Доинтегрировались. Лукашенко блефует

Все новости по теме: Калининградский транзит
О перспективах развития российско-белорусских отношений на фоне критики в адрес Москвы, допущенной А.Лукашенко, и его требованиями по ценам на газ для Минска в интервью Кремлю.Орг рассказал Андрей Суздальцев, доцент кафедры мировой политики Государственного университета - Высшая школа экономики.

- Как сейчас развиваются отношения России с Белоруссией в связи с заявлением Лукашенко о том, что повышение цен на газ грозит разрывом отношений с Россией?

- Начнем с того, что по традиции, Лукашенко старается решать свои как внутренние, так и международные проблемы в периоды, когда Россия оказывается в условиях кризиса. Так было в момент захвата заложников на Дубровке - депортация российских депутатов, событий в Беслане - объявление референдума о праве Лукашенко избираться на пост президента неограниченное количество раз. Так что заявление Лукашенко 29 сентября, в самый разгар российско-грузинского кризиса, перед тщательно отобранными российскими региональными журналистами нас не удивило. Никто не ждал от Лукашенко солидарности с "братской Россией". Союзнические иллюзии в отношении "единственного союзника" в российском политическом классе, включая здравомыслящую часть традиционного белорусского лобби в Москве, давно изжиты. Однако "интеграционный" шантаж России, который предпринял Лукашенко, на фоне антироссийских выходок Саакашвили неожиданно продемонстрировал, что грузинского и белорусского президента многое объединяет. Лукашенко открыто заявил: "У величение до таких размеров цены на газ - это однозначно разрыв всех отношений. В экономике - так это точно". Помимо национализма, оказалось, что и Тбилиси, и Минск - кто открыто и гордо, а кто тайно и с надеждой - ориентируются на Вашингтон. Громко прозвучавшие претензии "союзной" Белоруссии в момент, когда российская дипломатия исступленно искала союзников на мировой арене и в ООН, нанесли России серьезный внешнеполитический ущерб и, безусловно, были позитивно оценены в США и ЕС. Стоит напомнить, что Лукашенко не является антиамериканистом. Для данного вывода достаточно почитать его выступления в ООН (сентябрь 2005 г.), в Гаване (сентябрь 2006 г.). Ничего, даже отдаленно похожего на антиамериканскую риторику Чавеса, в них нет. Когда необходимо жестко критиковать Вашингтон, белорусский президент уклончиво уходит в рассуждения о необходимости восстановления "многополюсного мира". Созданный белорусским агитпропом образ Лукашенко, как ярого борца с США, необходим на внутреннем политическом поле и востребован левым и лево-центристским крылом российских политических сил. На самом деле Лукашенко, считая, что рано или поздно Вашингтон смирится с его бессрочной монополией на власть в Белоруссии, ищет возможности для нормализации отношений с США. Он жаждет признания своей легитимности от Вашингтона. В принципе, белорусский президент имеет основания для такого рода надежд - товарооборот Белоруссии с США растет, скоро новый посол США вручит Лукашенко верительные грамоты.

- Что будет означать разрыв отношений для каждого из государств, для Белоруссии и для России?

- Россия переживет. Сформирует новую политику с Минском в формате нормальных международных отношений по принципу "Суверенитет равен мировым ценам". Придет понимание, что "братство народов" не является экономическим обоснованием для экономической интеграции. Но для начала надо считать деньги, включая за транзит. Ведь сейчас транзит даже через открыто враждебную нам Латвию оказывается более надежным и менее затратным, чем через "союзную" Белоруссию. Доинтегрировались.
Режим Лукашенко разрыв отношений не переживет. Сомнительно, что Лукашенко не понимает - только многосторонние экономические и политические отношения с Москвой позволяют Минску не оказаться среди "несостоявшихся" государств. Более того, сохранение в руках правящей группировки власти в Минске целиком зависит от доброй воли российского руководства. Однако это не мешает Лукашенко периодически бить в спину России. Режим Лукашенко никогда не был пророссийским. Это обычный националистический авторитарный режим, ничем особо не отличающийся от режимов аналогичных постсоветских "харизматиков" - Саакашвили, Ниязова и т.д. Играя на коварной и во многом утопичной теме политической интеграции с Россией, Лукашенко смог за двенадцать лет своей власти накопить солидный пакет прямых и косвенных льгот и преференций от партнера по Союзному государству, обеспечивающий Белоруссии около 7 млрд. долларов в год. Применительно к России в измененных пропорциях это означало бы, что РФ кто-то безвозмездно выдает свыше 200 млрд. долларов в год. Однако России никто не помогает. Тем не менее, только на российском газе ежегодно белорусские власти экономят до 3 млрд. долларов (годовые расходы на выплату пенсий - 2,1 млрд. долларов). Сейчас перед белорусскими властями стоит задача во что бы то ни стало сохранить свои односторонние преимущества в экономических отношениях с РФ. Для достижения данной цели буквально на дыбы поднято белорусское лобби в Москве, подготавливается план участия официального Минска в выборах в российскую Думу. Уже имеется план приглашения в Белоруссию тщательно подобранных российских политиков, депутатов, губернаторов. Лукашенко и дальше планирует шантажировать Москву "уходом на Запад", "великим" Китаем, "неожиданно привалившим" нефтяным богатством в Венесуэле. Лукашенко блефует.

