Модест КОЛЕРОВ: «У России всегда будут враги»

Все новости по теме: Калининградский анклав
Его имя с английского переводится как «скромный». Он разговаривает тихим голосом, вежливо дослушивает вопрос собеседника до конца, в то же время внимательно изучая своего «визави» через линзы очков в дорогой оправе. Модест Колеров – одна из самых интересных персон современной политической элиты страны.

В президентской администрации он возглавляет управление по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами. Вчера г-н Колеров принял участие в научной конференции, организованной Российским государственным университетом имени Иммануила Канта. Но перед этим дал эксклюзивное интервью журналисту «Калининградской правды» Вадиму Смирнову.



- Модест Алексеевич, в Калининградской области любят поговорить о том, что Москва, дескать, забывает о регионе и он «уплывает» в Европу. Как вы к этому относитесь?

- Такие эмоции необоснованны. Если посмотреть рейтинг внимания центра к субъектам Российской Федерации, то Калининградская область окажется в первых рядах. Это очевидно для всех. Так что претензий быть не может.

- Однако такие настроения есть. И некоторые политологи называют их «ползучим сепаратизмом». Литовец Раймундас Лопата, например, полагает, что «Калининград – заложник в руках Кремля»…

- Это он так книжку свою про Калининградскую область назвал – «Анатомия заложника». Я знаком с Раймундасом, и он как-то публично признал, что название неудачное. Ведь в русском языке слово «заложник» имеет много подтекстов. И в первую очередь – негативный. Заложник - это некто захваченный, чьими правами злоупотребляют. И Раймундас согласился, что в таком смысле термин «заложник» неприменим. Он дал понять, что заголовок выбрал лишь для привлечения внимания, не более того. Что же касается ползучего сепаратизма, то тут я склонен доверять масштабным исследованиям. Например, в прошлом году группа «Циркон» опросила около семи тысяч калининградских домохозяйств. И, как я помню, доля сторонников сепаратистского пути развития Калининградской области ничтожно мала – не больше пяти процентов. А литовскому политологу в диагнозе сепаратизма, напротив, сослаться не на что. Пальцем измерять направление ветра, конечно, можно. Но отношения к науке это не имеет. Конечно, есть факторы, указывающие на особенности области. Например, более половины молодых калининградцев никогда не выезжали в «большую» Россию, но зато бывали в Германии. Но уверяю вас, молодёжи, не выезжающей, скажем, из Тамбова, – тоже немало. Однако это не значит, что там собираются отделяться от России.

- Да, но вокруг Тамбова – Россия. А у нас, как говорится, отступать некуда.

- Допустим, сравнение немного хромает. Но оно вполне уместно. Ведь если сравнивать горизонтальные связи российских регионов с вертикальными, то они не такие тесные! Вот самый примитивный пример – проследите за дорожными сетями. На что они замкнуты? Все понимают, что Калининградская область - не только неотъемлемая часть России, но и та территория, особое внимание к которой по мере того, как Россия встаёт на ноги, обеспечено и гарантировано. И тут уместнее говорить не о сепаратизме, а, скорее, об особенности региона. И она должна быть подкреплена особыми программами федерального значения, что и обсуждается. Вспомните идею создания отдельного федерального округа, например. А попытки организовать демократичное по ценам авиационное сообщение, а паромная переправа? Всё это лишь показывает, что внимания к Калининграду – двести процентов! Так что жаловаться на недолюбленность нет оснований.

- Иначе это может быть воспринято как надоедливый плач Ярославны?

- Чем искреннее будут жалобы, тем больше последует внимания. Разумеется, здесь, как и везде, можно перегнуть палку. Помните, у Толстого один мальчик всё кричал: «Волки, волки!» А когда они действительно появились, то никто на его крик не вышел… Но не думаю, что Калининградская область злоупотребляет вниманием центра к себе. Сейчас, например, рассматривается программа по переселению соотечественников, проживающих заграницей, в Россию. И планируется, что в Калининградскую область переедут около трёхсот тысяч человек! По-моему, это самый крупный показатель по регионам. Ваша область вполне может претендовать на кратное увеличение населения.

- Модест Алексеевич, ваше ведомство иногда называют «управлением по цветным революциям». Как вы думаете, есть ли политические силы, заинтересованные в «янтарной революции» в Калининградской области?

- Надо исходить из того, что в мире всегда будут существовать силы, заинтересованные в ослаблении России или в создании таких условий для нашей страны, чтобы исключить возможность её восстановления и развития. Это объективный и долгосрочный фактор. Какие именно способы ослабления они будут использовать – в принципе очевидно. Недавно один из таких деятелей говорил, будто несправедливо, что Россия владеет Сибирью. И подобных «мыслителей» очень много. Я не исключаю, что в чьей-то больной голове может рассматриваться сценарий и в отношении Калининградской области. К этому надо относиться спокойно. Кроме здоровой конкуренции есть и враги России. Не замечать этого - смешно. Но мы делаем ставку на здоровую конкуренцию. Следовательно, надо учитывать и такой маргинальный фактор, как попытка расчленения страны. Но чем сильнее мы будем, тем более маргинальными окажутся подобные идеи и мыслители.

- Если говорить о будущем самого западного российского региона – может ли случиться так, что он станет «яблоком раздора»? Американцы, например, поставят свои базы в Польше, мы ответим комплексами С-400, и пошло-поехало…

- Я не специалист по этим вопросам. Но могу напомнить, что в своём послании президент страны сказал о симметричном ответе на подобные вызовы.

- Кстати, о президенте. Недавно в СМИ появились сообщения о возможном строительстве резиденции для главы государства в Калининградской области. Может ли это поставить точку в разных спекуляциях относительно будущего региона? Мол, он российский – и точка!

- Да, я читал об этом. Не знаю, каков будет результат. Но, на мой взгляд, сам факт этих обсуждений говорит о существовании консенсуса – да, Калининградская область заслуживает того, чтобы резиденция президента страны могла находиться здесь.

- В начале нашего разговора вы вспомнили о местной молодёжи, которая ездит чаще в Европу, чем в «большую» Россию, больше разбираясь в «их нравах», чем в нашей культуре и истории. Нет ли здесь потенциальной «бомбы», которая сработает позже?

- Проблема недостаточной интеграции местной молодёжи в общероссийский контекст мне кажется преувеличенной. У Калининграда есть все шансы стать центром русской Прибалтики и в ряде вопросах успешно конкурировать с гуманитарными усилиями Санкт-Петербурга. Калининград - это такой выносной терминал всех преимуществ, что даёт Россия, – в бизнесе, карьере, информации. Знаете, у наших соседей есть склонность взвешивать на одних весах четыре миллиона жителей Литвы, два с половиной миллиона в Латвии, полтора в Эстонии и один миллион в Калининградской области. Но не надо забывать, что за Калининградом – Россия и сто пятьдесят миллионов человек. Так что на нашей чаше весов - всегда самые тяжёлые гири.
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.