Калининградский эксклав - ключ к Балтийскому региону

Все новости по теме: Калининградский анклав
Перспектива Калининградской области оказаться российским островком в Европейском союзе (ЕС) отчетливо просматривалась еще семь-восемь лет назад, когда страны Балтии начали громко стучаться в двери Брюсселя. Но только в самое последнее время калининградская проблема становится у нас все более значимой. В то же время она является своеобразным тестом по проверке готовности ЕС к широкому сотрудничеству. Действительно ли ЕС готов сотрудничать с нами или его волнуют только российские энергоресурсы?

Калининградский эксклав - и проблема России, и проблема Евросоюза, и проблема взаимодействия обеих сторон. Именно через призму этой взаимосвязи - "Россия - Евросоюз" - она интенсивно обсуждается в различных политических структурах России и Европы. В то же время существует несколько иной, более широкий и, на наш взгляд, практически более выгодный аспект: Калининградская область - это прежде всего проблема региона Балтийского моря. Следовательно, калининградская проблема - это естественный и логичный повод обсудить с нашими балтийскими соседями широкий круг вопросов внутрирегионального сотрудничества.

Экономики наших стран отличаются большой взаимозависимостью, что определяет необходимость диалога между ними. Польша и страны Балтии войдут в Евросоюз, но поставки энергоресурсов из России все равно остаются важнейшим условием функционирования их экономик. Россия, в свою очередь, нуждается в импорте товаров из этих стран. Поэтому возможные изменения правил таможенного контроля, бухгалтерского учета, организации грузопотоков, стандартизации внутри отдельных стран чрезвычайно важны для деловых людей всего региона, в том числе и для российской диаспоры в странах Балтии, имеющей там серьезные позиции в экономике.

Регион Балтийского моря и сегодня является важнейшим в объединяющейся Европе. Средние темпы прироста внутреннего валового продукта региона за последние десять лет в два раза опережают темпы Евросоюза в целом. Но эффективное использование его огромного потенциала (и политического, и экономического, и социокультурного) - дело ближайшего будущего. В отличие от Суэцкого канала и других южных путей, соединяющих Европу и Азию, транзит через него является не только более коротким, но и более безопасным. А главное, он идет через Россию.

Наличие многочисленных современных морских портов, развитой производственной инфраструктуры, многопрофильной промышленности, оснащенной современной технологией, и, что самое важное, мощного интеллектуального потенциала в государствах Балтийского моря делает этот регион одним из самых перспективных в международном разделении труда. Ныне годовой объем товарооборота между Европой и Азией приближается к триллиону долларов. Но пока только пять процентов грузопотоков проходит через Балтийское море. Это означает, что есть возможности резко увеличить экономическое значение региона в мировой системе разделения труда, но для этого внутренняя конкуренция должна отойти на задний план, уступив место более масштабным задачам. Цена каждого дополнительного процента межконтинентального грузооборота через Балтику составляет уже сегодня около 10 миллиардов долларов в год. Отсюда актуализация проблемы внешних конкурентов Балтийского региона, она становится более приоритетной, чем внутренняя конкуренция. Иными словами, для ускорения экономического роста государства Балтийского моря прежде всего должны консолидироваться.

Обстоятельства сложились так, что именно Калининград может и должен дать импульс смене приоритетов. Здесь оптимальный источник развития региональной экономической солидарности. Быстро возрастает объем товарооборота Калининградской области с государствами региона (с 1160,2 миллиона долларов в 1999 году до 1987 миллионов долларов в 2002 году, в уходящем году ожидается 2300 миллионов долларов). Еще более впечатляет динамика объема инвестиций в эксклав из Польши, Литвы, Швеции, Эстонии и других стран региона (в 2000 году - 19,1 миллиона долларов, в 2001 году - 24, 6 миллиона, в 2002 году - 47,7 миллиона, за первую половину 2003 года - 26 миллионов долларов). Масштабы области дают ей ощутимые преимущества для этой роли. Малые размеры эксклава, с одной стороны, снимают опасения у наших западных соседей по поводу так называемых "имперских амбиций России", а с другой - создают возможность для России "обкатать" на практике отношения с Евросоюзом в условиях "опытного производства", исключающего большие потери при неудаче. Другими словами, эксклав становится действующей моделью сотрудничества России и ЕС, своеобразным "тест-сайтом" этого процесса.

Для этого необходимо деполитизировать совместный бизнес. Пресловутое "без нас не проживут" по отношению к странам Балтии ограничивает политическое и экономическое пространство России. Двенадцатилетний опыт постсоветского развития убедительно показал, что ошибки, допущенные первым Президентом РФ в августе 1991 года при подписании актов о признании независимости Латвии и Эстонии, когда им не были поставлены условия обеспечения равных гражданских прав всем жителям этих республик, post factum исправить оказалось невозможно. Смягчение положения наших соотечественников, наметившееся в последние годы, происходит не столько из-за грозных демаршей со стороны России, сколько из-за давления, оказываемого международным сообществом, прежде всего Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Совета Европы. Практика показывает, что целесообразнее и дальше использовать европейские рычаги для воздействия на страны Балтии в этом вопросе.

