Владимир Кравченко: на меня целенаправленно давят, но я продолжу голодовку

Фото «Новый Калининград.Ru».
Все новости по теме: Муниципальные конфликты
Ведущий голодовку протеста уже 34 дня депутат окружного Совета Владимир Кравченко в интервью «Новому Калининграду.Ru» рассказал о состоянии своего здоровья, о том, как власти реагируют на его действия и уверил, что прекращать голодовку не собирается, так как, по его мнению, пока власть только давит на него и даже разрушает его собственность, а не устраняет нарушения.

— Владимир Петрович, как вы себя чувствуете?

— Я чувствую себя удовлетворительно. Сегодня меня осматривали врачи. С 14 июня они меня осматривают ежедневно. Врач у меня объективен. В прошлый четверг ко мне без предупреждения приехал вместе с участковым заведующий нашей поликлиники. Я согласился на осмотр в моем офисе, давление было 80/60, температура 36,2. При них взвесился, записал, как обычно процесс на видео. Они расписались в ведомости, что присутствовали при взвешивании. Я тогда весил 69,9 кг. В пятницу сдал анализ крови в больнице на более детальное исследование — врачи меня попросили. Вчера я ходил на прием, анализ был еще не готов.

Главврач больницы был на этом приеме, спросил меня, отдаю ли я себе отчет в том, что я делаю. Я сказал, что отдаю, отношусь к этому серьезно, поэтому и хожу на осмотр. И предложил пообщаться с психиатром. Я сказал: «Спасибо! Вы хотите сделать из меня придурка, который не понимает, что делает?» Ведь стоит мне только к нему обратиться, как мои противники поднимут шум, та же глава Пионерского. Я каждый год прохожу комиссию. И как водитель, и специально перед выборами, чтобы не было инсинуаций, что со мной что-то не в порядке, так как иногда некоторые люди в разговорах пытаются сказать, что я невменяемый. Поэтому никаких обследований у психиатра я проходить не собираюсь. Этот вопрос был снят главврачом нашей больницы.

— Какие показатели вашего самочувствия были сегодня?

— Давление у меня сегодня было 96/80, температура тела 36,1. Уровень сахара в конце мая сильно упал, поэтому мне порекомендовали принимать глюкозу, чтобы сохранить работоспособность, поднять уровень сахара. У меня жена сейчас лечится в стационаре, поэтому я должен заниматься своими детьми. Одному из них будет 6 лет в августе, другому 4 года в сентябре исполнится. Мне нужно водить их в садик, кормить. Поэтому я в воду добавляю глюкозу.

— Какие действия предпринимали представители властей во время вашей голодовки?

— Со мной начали вести диалог и представитель губернатора, и помощник Шалимова (заместитель Полномочного представителя Президента в Северо-Западном — прим. «Нового Калининграда.Ru»). И депутаты Облдумы еще в конце мая приезжали.

Но со стороны главы Пионерского не было никакого желания со мной разговаривать, никакого движения. Только павильон снесли — демонстративный акт уничтожения моего имущества. Он был зарегистрирован еще в 1998 году на мою фирму. Есть регистрационное свидетельство о праве собственности, есть межевое дело, у участка есть кадастровый номер. Павильон введен в эксплуатацию постановлением мэра Пионерского в 2000 году. Есть постановление, подписанное уже Сагаевой (Римма Сагаева, глава Пионерского городского округа с 2005 года — прим. «Нового Калининграда.Ru»), о предоставлении земельного участка. То есть, документы есть, я не просто захотел и сам поставил.

Тем более, если дело касается частной собственности, должно быть решение суда. И заниматься сносом должны судебные приставы, а не подчиненные Сагаевой в рабочее время. Я уверен, что в их служебных обязанностях нет полномочий сносить что-либо в городе. Договор аренды земельного участка закончился в 2005 году, она его продлять не захотела. У нас с ней был спор по другому павильону в Пионерском, я подавал в арбитражный суд о понуждении к заключению договора. Решение суда в мою пользу, договор был подготовлен, но Сагаева не стала его подписывать. Арбитражный суд дал разъяснение, что договор аренды земли не является публичным и обязательным арендодатель имеет право просто дать землю в пользование. Потом, как мне стало известно, участок, на котором стоит павильон, был отдан под застройку, под жилой дом, в том числе и право аренды. Я, как давний арендатор, имею право на преимущественное заключение договора аренды. Но никто мне его не предлагал.

120619-9819.jpg— На основании каких документов был снесен ваш павильон?

— Когда в Пионерский приезжали депутаты Облдумы: Оргеева, Янковская, Войтова — руководитель приемной Президента в Калининградской области, Султанов, Сагаева им сказала, что она издала постановление о сносе моего павильона. То есть, она издала постановление о сносе чужого имущества! Но, когда они попросили его, Сагаева им это постановление не дала.

Мне никто не показывал это постановление, не предупреждал о сносе. Хотя, когда судебные приставы собираются делать что-то в этом роде, они сообщают владельцу, когда и что они будут делать. Чтобы человек мог присутствовать, забрать свое имущество. В моем случае было специально выбрано такое время, когда никто с моей стороны не мог присутствовать. Жена лежала в больнице, а я был по делам в Санкт-Петербурге.

Те, кто приехал сносить мой павильон, приехали, выгнали женщин, которые там работали, вынесли холодильники, барную стойку, и разломали павильон.

Я еще 24 мая отнес депутатское обращение прокурору области, где предупреждал его о том, что такая акция готовится, сообщил начальнику полиции Пионерского в начале июня, приложил к своему заявлению правоустановочные документы. Во время сноса знакомые вызвали полицию, которая приехала и ничего не сделала. Я из Санкт-Петербурга звонил начальнику полиции, он перенаправил меня в отдел полиции, а вечером прилетел и нашел один фундамент. Никто ничего не сделал. 6 июня снос начали, 7 июня закончили.

— Вы что-то предпринимали в связи с этим событием?

— Я написал заявление о преступлении и отдал его в Следственный комитет, где просил привлечь к уголовной ответственности и начальника полиции за бездействие. В понедельник я по этому поводу направил губернатору Калининградской области депутатское обращение.

— Есть ли какие-то действия со стороны властей по тому обращению, которое вы распространили в начале голодовки?

— Что происходит по этому обращению, я не знаю. Никто никуда меня не вызывает, если не считать разговор в ОБЭПе. Но я думаю, что эти факты не в их компетенции.

Когда я у меня была встреча с депутом Облдумы Галиной Янковской и Владимиром Никитиным (уполномоченный по правам человека — прим. «Нового Калининграда.Ru»), то Никитин мне показал письмо из облпрокуратуры, где сообщалось, что Светлогорской межрайонной прокуратуре поручено до 15 июня проверить изложенные мной факты. Получается, ей поручили проверить саму себя. Все факты, на которые я указывал, Светлогорская прокуратура знала, возбуждать уголовные дела отказывалась. Я обратил на это внимание депутатов, они мне сказали, что попросят, чтобы ход проверки контролировал кто-нибудь из областной прокуратуры. Но это только слова, документов никаких нет. Поэтому я вчера в своем обращении губернатору все это сообщил. Кроме того, я уведомил, что так как никаких сообщений о том, как идут проверки, нет, то я буду продолжать голодовку.

Я считаю, что существуют скоординированные действия, которые должны вынудить мою семью на меня давить, заставить меня прекратить голодовку и изменить свою позицию. Я возложил ответственность за вред моему здоровью на руководство Калининградской области. Это же обращения я отправил и представителю президента в СЗФО и президенту России.

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.