Зачистка истории

Выставка «Вынужденные пути – бегство и изгнание в Европе ХХ столетия» открыта в Берлине. Она рассказывает об истории и различных формах насильственных переселений и депортаций, которым подверглись многие народы Европы в XX веке.
Подчёркнуто нейтральное название созвучно общей тональности выставки, которая по замыслу организаторов должна лишь показать историю страданий вынужденных переселенцев и причины, приведшие к репрессивным актам против них.

На выставке 9 тематических разделов:
1. Геноцид армян на территории Османской империи.
2. Изгнание, расправа и последующее узаконение «перемещений народов». Лозаннский мирный договор 1923 года и его последствия для Греции и Турции.
3. Гонения на еврейское население Европы как составная часть холокоста.
4. Депортация западных карелов.
5. Насильственное переселение и депортации поляков, прибалтийских народов и украинцев.
6. Изгнание и насильственное перемещение немцев в результате окончания Второй мировой войны.
7. Изгнание итальянцев из Югославии.
8. Перемещения вследствие Кипрского конфликта.
9. Войны и насильственные перемещения на территории бывшей Югославии на примере Боснии-Герцеговины.

Факты сознательно не подвергаются оценке, дабы сохранить беспристрастность, не выстраивая «иерархию страданий». Этот аспект и послужил поводом к эмоциональным взрывам в немецком и особенно в польском обществе, случившимся в связи с выставкой и заставившим вдруг забыть о подчёркнуто добрососедских и партнёрских отношениях в рамках ЕС и вернуться в страшное XX столетие.

Именно 3-й и 6-й разделы вызвали наибольший протест со стороны самых разных общественных групп. Торжественное открытие выставки сопровождали многие демонстрации. Премьер-министр Польши Я. Качиньский охарактеризовал её как «попытку пересмотра истории Второй мировой войны». Экс-премьер К. Марцинкевич, исполняющий обязанности мэра Варшавы, перенёс визит в Берлин на позднюю осень.
Представив часть выставки, повествующую о лишении всех прав и последующем изгнании из страны еврейского населения Германии как составной холокоста, организаторы не нашли в себе мужества показать то, чем закончился этот страшный путь – сам холокост, прикрывшись фразой о преступной «расистской идеологии», «экономических и политических интересах», «поставленном на поток убийстве» и страшной «исключительности» произошедшего. Шесть миллионов уничтоженных жизней не поместились в узкие рамки концепции выставки.

Её организатор – «Союз изгнанных», структура, существующая стараниями именно тех немцев, которые на основании заключительного Протокола Потсдамской конференции 1945 г. принудительно переселены с территорий Восточной Пруссии, Померании, Силезии и Судетов, отошедших к СССР, Польше, Венгрии и Чехословакии. Парижская конференция 1945 года признала, кроме того, за пострадавшими от нацистской оккупации странами право на конфискацию немецкого имущества в качестве репараций за понесённые во время войны убытки.

В 1944–1948 гг. эти земли вынуждены были покинуть от 8 до 12 миллионов немцев; от 300 000 до 1 500 000 из них погибли. Яркий пример исторически закономерного, трагического исхода – история гибели судна «Вильгельм Густлофф», 31 января 1945 года торпедированного советской подводной лодкой, на котором из осаждённого Кёнигсберга вывозили мирное население (из 9 тысяч пассажиров – 4 тысячи детей) и военных моряков. Роман Г. Грасса «Ползая раком» посвящён этой трагедии.
В Германии часто слышны голоса, утверждающие, что тема страданий немецкого мирного населения в конце Второй мировой войны недостаточно обсуждается в обществе. Но если в бывшей ГДР эти факты и замалчивались, то в ФРГ ситуация была совершенно иной. Тема беженцев из восточных земель, оставивших там всё, что имели, пришедших на территорию Западной Германии подчас абсолютно нищими и раздавленными пережитым, вынужденных полжизни искать разбросанных по всей стране членов семей, неизбежно стала постоянно обсуждаемой. Однако мало кто сознавал, что это было следствие огненного дыхания страшного Восточного фронта, той самой тотальной войны на уничтожение, которое рано или поздно должно было опалить и самих немцев.

Изгнанные из восточных территорий объединились в землячества и мощный «Союз изгнанных», в уставе которого записано, что он будет защищать право на возвращение утерянной на Востоке собственности. И действительно, на протяжении многих лет перемещённые и их наследники требовали вернуть им право на родину и компенсацию за утерянное имущество. Эти требования традиционно поддерживали христианско-демократические политики.

