"Русских будут больше ценить"

Это пока единственный эффект программы по переселению соотечественников, считает Константин Затулин

На II Всемирном конгрессе соотечественников в Санкт–Петербурге президент Владимир Путин обозначил поворот РФ в отношении к русской диаспоре, которая сегодня по численности занимает 3–е место в мире — около 20 миллионов россиян и русскоязычных осталось в постсоветских странах и еще 10 уехало в дальнее зарубежье.

Между тем в самой России экономика растет, а население катастрофически убывает — со скоростью 700 тысяч человек каждый год. Это заставило российское руководство по–новому взглянуть на живущих в рассеянии соотечественников как на ресурс, за счет которого можно попытаться хотя бы частично приостановить депопуляцию огромных российских просторов, пока их втихую не освоили народы соседних государств.

В июне этого года была принята государственная программа, которая предусматривает содействие в переезде в Россию, в оформлении правового и социального статуса переселенцев, трудоустройстве и образовании. Программу запускают со следующего года, предусмотрев 4,6 миллиарда рублей бюджетных денег на первом этапе. В целом же власти России рассчитывают примерно на шесть миллионов "возвращенцев".

Принять соотечественников готовы 12 регионов Российской Федерации, где ситуация с кадрами наиболее критическая. Это Калининград, Липецкая область и почти все Зауралье и Дальний Восток. 600 делегатам конгресса из 73 стран также были розданы увесистые пакеты документов по упомянутой программе. Полистали, изучили, обсудили в кулуарах. Мнения разные.

Руководитель Пушкинского общества из Львова сказал, что агитировать своих за переселение не собирается — зачем ослаблять русскую общину, которая и без того за несколько последних лет сократилась на 4 миллиона?

Делегаты из Прибалтики и Казахстана считают момент упущенным — если бы Россия раскрыла соотечественникам свои объятия 10–12 лет назад, люди, конечно, двинулись бы в массовом порядке. Самые отчаянные и так уехали на свой страх и риск и немало помыкались на исторической родине, где оказались никому не нужны. Те же, кто остался в новых независимых республиках, прошел "тест на выживание", как сказал на конгрессе представитель казахстанской делегации. Многие крепко встали на ноги и научились рассчитывать только на себя. Зная, какая в России существует пропасть между красивыми программами и бюрократическим их исполнением, вряд ли поведутся на призывы вернуться и те, кому в общем–то терять нечего.

Новое же поколение заграничных русских уже не чувствует острой "любви к отеческим гробам", да порой ни разу и не были в России. Их могла бы соблазнить высокая зарплата, но Россия пока не может предложить ее молодым специалистам. Только заманчивые перспективы, что и постарался сделать на конгрессе Г. Боос, губернатор Калининградской области, которая стремительно наращивает свой промышленный и туристический потенциал. Но заманить даже сюда — в бывшую Пруссию — хорошо устроенных российских эмигрантов с богатого Запада вряд ли получится. А вот нелегалов — да. Представитель делегации из Дании как раз занимается совсем пропащими — теми, кто живет без вида на жительства и пособий, перебиваясь случайными заработками. Для них гарантии на жилье и работу в России — хорошая альтернатива.

И наконец, у России есть еще один, пожалуй, самый надежный путь привлечь своих "птенцов" в родные пенаты — выделить бюджетные места в вузах для молодежи из диаспоры с последующим предложением вакансий в народном хозяйстве страны. И эту возможность РФ намерена тоже использовать. В целом переселенческий крен в курсе РФ заслуживает одобрения (наконец–то про нас вспомнили!), хотя отдельные моменты в чисто практической реализации этой программы вызывают вопросы. Об этом после первого дня конгресса мы беседовали с директором Института проблем СНГ, депутатом госдумы Константином Затулиным, оценившим программу осторожно–оптимистически.

— Оптимизм в том, что мы вообще обратили на это внимание. Но в программе есть ряд существенных изъянов, которые могут похоронить надежды, которые на нее возлагаются. Фундаментальная ошибка: тема переселенчества в программе начинается с чистого листа, игнорируя тех, кто уже перебрался в Россию. Но те, кто захочет поехать к нам завтра, интересуются: а как там устроились те, кто переехал вчера? Разработчики программы, видимо, недавно в теме, и про вчерашнее им неинтересно знать.

Второе: эта программа, на мой взгляд, неправильно распределяет ответственность за ее реализацию между разными уровнями власти. У авторов программы большое желание переложить ряд существеннейших затратных вопросов с федерального уровня на региональные власти. И те немедленно среагировали. За исключением тех молодых активных губернаторов, как Боос, которые имеют далеко идущие планы на дальнейшую политическую карьеру, региональные власти постарались от этой программы дистанцироваться, чтобы не навлечь на себя дополнительные обязанности.

Более того, мы вообще можем нанести ущерб РФ, если будем бездумно призывать соотечественников из Казахстана, Украины, Белоруссии выезжать в Россию. Потому что и внутренний, и внешний вектор поведения этих государств после второго русского исхода начнет меняться в худшем для нас направлении. И третье. В программе совершенно отсутствует информация о финансовой базе, откуда мы собираемся черпать средства. Сегодня на миграцию заряжены суммы в несколько раз большие, чем во все предыдущие годы, — 5 миллиардов рублей по проекту бюджета 2007 года. Для сравнения: для создания сети аппарата федеральной миграционной службы предусмотрено 8 миллиардов. Безусловно, аппарат должен быть. Но не может на него выделяться больше денег, чем собственно на миграцию.

И вообще, у нас нет представления, сколько человеку нужно денег на переселение. Я не знаю, на какие зарплаты живут сами авторы программы, но это же очевидно, что денег нужно во много раз больше, если мы хотим, чтобы человек принял решение о переезде. Некоторые эксперты считают, что человеку нужно минимум 30–40 тысяч евро, чтобы как–то первично устроиться на новом месте. Разделите 5 миллиардов рублей на эту сумму — выделенных денег хватит на 6–7 тысяч человек. Это что — масштаб программы?! Это что — решит наши демографические проблемы?

Но президент сказал правильно: мы должны предоставить соотечественникам выбор. Этой программой, со всеми ее огрехами, правительство Российской Федерации говорит: мы готовы вас принимать! Само предложение этой программы повысило конкуренцию за русского человека в Казахстане, Средней Азии, Украине. Новый подход России заставит местные власти задуматься: а вдруг — чем черт не шутит — работники, предположим, нефтегазового комплекса Казахстана, в основном русские, начнут уезжать? И власть на местах уже пытается им как–то понравиться. Если хотя бы этого эффекта мы достигли переселенческой программой — уже хорошо.
Источник: DELFI (Латвия)

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.