонов, еще во II в. до н.э. вторгшемуся в пределы Римской империи).
Формой одежды рыцарей тевтонского ордена были белые плащи с нашитым с левой стороны узким черным крестом. В Тевтонском ордене, как и в других рыцарских орденах, существовало деление на разряды, высшим из которых были братья–рыцари. Они происходили из родов феодалов и должны были документально подтверждать свое благородное происхождение. Только они избирали главу Тевтонского ордена – гроссмейстера, правившего пожизненно, которому члены ордена обязаны были повиноваться беспрекословно. На первых порах Тевтонский орден был малочисленным и не играл серьезной роли ни в военных, ни в политических, делах. Перелом наступил при четвертом гроссмейстере Тевтонского ордена Германе фон Зальца. За короткий срок он сумел добиться от римских пап тех привилегий, которые уже имели тамплиеры и иоанниты. Тевтонский орден имел земли не только в Германии, но и в Италии, во Франции, на Пиренеях, в Греции, в Палестине.

Перемена вектора

Прекрасно понимая, что господство крестоносцев в Палестине недолговечно, Герман фон Зальца принялся за создание орденского государства в Европе. Присутствие Ордена в средневековой Европе давало возможность ему играть существенную роль в местных политических событиях. В Восточной Европе Тевтонские рыцари первоначально утвердились в 1211 году после того, как Король Венгрии Андрей пригласил рыцарей разместиться на границе Трансильвании. Воинственные гунны (печенеги), которые также досаждали Византийской империи на юге, были постоянной угрозой, и венгры надеялись, что рыцари обеспечат поддержку против них. Король Андрей предоставил им значительную автономию в землях для христианской миссионерской деятельности, но их чрезмерные запросы на большую независимость счел недопустимыми, и в 1225 году потребовал от рыцарей покинуть его земли.
В 1217 году Римский папа Хонориус III, вняв настоятельным просьбам тевтонцев, объявил крестовый поход против прусских язычников. Плацдарм рыцарям для борьбы с ними предоставил польский князь Конрада из Мазовии. Он обещал магистру во владение города Кульм и Добрин. Магистр Сальцза принял план с условием, чтобы рыцари могли сохранить за собой любые территории пруссов, захваченные Орденом.
Предоставленный императором священной Римской империи магистрам ордена Королевский ранг в 1226/27 годах в " Золотой Булле" давал рыцарям суверенитет над любыми землями, которые они захватывали и фиксировали как непосредственные феодальные владения империи (о чем поляки не догадывались). Направление нового натиска крестоносцев обуславливалась отнюдь не какой-либо опасностью последних европейских язычников – славян-пруссов и западных литовцев – жмудинов, а вполне прагматичными геополитическими устремлениями. Дело в том, что германцы с незапамятных времен вели захватнические войны на востоке, образовав большую часть своих княжеств и королевств на бывших славянских землях. Недаром один из современных исследователей метко подметил, что Германия - ни что иное, как огромное славянское кладбище. Так что религиозный мотив «натиска на восток» был отнюдь не доминирующим. Более того, нельзя сказать, чтобы крестоносцы сильно усердствовали в вопросе обращения язычников. Что вполне понятно: порабощение язычников рыцарями считалось совершенно приемлемым, так как нехристиане не рассматривались как люди, имеющие права. Эти рабы тогда использовались, чтобы дополнить местную рабочую силу, и часто вместо оплаты работы, солдатской службы или предоставления земли с немецкими крестьянами рассчитывались пленными. Захватывая литовцев и пруссов, немецкие рыцари получали много необходимых им рабов. В то же время, с принятием язычниками христианства эта возможность пополнения бесплатной рабочей силой утрачивалась, и Ордену нечем было больше рассчитываться с солдатами за их службу и крестьянами за их поставки продуктов. Да и вообще сами основания нахождения крестоносцев в этих местах становился бы более чем сомнительными. Прекрасно это понимая, магистры старались «не спешить» с крещением язычников.