Как условие объединения Германии союзники потребовали от ФРГ окончательного признания её восточной границы с Польшей. Граница по Одеру и Нейсе официально признана лишь 14 ноября 1990 г. и подтверждена Договором между Польшей и ФРГ о дружбе и добрососедских отношениях. Г. Коль, тогда канцлер Германии, боясь, видимо, лишиться на выборах голосов восточных переселенцев, демонстративно не присутствовал при подписании немецко-польского договора о признании границ, поручив эту миссию министру иностранных дел Х.-Д. Геншеру.

«Союз изгнанных» не только отверг договор, но и потребовал поставить вопрос об исходе немецкого населения из Польши в 1944–1949 гг. (прежде всего о возвращении утраченной собственности) на переговорах о вступлении Польши в ЕС.

Организаторы выставки и сейчас отказались включить в число экспонатов польско-германский договор о границе по Одеру и Нейсе. Для многих из членов «Союза» Гданьск – до сих пор Данциг, а Калининград – Кёнигсберг.

В отношении Калининградской области «Союз изгнанных» и Восточнопрусское землячество давно проявляют настораживающую активность. Два года назад несколько депутатов бундестага от фракции ХДС обратились к федеральному правительству Германии с запросом относительно «экономического будущего» Калининградской области, прямо говоря об идее создания еврорегиона «Восточная Пруссия» – своего рода квазигосударства, которое включало бы части территории нынешних России, Польши и Литвы.

Главное, по их мнению, – это заселение «еврорегиона» немцами, для чего следует предусмотреть право преимущественной покупки земельных участков для активистов Восточнопрусского землячества. Призрак вопроса о реституции?
Гипотетическое отделение Калининградской области от России рассматривается «Союзом изгнанных» как промежуточный этап. Конечная, хотя и не до конца озвучиваемая цель активистов союза – попытка возвращения Германии к границам 1937 г. Пока в стране правили социал-демократы, подобные инициативы были обречены на провал – изменится ли ситуация с приходом к власти ХДС–ХСС, к правому крылу которых всегда были близки «изгнанные»?

С польской стороны было сделано большое количество заявлений, суть которых, в общем, сводится к одному. Организаторам выставки вменяют в вину полное отсутствие разделения между теми, кто совершил агрессию, и теми, кто вынужден был защищаться. Причины, по которым немцам пришлось покинуть восточные земли, не освещаются достаточно ясно и чётко. Ответственность нацизма за жертвы Второй мировой войны предельно «размыта».

Что касается России, то, помимо военной, ни одна из иных тем, созвучных лейтмотиву выставки, пока не удостоилась внимания: ни история белой эмиграции, сыгравшей огромную роль именно в европейском контексте, ни гибель казачества, ни тема раскулачивания и высылки крестьян.
Польские журналисты сравнивают идею выставки с хамелеоном, постоянно меняющим цвета. Сначала речь шла сугубо о том, чтобы увековечить память о принудительном перемещении лишь немецкого населения в конце войны. Постепенно, в результате давления извне, проект приобрёл более глобальный характер и вернулся наконец в спасительное лоно общеевропейской идеи. Теперь же всё подаётся так, как будто это было изначально задумано. Но на уровне ЕС уже есть Гданьская декларация, подписанная министрами культуры Германии, Австрии, Польши, Словакии, Чехии и Венгрии, призывающая к европейскому диалогу на тему вынужденной эмиграции и беженцев.
Переписать историю можно, просто уничтожив причинно-следственные связи и оставив лишь набор фактов, инвентарный список, в котором на каждый пункт, будь то Вторая мировая – Великая Отечественная или Кипрский конфликт 1974 г., предусмотрено по одной строке. Остаётся лишь спроецировать сей инвентарный список на массовое сознание, постепенно закрепить его в умах – и пробил час реабилитации, а с ним и реституции, и пересмотра территориальных вопросов, на этот раз «цивилизованным» путём создания, например, «еврорегиона».

Учитывая факт, что силы, близкие к «Союзу изгнанных» и организовавшие объединение «Прусская опека», уже затевают перед Европейским судом по правам человека рассмотрение претензий на возвращение недвижимости, утраченной немцами после войны в соседних странах, эта гипотеза уже не кажется столь абсурдной.

В общем, спасибо Польше, что протестует.
Источник: Литературная газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.