- Как будет развиваться сотрудничество России с Белоруссией в рамках единого экономического пространства?
- Для России режим Лукашенко с каждым месяцем представляет все усугубляющуюся проблему. Современная Белоруссия представляет из себя реальный западный "санитарный кордон" против России. Мы годами не можем решить ни одну из своих экономических проблем, не говоря уже о политических. На все наши попытки работать на белорусском рынке (78 ограничений против российских товаров), развивать в Белоруссии бизнес, приступить к энергетической интеграции, белорусские власти и оппозиция чуть не в унисон начинают антироссийские информационные войны. У нас нет с белорусскими партнерами ни одной мощной совместной корпорации, что, в принципе, не удивительно, так как никакая корпорация, если только ее топ-менеджеры не сошли с ума, не будет инвестировать государственный сектор в соседней стране. В итоге Россия завязла в Белоруссии, не имея здесь ни благожелательного "тыла" для Калининграда - товары для российского анклава задерживаются на белорусских таможнях, - ни базы для инвестиционного рывка на польский и балтийские рынки. В настоящее время Москва не ведет с Минском ни одного полномасштабного и перспективного международного экономического или, тем более, политического проекта. Интеграционный проект Союзного государства, несмотря на титанические пропагандистские усилия госсекретаря Бородина, находится в стадии деградации и медленного распада.

Проблема в том, что предлагать что-то серьезное Минску бесполезно. Руководство страны полностью дезориентировано, недоговороспособно и занято только своим выживанием. Правящий класс по принципу крыс, бегущих с корабля, распадается буквально на глазах. Даже главе белорусского ЦИК Ермошиной уже не сидится в Минске - просится послом в Кишинев. День ото дня наращивающий политический потенциал премьер Сидорский все более активен на политическом ринге.

Лукашенко выбрал единственный спасительный для него путь отношений с Россией - тянуть время, неустанно выматывать российское руководство и топ-менеджеров ОАО "Газпром" бесконечными делегациями газовых и нефтяных "попрошаек" из Минска.

Белорусское руководство отметает даже мысль о том, что придется уступить ОАО "Газпрому", согласиться на рыночные газовые цены или отдать часть ОАО "Белтрансгаз", так как инстинктивно понимает, что в этом случае нарушатся два принципа, заложенных в основу существования белорусского политического класса и, как следствие, самого белорусского государства.

Во-первых, белорусская высшая номенклатура твердо уверена в своем моральном, квалификационном, этническом превосходстве над российской элитой. Отсюда уверенность, что при любых внешнеполитических маневрах Минска Москва неизменно обязана обеспечивать энергетическую, экономическую и военно-политическую безопасность Республики Беларусь.

Во-вторых, учитывая первое условие, главой белорусского государства может быть человек, который может "выбить" из российского руководства монолитную поддержку белорусского режима.

В ином варианте - в случае невыполнения двух вышеназванных условий, Белоруссия оказывается в стадии "несостоявшегося государства". Так что Лукашенко не уступит.

Белорусский президент уверен, что ему нужно дотянуть до Нового Года. Он считает, что в 2007 году его власть будет неуязвима - Россия уйдет в предвыборный марафон, и ей будет не до Минска. В итоге на 3-4 года Лукашенко обеспечит для себя в лице России бездонную колонию, исправно снабжающую ее энергоресурсами, комплектацией, кредитами, огромным рынком и внешнеполитическим прикрытием.

Белорусский президент уверен, что он сможет противостоять ОАО "Газпрому", а в его лице - российскому руководству, Москва сломается от интеграционного шантажа, "Газпром" не станет отключать Белоруссию от газоснабжения. Он считает, что Москва не рискнет объяснить российскому электорату, что больше десяти лет вместо реальной экономической и политической российско-белорусской интеграции создавался механизм обогащения белорусской правящей элиты, увлеченно занимающейся в настоящее время созданием для себя уютной "гавани" в Венесуэле.

Лукашенко уверен, что он "прорвется" и обманет всех - Кремль, своих сторонников в Москве, Вашингтон и Брюссель. Для этого он плодит и неустанно повторяет мифы. Этим он занимался и 29 сентября на встрече с российскими региональными журналистами.

Лукашенко продолжает исступленно твердить о праве Белоруссии на российский газ по внутренним российским ценам, упорно игнорируя, что согласно пакетного соглашения от апреля 2002 года внутрироссийские газовые цены увязывались с созданием совместного газотранспортного предприятия.