Первоначально число рыцарей собственно Тевтонского ордена было невелико. По некоторым данным, в 1239 году их было всего 600 человек. Но им на помощь пришел ряд германских государств, пославших в Пруссию своих рыцарей или нанявших на свои средства отряды ландскнехтов для Тевтонского ордена. В частности, Эльбинг был колонией ганзейского города Любека, снабжавшего крепость всем необходимым. А маркграф Генрих Мейсенский подарил ордену два военных корабля "Пилырим" и "Фриделанд". Он же вместе с маркграфом Бранденбургским, ландграфом Тюрингским, герцогом Брауншвейгским, епископом Мерзебургским и другими германскими феодалами участвовал в походах ордена, возглавляя собственные военные отряды. В первую очередь были покорены прусские племена, жившие по течению Вислы: полизанцы, погезанцы и эрмландцы. В 1236 году у озера Сиргун (Сорга) произошло первое крупное полевое сражение, в котором было разбито ополчение прусских племен. Постепенно Пруссия покрывалась сетью тевтонских крепостей. Пруссы были обращены в податное сословие. В 1242 году они подняли восстание против завоевателей. Оно продолжалось одиннадцать лет. Пруссам не удалось овладеть тевтонскими крепостями, так как они не располагали никакой осадной техникой. Зато они одержали победу в крупном полевом сражении 23 ноября 1249 года при Крюкене, в ходе которого было убито 54 рыцаря Тевтонского ордена. Однако на помощь тевтонцам пришли рыцарские отряды из Западной Европы. В конце концов, с вождями большинства восставших племен удалось достичь мирного соглашения, говоря проще, их удалось купить. Постепенно верхушка пруссов, приняв христианство, слилась с рыцарями ордена. В 1254 году, сразу после подавления восстания, войско Тевтонского ордена, подкрепленное большим отрядом рыцарей чешского короля Оттокара, вторглось в Восточную Пруссию и основало в устье реки Прегель город Кенигсберг. Несколько ранее у устья Немана был основан Мемель. Этот порт обеспечивал связь с владениями ордена Меченосцев - будущего Ливонского ордена. Его члены в 1200 году вторглись на территорию современной Латвии и в 1201 году построили город Ригу. К концу 1220-х годов они покорили земли эстов, ливов и куров. От их имен произошли названия трех основных областей Ливонского ордена - Курляндия, Эстляндия и Лифляндия. Новое восстание пруссов вспыхнуло, после того как 13 июля 1260 года при Дурбане войско литовцев разбило армию Ливонского ордена. При этом погибли 156 рыцарей во главе с магистром Бурхардом фон Горнгаузеном и маршалом ордена Генрихом фон Ботелем. Центр восстания лежал в областях Земландия, Натанген, Эрмландия, Погезания и Бартен, тогда как прусское население Померании было уже настолько обескровлено, что восставать там уже было некому. Восставшие сражались яростно и не раз одерживали победы над крестносцами в открытом бою. Так, в битве при Лебау 13 июдя 1263 года погибли вице-магистр Тевтонского ордена Гельмерих и 40 рыцарей, а также множество пехотинцев-кнехтов.
Тевтонский орден не сумел удержать те крепости, которые находились во внутренних областях страны, далеко от побережья и судоходных рек. Но портовые крепости Мемель, Кенигсберг, Балга, Эльбинг, Торн и Кульм остались в руках рыцарей. Помощь ордену со стороны Польши также воспрепятствовала повстанцам освободить всю территорию страны. Пруссы навели мост на реке Прегеле, чтобы отрезать Кенигсберг от моря, однако рыцарям удалось разрушить его и восстановить морское снабжение крепости. 22января 1262 года на помощь осажденным в Кенигсберге тевтонцам прибыли из Германии на судах отряды графов Юлиха и Берга, но пруссы их разбили и вынудили убраться восвояси. Только три года спустя с прибытием крупных контингентов рыцарских войск во главе с герцогом Брауншвейгским и ландграфом Тюрингским осада с Кенигсберга была снята, и Тевтонский орден перешел в наступление. Два предводителя пруссов - Генрих Монте Натангенский и Глаппе Эрмландский были захвачены в плен и казнены. Диван Бартский погиб при осаде пруссами крепости Шензее. Еще один прусский военачальник, вождь племени зудавов (судинов) Скуманд ушел со своими людьми в Литву. Позднее он вернулся, принял христианство и признал власть Тевтонского ордена. Примеру Скуманда последовали и другие прусские вожди. Последние из них присягнули на верность ордену в 1283 году. Этот год и считается временем окончательного покорения Пруссии Тевтонским орденом. Очень скоро потомки пруссов, принявшие католичество, утратив свою национальную самобытность, германизировались. После ликвидации Тевтонского ордена в XVI веке потомки пруссов и тевтонцев, а также расселившихся в Пруссии выходцев из других германских земель образовали новую прусскую народность, говорившую уже на немецком языке. Война Тевтонского ордена против пруссов фактически превратилась в войну европейского рыцарства, прежде всего из Германии, Чехии, а также Польши против "прусских язычников". Естественно, прусские племена, опиравшиеся лишь на поддержку Литвы, устоять против натиска крестоносцев со всей Европы не имели никакой возможность. Однако пруссы использовали тактику партизанской воины, старались совершать внезапные набеги или осаждали неприятельские крепости. С главными силами рыцарского войска прусское ополчение, конное и пешее, в схватку в открытом поле вступало редко.

