Кудрявин: если кто-то не согласен с избиркомом — вправе пойти и обжаловать в суд

Игорь Кудрявин.
Все новости по теме: Выборы в Облдуму-2011
В Калининграде были отменены результаты выборов в Облдуму по 3-м округу, где победила единорос Ирина Губко. Этому предшествовало решение суда, которое обязало ТИК установить новые результаты выборов без учета 318-го участка, где были допущены фальсификации. В целом по округу, без учета голосования по спорному участку, большинство голосов отдано кандидату от «Справедливой России» Юрию Шитикову. Однако ТИК отменила итоги голосования в целом и постановила назначить новые выборы. Корреспондент «Нового Калининграда.Ru» попытался узнать у секретаря облизбиркома Игоря Кудрявина, чем руководствовался ТИК, принимая подобное решение.

— В чем была суть претензий господина Шитикова, который направил иск в Центральный районный суд с требованием отменить выборы на 318-м участке?

— Вот заявление Шитикова. Что он хотел? Вкратце: он не признает результаты выборов на 318-м участке. Он просил районный суд признать итоги голосования на 318-м участке недействительными и обязать Калининград-Центральную избирательную комиссию определить новые результаты выборов и установить итоги голосования без учета 318-го участка.

Это все, что он просил. Он не просил сделать себя депутатом. Он просил не пересчитать, а вывести новые результаты, установить новые итоги выборов.

— Но он и не мог попросить суд передать ему депутатский мандат, так как определение итогов выборов — полномочия избирательной комиссии, а не суда. Суд лишь может признать эти итоги недействительными.

— Да. Он просил не только признать выборы на участке недействительными, но и изменить решение в целом. Он просил установить новые итоги выборов. Фактически, просил придумать машину времени, которая бы вернула ТИК на 16 марта 2011 года с тем учетом, что выборы на 318-м участке недействительны.

— И суд удовлетворил этот иск Шитикова.

— Суд удовлетворил. Смотрите, какое решение принял суд: он признал результаты выборов недействительными и обязал Калининград-Центральную территориальную избирательную комиссию определить новые результаты выборов и установить итоги голосования по округу.

— Без учета голосования на 318-м участке.

— Первично суд попросил что сделать?

— Определить новые результаты выборов без учета 318-го участка, а не провести новые выборы.

— Суд просил, все же, установить новые результаты выборов, не указывая, каким образом это необходимо сделать.

— Вернемся к судебному процессу. Почему суд принял решение об отмене результатов выборов на участке. Там были фальсификации?

— Фактически, да. Если зачитать решение суда, то да, на этом участке были осуществлены фальсификации. Но кем производились фальсификации — суд не устанавливал.

— Но суд и не является органом следствия, он не может это доказать.

— Да, он не проводил следствие. В чью пользу были сфальсифицированы выборы — суд также не устанавливал. Суд увидел на этом участке нарушения.

— В чем они выражались?

— Часть бюллетеней была выдана избирателям, которые на самом деле не приходили на участок и не голосовали.

— Более того, как следует из текста решения суда, некоторые избиратели таким образом получили бюллетени по два раза.

— Да, якобы да — некоторые получили бюллетени по два раза.

— А будет ли проводиться следствие?

— Материалы находятся в следственном комитете, они проводят проверку. Возбуждено—не возбуждено дело — я не знаю. ТИК предоставляет документы по запросу. Следственный комитет пока никакой оценки произошедшему не давал.

— Давайте говорить о вас, об избирательной комиссии — профессиональную оценку действиям сотрудников УИК или ТИК вы дадите?

— Данные выборы проходили в марте 2011 года. Сейчас действует другой состав областной избирательной комиссии, давать оценку тех участников комиссии может только Следственный комитет. Он может проводить проверку, устанавливать, кто там совершил те или иные правонарушения, и только после того как будет вступившее в законную силу постановление об отказе в возбуждении уголовного дела или приговор суда, можно будет говорить о том, у кого и какая роль была в этих нарушениях. Тогда и можно будет обсуждать, кто виноват.

vyb_7.jpg
— Но мы понимаем, что помимо уголовного права есть и избирательное законодательство, и, наверняка, ваши должностные инструкции, которые, должно быть, предполагают такую работу, когда никаких избирателей-фантомов и тех, кто голосует дважды, не должно быть в принципе.