Лукашенко считает, что белорусская таможня, обслуживая российский транзит, обходится РБ в 2 млрд. долларов, скрывая, что таможня дает до 40% дохода белорусского бюджета и уже в 2006 году за полгода конфисковала российских товаров на 80 млн. долларов. Между прочим, в 2004 году белорусская таможня разграбила российский транзит на 200 с лишним млн. долларов. Фактически, ежедневно белорусские суды принимали решения о конфискации российских товаров больше, чем на миллион долларов США - потери, сопоставимые с объявлением войны России.

Лукашенко считает, что белорусский транзит незаменим: " мы как проходной двор: из России на Запад ежегодно перевозится около 100 млн. тонн грузов по нашим дорогам и наоборот" (т.е. 200 млн. тонн - больше тонны на каждого россиянина (?) - А.С.). Однако лидером российского транзита является вовсе не Белоруссия, а Финляндия (25%), затем Украина (15%). На Белоруссию приходится не более 8-10% российского транзита. Кроме того, если 200 млн. тонн российских транзитных грузов, перевозимых через белорусскую границу, загрузить в фуры, то их понадобится 10 млн. штук в год или 27 500 фур в день, которые должны вытянуться в ежедневную колонну в 850 км - длиннее всей Белоруссии с востока на запад. Если на каждую из фур потратить 5 мин времени таможенников, то на границе с Польшей необходимо открыть 60 - 70 таможенных переходов, чтобы пропустить эту колесную "орду" за одни сутки. Белорусский "незаменимый" транзит - еще один миф Лукашенко.

Лукашенко упорно считает Россию своей колонией. Иногда он требует невероятных вещей: "если МТЗ будет получать газ по 200-250 долларов, а в Волгограде тракторный завод - по 30 долларов, то какая же это конкуренция?... Это вопрос не размера, а вопрос сохранения равных условий. Давайте сделаем хоть по 500 долларов, но для всех в едином экономическом пространстве". Белорусскому президенту даже в голову не приходит, что Волгоградскому тракторному заводу не нужна конкуренция на его собственном российском рынке, что на ВТЗ работают российские рабочие - избиратели на ближайших выборах, и что МТЗ для ВТЗ - иностранный конкурент. А. Лукашенко упорно "забывает", что "справедливая конкуренция" возможна в едином государстве, которое "благодаря" усилиям белорусской элиты, так и не создано. Одновременно он всеми силами ограждает белорусский рынок от российских конкурентов.

Лукашенко продолжает обвинять Москву, что она "не допускает" белорусов к добыче газа и нефти. Фактически белорусский президент шантажирует Москву - "не дадите мне бесплатных нефти и газу, уйду к Уго Чавесу" . В России работают нефтедобывающие компании десятков стран мира. Для примера, в сентябре 2006 г. румынская компания Petrom выкупила часть российской нефтедобывающей компании Ringoil Holding and Trading ltd (зарегистрирована на Кипре), владеющей девятью месторождениями нефти в Саратовской области и Республике Коми. Однако за право доступа к российской нефти были заплачены деньги, что упорно не собирается делать белорусская сторона, добивающаяся простой передаче ей как "союзнику" добывающих мощностей в РФ.

Лукашенко твердо уверен, что дальше на запад от Москвы у России никаких защитников нет, кроме белорусских вооруженных сил. Однако еще дальше на Запад от Бреста имеется российский Калининград - наш форпост в Европе, чей военный потенциал на несколько порядков мощнее белорусского. Кроме того, в Калининграде базируется наш Балтийский флот. Претензии Лукашенко на роль единственного "защитника" Москвы смешны.

Беспрецедентные по своему антироссийскому накалу заявления белорусского президента от 29 сентября, ставят три задачи.

Во-первых, задать формат встречи с российским президентом, которая по идее должна состояться во время саммита СНГ 17 марта в Минске. Во-вторых, открыть полномасштабную антироссийскую пропагандистскую кампанию. Все основные тезисы речи Лукашенко являются отработанными шаблонами для работы белорусского агитпропа. Белорусское наделение начинают готовить к декабрьскому российско-белорусскому кризису. В-третьих, продемонстрировать свою "полезность" Западу.

Однако Лукашенко ошибся. Он уверовал или его убедили, что Россия уступит Грузии, вернее, стоящим за спиной Грузии США, и надо спешить безнаказанно отомстить Кремлю. Авось на Западе зачтется. Лукашенко в интервью даже стал "тыкать" Путину. Однако поле, на котором США были готовы заступаться за Саакашвили, закончилось сферой ООН и телефонным разговором президентов США и РФ. Грузия осталась практически одна на краю пропасти. Это хороший урок для Минска. Высшее руководство Белоруссии явно приуныло.
Источник: Кремль.Орг

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.