Дальше на Восток

Слияние Тевтонского Ордена с рыцарями Меча (или рыцарями Христа, как они иногда назывались) в 1237 году имело большое значение. Рыцари Меча были меньше количественно, но они были в большей степени военным братством, основанным в Ливонии в 1202 году. Основатель Ордена меченосцев - епископ рижский Альберт фон Аппельдерн. Официальное название Ордена - "братья Христова рыцарства". Орден руководствовался законами Ордена Тамплиеров. Члены Ордена разделялись на рыцарей, священников и служащих. Рыцари чаще всего происходили из семей мелких феодалов (больше всего было их из Саксонии). Их форма - белый плащ с красными крестом и мечом. Служащие (оруженосцы, ремесленники, слуги, посыльные) были родом из свободных людей и горожан. Главой ордена был магистр, важнейшие дела ордена решал капитул. Меченосцы первоначально были подчинены архиепископу Риги, но, с объединением Ливонии и Эстонии, которыми они управляли как суверенными государствами, они стали достаточно независимы. Бедственное поражение, которое они понесли в битве под Сауле 22 сентября 1236 года, когда они потеряли приблизительно треть своих рыцарей, включая своего магистра, поставило их в сложное положение.
И остатки меченосцев в 1237 были присоединены к Тевтонскому Ордену, и его отделение в Ливонии было названо Ливонским Орденом. Официальное название - Орден святой Марии немецкого дома в Ливонии (Ordo domus sanctae Mariae Teutonicorum in Livonia).
Слияние орденов определило и направление дальнейшей агрессии крестоносцев – русские земли. На этот раз миссионерский аспект войны был несостоятелен, поскольку она велась против христиан. Хотя русские и были обескровлены недавним нашествием Батыя, они все же смогли оказать агрессорам серьезное сопротивление. В 1237 году князь Даниил Романович Галицкий разбил войска Тевтонского ордена. Но уже через три года - в 1240 году тевтонские рыцари вторглись в земли Пскова и Новгорода, захватили Псков, Изборск, Лугу. Но спустя год Святой благоверный князь Александр Невский изгнал тевтонских рыцарей с завоеванных земель, освободил Псков и другие города.
Окончательно продвижение в северо-западные русские земли было остановлено разгромом рыцарей в 1242 г. на Чудском озере Александром Невским. Был заключен мир с орденом на условиях его отказа от притязаний на русские земли. Неоднократно тевтоны вторгались на территорию Польши и Великого княжества Литовского. В начале XIV в. успешно отражал нашествия Тевтонского ордена гродненский воевода Давид, совершивший и ряд походов в глубь государства тевтонов.