— Безусловно, существует и административная, и гражданско-правовая ответственность. Но ответственности без вины не бывает.

— Так вот она, собственно, вина — во вступившем в силу решении суда.

— Где? Суд не установил вины тех или иных лиц.

— Но ведь нарушения есть.

— И суд эти нарушения выявил.

— И никто, кроме следствия, сейчас не пытается разобраться, почему они произошли?

— Дело в том, что избирательная комиссия не наделена полномочиями, связанными с проведением проверок, расследований. Мы не можем опрашивать кого-либо из участников процесса. Участковая избирательная комиссия давно прекратила свои полномочия — еще в прошлом году. Никто из этих людей уже не является членом УИК.

— А в день голосования или после него жалобы на действия работников этой УИК были?

— Да, они поступали как в ТИК, так и в областную избирательную комиссию. Эти жалобы были рассмотрены, и им была дана надлежащая юридическая оценка.

— Какая оценка?

— Часть доводов, которые излагались в жалобах, были признаны обоснованными. Еще раз повторяю: эту оценку давала комиссия предыдущего состава.

— Но, наверняка, у вас была возможность ознакомиться с этими оценками. Вы можете сказать, был ли кто-то оштрафован, наказан?

— Да. Я еще раз повторяю: участковая избирательная комиссия носит временный характер. После того, как ее члены прекращают свою работу, мы не можем привлечь их к дисциплинарной ответственности. Во-первых, это не наши работники, мы не состоим с ними в трудовых отношениях. Во-вторых, здесь речь идет о совершенном преступлении, и избирательная комиссия не дает оценку в части совершения уголовных преступлений.

— Я правильно понимаю, что если и на следующих выборах будет подобный прецедент, то единственным органом, который сможет наказать нарушителей, будет суд, который вынесет решение по материалам следствия?

— Совершенно верно. Обо всех известных нам фактам мы сообщаем в Следственный комитет, он проводит проверку и выносит соответствующие решения. Если брать последнюю избирательную кампанию, мы обращались в СК с просьбой провести проверки по утрате избирательных бюллетеней, выдаче их и пропаже.

— Были возбуждены уголовные дела?

— Насколько мне известно, ни одного.

— Возвращаясь к делу Юрия Шитикова — решение Центрального районного суда кассационный суд оставил в силе. Затем ТИК приступила к рассмотрению и исполнению решения суда. Почему было принято такое, весьма неожиданное, решение об отмене голосования в целом по округу?

— Давайте скажем о том, что я вам могу рассказать лишь свое личное, частное мнение. Нижестоящие избирательные комиссии не являются нашими подчиненными. Это решение не было предметом обсуждения в областной избирательной комиссии.

— Так лично для вас это решение стало неожиданным?

— Что значит «неожиданным»?

— Вы предполагали, что территориальная комиссия решит отменить итоги выборов в целом по округу?

— Я по этому поводу уже высказывался и предполагал, что комиссия может принимать разные решения, исходя из тех обстоятельств, которые доказал суд. Избирательная комиссия была вправе принять несколько решений.

— Например?

— Она могла признать выборы недействительными или внести соответствующие изменения в протоколы и установить новые итоги выборов. Но комиссия является самостоятельным, коллегиальным органом, которая приняла коллегиальное решение.

— Так почему же было принято именно решение об отмене результатов голосования?

— Я могу лишь предполагать.

— И каково ваше предположение?

— Когда избирательная комиссия, по сути, была возвращена во времена 16 марта, она видела те нарушения, которые установил суд, не знала, в чью пользу были сфальсифицированы выборы, и посчитала, что достоверно судить о волеизъявлении граждан в таких обстоятельствах не представляется возможным. В связи с тем, что эта недостоверность была выявлена…

vyb_13.jpg
— Но она была выявлена лишь на одном участке.

— Разница между этими кандидатами составляет незначительную цифру. Условно говоря, разница между Губко и Шитиковым с учетом этого участка — 72 голоса, без учета — 69 голосов. А если брать голосование в целом по округу, то победа распределялась примерно следующим образом: Губко на 6 участках победила, Шитиков на 6 участках победил и еще на 6 победил кандидат от КПРФ Волик.