По существу, Россия практически ничего не выиграла в противостоянии с Латвией и Эстонией. И вопросы признания границ, и отмена двойного налогообложения в торговле с Эстонией автоматически будут сняты в мае 2004 года при официальном вступлении этих стран в ЕС. Продолжающийся упор на политизацию экономических связей со странами Балтии, дальнейшее ограничение сотрудничества политическими требованиями ставят Россию в невыгодную позицию, сужают ее экономические, а следовательно, и геополитические возможности в регионе. По существу, мы добровольно уступаем этот важный для нас плацдарм третьим странам. Сегодня государственные интересы России заключаются в максимальном развитии отношений со странами Балтийского региона, в укреплении региональной экономической и культурной солидарности входящих сюда стран.

Заинтересованы ли страны Балтии в развитии региона и в расширении экономического партнерства с Россией? Несомненно. Латвия, Литва и Эстония (в отличие, скажем, от Португалии) - не окраина Европы, за ними - огромный российский рынок. Это во многом определяет их экономические интересы. При этом вступление в ЕС для них - важный психологический момент. Пропадает или во всяком случае резко уменьшается генетический страх перед Россией. В связи с вступлением стран Балтии в НАТО полностью снимается с повестки дня и изымается из политического обихода популярный в этих странах тезис о возможной угрозе безопасности со стороны России, который в течение двенадцати лет использовался национал-радикальной частью политического истеблишмента Балтии в качестве препятствия для развития торгово-экономического партнерства с Россией. Политические лидеры этих стран признают, что самое ценное в них для объединенной Европы - географическое положение, а регионализация - наиболее оптимальный ответ на глобальные вызовы. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что не менее ценное географическое положение и у Калининградского эксклава, который является не только геометрическим центром Европы, но и геометрическим центром региона Балтийского моря.

Поэтому не только Россия, но и государства Балтии заинтересованы в резком подъеме уровня жизни населения Калининградской области. Балтийским государствам нет никакого резона соседствовать с изолированным куском прибрежной полосы, с территорией-изгоем, которая для них будет постоянным источником разного рода проблем, если разрыв в уровне благосостояния калининградцев с соседями будет сохраняться. Да и вообще доминирующей тенденцией отношений России и государств Балтии в настоящий момент является поиск путей их нормализации и налаживания взаимовыгодного взаимодействия. Новая роль Калининграда указывает на одно из наиболее эффективных направлений этого поиска.

Что же касается концептуальной установки по отношению к нашим соседям, то у них должно сложиться четкое представление, что до тех пор, пока не будет создана система инфраструктурного взаимодействия с эксклавом (экономическая, правовая, социальная, культурная, информационная, экологическая), вопрос взаимовыгодного сотрудничества в рамках региона нельзя считать в полной мере решенным. Для огромной России идея "моста" не имеет столь определяющего значения, у нас достаточно возможностей для развития прямых связей с ЕС (в том числе и через российские морские порты Балтики), тем не менее Россия заинтересована в развитии внутрирегионального сотрудничества. Географическое приближение ЕС открывает новые возможности для российского бизнеса, а роль российской диаспоры в странах Балтии становится еще более важной. Размещенный здесь российский капитал автоматически становится участником европейского торгово-экономического процесса.

Разумеется, расширение ЕС порождает для нас комплекс вопросов как позитивного, так и возможного негативного порядка в экономической сфере. С одной стороны, участие стран Балтии в Евросоюзе выгодно российским товаропроизводителям, так как снижаются таможенные обложения их продукции на рынках этих стран. С другой - расширение зоны действия антидемпинговой, технической и аграрной политики ЕС может создать препятствия для российского промышленного и сельскохозяйственного экспорта.

В расширяющемся Евросоюзе, естественно, возникают и собственные проблемы. Сегодня это не столько отношения по линии Восток-Запад, сколько по линии Север-Юг. Так, Балканский регион не только привлекает внимание своей взрывоопасностью, но и выходит на первый план в качестве региона-реципиента. Такие бедные государства, как Румыния, Болгария, Албания, да еще и некоторые республики бывшей Югославии, потребуют огромных финансовых вливаний, оказавшись в ЕС. В этом смысле Балканский регион в перспективе является серьезным конкурентом Балтийского. Настойчиво добивающаяся приема в ЕС Турция усиливает эту перспективу, глубоко затрагивающую жизненные интересы России. В ближайшем и даже в отдаленном будущем Россия вряд ли станет членом ЕС. А Украина? Вероятность ее приема через 5-7 лет в ЕС, равно как и приема других наших союзников по СНГ, достаточно велика. Грузия, Молдавия, Азербайджан и особенно энергично Украина прямо-таки рвутся в ЕС. "Украинская карта" становится самой важной в политических играх русофобов из Евросоюза. Если Россия позволит ее разыграть, то основные транзитные коридоры между Европой и Азией пройдут мимо нее. Чтобы эту опасность уменьшить, России следует акцентировать внимание на Балтийском регионе. Поэтому активное участие в развитии сотрудничества государств региона Балтийского моря не только даст экономические выгоды России, но и повысит ее политический статус, заставит наших союзников по СНГ более уважительно строить свои отношения с Россией. Это, разумеется, не означает, что Южная Европа не является зоной российских интересов. Но нынешняя геополитическая конфигурация объективно ранжирует приоритеты и акценты нашей внешней политики, а Калининградский эксклав в этой конфигурации становится ключом от Балтийского региона.
Источник: Российская газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.