Упадок

Решающее поражение Тевтонскому ордену было нанесено объединенным войском Польши и Великого княжества Литовского в 1410 г. при Грюнвальде. В конфликтах германских королей с папами Тевтонский орден выступал на стороне королей. Руководство ордена отказалось выполнить папское распоряжение снова влиться в орден иоаннитов. В 1241 г. в Палестине дело даже дошло до войны Тевтонского ордена с тамплиерами, выступившими на стороне папы. Эти события вызвали кризис в Тевтонском ордене – часть тевтонов симпатизировала не королям, а папам. В 1244 г. перешел к тамплиерам гроссмейстер Тевтонского ордена Герард фон Мальберг, в 1256 г. отрекся от власти гроссмейстер Вильгельм фон Уренбах. Однако внутренние неурядицы не остановили экспансию Тевтонского ордена в Восточной Европе. Пика своего могущества государство Тевтонского ордена в Восточной Прибалтике достигло в XIV в., а во второй пол. XV в. оно вынуждено было признать себя вассалом польского короля. В 1525 г. феодально–монашеское государство было объявлено секуляризованным, и гроссмейстер ордена Альбрехт Гогенцоллерн стал светским правителем – герцогом Пруссии. После вхождения Прибалтики в состав Российской Империи, потомки рыцарей вассалов Тевтонского ордена – остзейские дворяне стали подданными русского царя, и даже составили заметную часть государственной элиты.