Разница между тремя кандидатам — 100 голосов. Поэтому судить о том, что там на самом деле происходило при такой разнице голосов, с теми фальсификациями, которые были хотя бы на одном участке допущены, уже не представляется возможным. Если бы хотя бы существенная разница была…

— То есть для победы Ирины Губко 72 голоса — существенная разница, а для победы Юрия Шитикова 69 — не существенная.

— На момент принятия решения ТИК, 16 марта, не обладала теми сведениями, которые указаны в судебном решении.

— Сейчас обладает. И это сведения лишь по одному участку.

— Давайте говорить о том, что избирательная комиссия смотрит на все голосование в целом. Увидев на одном участке такие нарушения, она пришла к выводу, что неизвестно, в чью пользу они производились.

— В чью бы пользу они ни производились, суд принял решение, которое позволяет вообще нейтрализовать результаты доказанных фальсификаций.

— Значит, тогда, при такой разнице голосов достоверно определить, кто победил — невозможно.

— Может быть, в таком случае, стоит перепроверить другие округа — вдруг где-то еще результаты неоднозначны?

— Уже сроки давности истекли для оценки законности проведения выборов на других участках. А здесь избирательная комиссия приняла такое решение, потому что сочла установленным факт недостоверности.

— Но есть момент, который смущает многих юристов. Он заключается в том, что сама по себе комиссия любого уровня не может принять решение об отмене результатов выборов после того, как принято решение об итогах выборов.

— Да, это в том случае, если она не изменяет своего решения по решению суда. Ведь по сути, когда Шитиков обратился в суд и суд принял свое решение, он понимал, что он отменяет на самом деле итоги голосования на округе. И это, на самом деле, суд не вправе был сделать. Такое решение — об отмене итогов голосования по округу — мог принять лишь областной суд, рассмотрев это дело по первой инстанции.

Однако Шитиков заявил соответствующие требования в районный суд и суд их удовлетворил.

— Но решение Центрального районного суда поддержал и областной суд.

— Да, и тогда суд допускал, что, вернувшись назад в 16 марта, избирательная комиссия может рассматривать результаты голосования в целом по округу. Нет нигде запрета на это.

— Но суд не делегировал ТИК полномочия по рассмотрению итогов голосования на других участках. Де-факто, отменив голосование в целом по округу, ТИК признала недействительными голосование и на других участках.

— Секундочку! Что написано в судебном решении. Читайте: «Обязать Калининград-Центральную ТИК определить новые результаты выборов по округу и установить новые итоги выборов без учета голосования на 318-м участке». Вот, он учел все.

Новые итоги подвела комиссия? Что такое итоги голосования по закону? Комиссия отвечает на несколько вопросов при подведении итогов: являются ли выборы состоявшимися, являются ли они действительными, и если на первые два вопроса ответ положительный, то комиссия распределяет голоса и определяет победителя.

В данном случае комиссия подвела итоги: выборы недействительны. И распределять голоса не стала в силу того, что посчитала выборы на этом избирательном округе недействительными.

— Но это решение ТИК ведь может быть оспорено.

— Да мы «за». «За». Пусть идут и оспаривают это все в областном суде. И, на самом деле, изначально мы были за то, чтобы не районный суд отменял решение об установлении итогов голосования на этом избирательном округе, а областной суд рассматривал это дело по первой инстанции и принял законное обоснованное решение.

— То есть у вас есть сомнения по поводу законности и обоснованности этого решения?

— У меня нет сомнений относительно законности. Я считаю, что в данном случае у заинтересованных лиц есть право оспаривать решение Центральной территориальной избирательной комиссии, а суд примет законное и обоснованное решение. Но я еще раз повторю, что суд не принимал решение о том, что Шитиков должен стать победившим кандидатом.

— Да, не принимал. Но давайте еще раз повторим, что суд и не мог принять такое решение, так как подсчет голосов — полномочие избирательной комиссии.

— Суд обязал избирательную комиссию установить новые итоги выборов с учетом тех нарушений, в том числе, которые произошли на 318-м участке. И ТИК, рассмотрев все обстоятельства, как там все происходило, в том числе, с учетом того, что мнение избирателей выражено неоднозначно, с учетом незначительной разницы, приняла законное и обоснованное решение. Если кто-то не согласен — они вправе пойти и обжаловать в суд.

— Еще не поступала информация об обжаловании?

— Нет.

duma_3.jpg
— Если решение ТИК, все же, будет обжаловано и суд признает его незаконным, избирательная комиссия готова компенсировать судебные издержки истцу?

