Условия для оттепели ("Neatkarigas Rita Avize", Латвия)

Все новости по теме: Соседи
В течение трех дней прошлой недели - 22, 23 и 24 августа - действующие и бывшие должностные лица России давали советы Латвии и Эстонии, призывая забыть такой термин как 'оккупация'. Контекст высказываний был разный, но намеки одинаковые.

22 августа посол России в Латвии Виктор Калюжный в интервью Latvijas avize подчеркнул, что латыши должны забыть слово оккупация. 23 августа в интервью эстонской газете Eesti Paevaleht председатель комитета по международным делам Госдумы России Константин Косачев заявил, что оккупации не было. В свою очередь, бывший президент России Борис Ельцин 24 августа в беседе с латвийскими СМИ посоветовал: 'Исключите слово 'оккупация', и тем самым вы улучшите наши взаимоотношения'.

Безусловно, высказывания всех трех вышеупомянутых господ - это составные части согласованного послания. Примечательно, что эти указания прозвучали в дни годовщины подписания печально известного пакта Молотова-Риббентропа. Несколько десятков лет назад участь Балтии была решена именно в пользу этой оккупации, которую, по рекомендации представителей соседней страны, упоминать нельзя.

Совет забыть термин 'оккупация' не содержит ничего нового. Он вновь стал актуальным после эпопеи с неудавшимися пограничными договорами. Но сейчас четко проступает необходимость выбора: оттепель в отношениях с Россией, признаки которой наблюдаются с весны, обязывает Латвию решить - продолжать прежнюю политику идеологической войны и использовать фактор истории во внешней политике, или ради экономического сотрудничества временно забыть разногласия.

Экономическое сотрудничество как важный фактор развития взаимоотношений акцентируют представители России. Косачев утверждает, что отказ от транзита нефти через Балтию это неразумное решение. Ельцин призывает вступать в консорциум по строительству Североевропейского газопровода и использовать возможности огромного российского рынка. Это косвенные обещания того, что Латвия не будет дискриминирована в сфере торговли, транзита и энергоресурсов, если сможет правильно сформулировать свою позицию по отношению к конкретным требованиям России. Латвии есть над чем задуматься: в отличие от Литвы, которая на нефтяной шантаж в связи с 'Мажейкю нафта' может ответить теми же методами, пообещав ограничить транзит в Калининград, у нас таких возможностей нет. Ощущается давление и со стороны латвийских предпринимателей, заинтересованных в подписании экономических договоров с Россией, поскольку эта страна действительно представляет собой огромный рынок неиспользованных возможностей.

Абсолютно ясно, что Латвия не может последовать советам российских представителей и исключить слово 'оккупация'. Хотя бы ради десятков тысяч репрессированных. Но, может, отказаться от акцентирования этого термина во внешней политике? Безусловно, такая возможность существует. Творцы латвийской внешней политики должны взвесить, что достигнуто, а главное - чего Латвия хочет достичь, подчеркивая тяжелое наследие прошлого.

Можно предположить, что вышеупомянутые высказывания представителей России лишь случайны и являются отголоском того идеологического прессинга, который используют тяжеловесы внешней политики соседнего государства в отношениях с Латвией.

Так сказать, небольшая пошлина за то, чтобы оттепель в двусторонних отношениях не прекратилась слишком быстро. Нетрудно догадаться, что намеки на возможность подписания экономического договора во время саммита НАТО связаны с вероятностью приезда в Латвию очень высокопоставленных должностных лиц России, возможно, даже президента. Не исключено, что потепление отношений всего лишь временная мера перед саммитом НАТО.

Пока невозможно определить, закончится ли оттепель подписанием экономического договора и упоминанием Борисом Ельциным 'дипломатической ошибки' России. Указание на необходимость забыть оккупацию являются также напоминанием о том, что после оттепели можно остаться и в большой луже.
Источник: ИноСМИ

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.