Жизнь после смерти

Любопытно, что попытка воссоздания некоего подобия ордена – государства (лишенного, правда религиозного наполнения) была предпринята в годы Гражданской войны. Тогда при участии Германского генштаба из немецких военнослужащих – добровольцев (которым были обещаны земельные участки), остзейских немцев и русских военнопленных был сформирована Западная добровольческая армия под командованием полковника Бермондта. Однако это соединение было разбито латвийскими войсками при поддержке англичан и вытеснено в Литву, а затем и в Восточную Пруссию, где его бойцы были интернированы. Собственно говоря, память о Тевтонском ордене в Германии некогда не придавалась забвению. Орденская эмблема, известная, как «Железный крест» является одним из главных германских символов, и по сей день украшает военную технику бундесвера. Идею Германского ордена и «Дранг нах остен» неоднократно брали на вооружение некоторые лидеры этой страны. «Стоит ли приводить исторические примеры, если они не могут быть примерами для подражания? Между тем, таким примером для подражания, символом вечного смысла является для нас сегодня создание Немецкого ордена и орденского государства в Пруссии. В истории ничто не повторяется, и подражать истории невозможно. Но то, что вот-вот обретет форму в наше время, глубоко сродни тому Немецкому ордену по сути своей и назначению. Солдат и чиновник нынче снова одно. Снова из
единения людей рождаются государство и народ. Снова миром правят идеи ордена: германскому государству необходимо - путем строжайшего отбора и глубочайшего сплочения - создать правящий класс, чтобы, надежно скрепленный кровью и общим делом, он поднялся рядом с вождем и народом до уровня служивой и военной аристократии, пополняясь грядущими поколениями, и был в будущем гарантией жизни и величия
народа. Таково политическое требование нашего времени, и ему отвечает лишь один исторический символ - Немецкий орден: офицерский корпус, служащий прусскому государству, руководящий политический класс, общность людей, объединенных одной идеей. С тех пор, как перестало существовать прусское государство, ни одному поколению не был он так близок, как нашему. Наше время, более других, нуждается в осмыслении этого исторического феномена. Вот почему так нужна эта история – история государства, созданного орденом, и его великих магистров». – Гласит предисловие к монографии о Тевтонском ордене, изданной в годы правления нацистского режима. Не менее любопытно, что в 1908 году был создан «Германенорден» (Германский орден) – парамасонская организация, которая, в отличие от своего тезки исповедовала неоязычество и антихристианство. Именно в этой организации, великим магистром которой стал в 1932 году Адольф Гитлер, были разработаны основы национал-социалистической идеологии.
Возвращение Зигфрида
Казалось, что 1945 год поставил точку в жизни германского милитаризма, и Тевтонский орден навсегда станет лишь достоянием истории. Но, увы, - истлевшим костям тевтонских магистров и комтуров, похоже, не лежится в гробницах. Их так и тянет в мир живых. Не так давно в отечественных СМИ появилось сообщение о том, что на фасаде Фридландских ворот Калининграда восстановлена скульптурное изображение магистра Тевтонского ордена Зигфрида фон Фейхтвангена. Примечательно, что деньги на создание скульптуры выделил Фонд технического содействия Министерство культуры Германии - около 20 тыс. евро. С чего это, спрашивается? Что за дело немцам до памятников на территории чужого государства? Согласно другому не менее любопытному сообщению, реанимированный «Тевтонский Орден» в преддверии 750-летия Калининграда начнет реализацию гуманитарного проекта "Великий янтарный путь". "Суверенный Военный и Госпитальный Орден Св. Марии Иерусалимской (Тевтонский), который в настоящее время является международной организацией, независимой от светских и духовных властей, а так же имеет резиденцию в Риме, начнет реализацию проекта "Великий янтарный путь" в преддверии 750-летия Калининграда", - сообщал Международный пресс- центр оргкомитета юбилея. По словам его представителей, идея проекта связана с историческим прошлым Тевтонского Ордена, который в свое время основал Кенигсберг, а в последствии жестко контролировал добычу и доставку янтаря по всей Европе. Маршруты "янтарных" караванов проходили по территории нынешних европейских государств, где к минералу было особое отношение, а сам он становился материалом для высокого прикладного искусства, ставшего заметной страницей в культуре прошлого, заявил собеседник агентства. По его словам, нынешний магистрат Ордена предложил в ходе проекта "Великий янтарный путь" предоставить жителям Калининградской области дополнительную возможность путешествовать по европейским странам и знакомиться с их историей и культурой. Особое внимание отводится молодежным обменам, учебе калининградцев в Италии, изучению иностранных языков. Проект предусматривает «поездки одаренных россиян за рубеж для представления всего лучшего, что есть сегодня в Калининграде. Используя свои возможности, Орден уже сегодня пытается решить для участников проекта вопрос получения шенгенских виз".
Представительство Ордена в Калининграде планирует знакомить горожан со странами "Великого янтарного пути", организуя тематические выставки. Первой страной, о которой в ближайшее время расскажет экспозиция, станет Словакия. Решение о присутствии Ордена в Калининграде было принято Великим Магистром Ордена принцем Паоло Франческо Барбачча, который является потомком императора Фридриха II Швабского (при нем Орден достиг своего расцвета) по мужской линии. Тогда же в Калининграде начал работать полномочный посол Тевтонского ордена Кавалер Большого Рыцарского Креста Олег Васечко. Приоритетными задачами деятельности Ордена являются "сохранение рыцарских идеалов правосудия и чести, а также борьба за самые высшие благородные филантропические ценности". В резиденциях Ордена во всем мире проживает более тысячи Кавалеров, разделяющих идеологию и постулаты Братства. "Главной задачей, которую преследует Тевтонский орден в Калининграде, является организация гуманитарного проекта "Великий янтарный путь". Надо сказать что этот «гуманитарный проект» здорово напоминает первые шаги по организации так называемой «гуманитарной интервенции», а именно нацелен на создание в Калининградской области широкой сети агентов влияния среди «одаренных россиян». Чьей задачей, видимо станет формирование условий для отторжения «янтарного края» от России.
Как показывает практика, структуры, подобные «суверенному ордену» тесно связаны со спецслужбами и служат эффективным прикрытием для реализации различных «гуманитарных проектов». Кстати это и объясняет наличие значительных денежных средств у таких, казалось бы, бутафорских организаций. Кроме того, хотя Германия не спешит высказывать свои претензии на земли бывшей Восточной Пруссии, ее геополитические интересы к этим землям не вызывают сегодня сомнений. Пока что идет мирное, экономическое освоение «янтарного края». Также не стоит недооценивать значение символов. «Разочарованному человеку всегда кажется, что именно он живет в последние времена. Прошлое видится в золотистых тонах. Отсюда мистерия возврата. В мифологии практически каждого народа есть легенда о возвращении духовного водителя или героя. Спящих до времени короля Артура, Меровингов, Фридриха Великого», - пишет современный отечественный исследователь Юрий Воробьевский. «Невидимый и непреступный центр, владыка, который должен очнуться ото сна, герой, который за все отомстит и все поставит на свои места, - вовсе не химеры мертвого прошлого, более или менее романтичного, а реальность для тех, кто сегодня только имеет законное право называться живым». – Таково мнение Юлиуса Эволы – итальянского консервативного философа .
Источник: Сегодня.ру

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.