— А можно тогда задать встречный вопрос? Суд, когда будет принимать решение, скажет, кого сделать депутатом?

— Я — не суд.

— Вот и я тоже не суд. И я хочу узнать, какое решение он примет. Пусть суд тогда скажет: вы были неправы, вы должны сделать депутатом Шитикова. А этого суд не может сделать.

Парадоксальная ситуация. Потому что изначально надо было подавать иск по первой инстанции в областной суд. Не решать свои проблемы через суд района, запутывая ситуацию, а в целом давать оценку голосования на округе. Так это положено сделать по закону.

— А вы давали эти рекомендации истцу?

— Я никому не давал рекомендации, и мне никто не давал таких указаний. Шитиков вообще юрист, адвокат. Я думаю, он разберется, в какую инстанцию подавать. Я внимательно прочел его комментарий. И я могу вам так сказать: мне кажется, что он опять пойдет не туда подавать. Пусть идет в областной суд и обжалует. Это справедливо. А вот так, как сейчас все это обстоит — несправедливо по отношению ко всем кандидатам, которые там были. Речь сейчас не только о Губко, а, как минимум, еще и о третьем кандидате, который не так много проиграл тому же Шитикову.

— Но если третий кандидат не возражает, может, он просто согласен с итогами выборов.

— Я не знаю. А вы спросите у него. Можете у КПРФ спросить, они согласны с тем, что там прошли справедливые, честные выборы.

— Партия КПРФ, насколько мне известно, в течение последних лет почти всегда не согласна с итогами выборов. Они не были согласны и с итогами президентских выборов, но их же никто не отменяет.

— Значит, если вашу логику применять, то КПРФ будет согласна с тем, что ТИК приняла законное и обоснованное решение.

— Тогда давайте разовьем и вашу логику. Давайте в целом отменим итоги всех прошедших выборов...

— Подождите-подождите, если вы представите мне доказательства, что на каком-то значительном числе участков были фальсификации в пользу той или иной партии, я соглашусь с вами.

— А один из 19 — это достаточное количество участков, чтобы признать выборы недействительными по округу?

— По моему мнению, при такой разнице между кандидатами, одного из 19 участков достаточно. Конечно, это оценочное суждение — достоверно или недостоверно. Но избирательная комиссия, как и суд, вправе такую оценку давать. Если областной суд примет другую оценку, я соглашусь.

— Я правильно понимаю, что случай, когда из-за одного участка были признаны недействительными результаты по всему округу, прецедент для России? Подобные ситуации где-либо в других регионах были?

— Мне неизвестно о таких прецедентах. Это уникальный для России случай. И судить о том, что можно взять какое-то значимое количество дел и сказать, что судебная практика в данном случае такая-то и такая-то — я не могу. Отчасти потому, что это прецедент, отчасти это связано с тем, что в прошлом году появилось всем известное постановление пленума Верховного суда, которое уточняло подсудность дел, связанных с избирательными спорами. Это постановление пленума отчасти позволило обратиться в суд Шитикову и отчасти позволило районному суду отменить решение об установлении итогов голосования.

Вы же согласитесь, по-человечески, что суд признал решение об итогах выборов незаконным. Ведь избирательная комиссия установила итоги голосования 16 марта и определила победителя. А суд, признав, что там были допущены нарушения, прекрасно понимал, что если избирательная комиссия вносит изменения в общую арифметику, то комиссия должна была бы, по идее, признать победителем другого кандидата. А это и есть, собственно говоря, иное подведение итогов выборов.

— Но суд об этом и сказал: подведите новые итоги выборов.

— И комиссия их подвела. В судебном решении написано: подвести новые итоги голосования. Комиссия их подвела.

— Когда пройдут новые выборы в 3-м округе?

— Законом установлено два дня для голосования, но выборы у нас проводятся в один день — второе воскресенье марта. Во второе воскресенье октября мы проводим дополнительные выборы, если они потребуются. Если из регионального бюджета будут выделены средства на проведение выборов в октябре, мы проведем их в этом году. Если нет — мы проведем их во второе воскресенье марта. Пока средств на эти цели не предусмотрено. я отмечу, что закон позволяет нам проводить выборы в течение года с момента отмены результатов голосования.

Текст — Ирина Саттарова, фото — пресс-службы областной избирательной комиссии и из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.