Плата за палату

Взаимные нападки и подозрения в интригах. Озвученное на разные лады «быть или не быть?». Грусть одних и злоба других от осознания того, что спор рождает не только истину. Это всё не королевские игры в Эльсиноре. И даже не французские страсти на подмосковной даче. Речь идёт о заседании координационного совета региональной Общественной палаты, которое состоялось в минувшую среду и затянулось почти до девяти вечера.

Столь долго и жарко общественники обсуждали будущее своей структуры – Закон «Об Общественной палате». Инициаторами его принятия стали областные правительство и дума (точнее, фракция «Единая Россия»), привлекли в качестве соразработчика и палату. О том, что её часть в будущем будет назначаться лично губернатором, известно давно. «Форма создания палаты может быть разной. И здесь можно спорить. Но наша цель – решить всё не в конфронтации, а в диалоге», - сказал председатель палаты, руководитель драмтеатра Николай Петеров, предваряя обсуждение непростого вопроса.

И как в воду глядел – спор тут же и начался. «Проект Закона «Об Общественной палате должен пройти общественное обсуждение!» - рубанул сплеча член координационного совета Георгий Румянцев. Николай Петеров вскинул голову (на мгновение показалось, что грозный взгляд в Румянцева «вонзил» не он, а царь Фёдор Иоаннович): «Вы опаздываете за событиями… Комиссия по разработке закона уже приняла решение, что такое обсуждение неуместно!» Бывший милиционер Румянцев побагровел: «А кто это так решил?» Выяснилось, что есть соответствующая «бумага» из правительства за подписью полпреда губернатора в облдуме Тамары Кузяевой. «Нас что, хотят сделать карманными? Почему с людьми никто не советуется?» - возвысил голос Румянцев.

«Надо посоветоваться с общественными организациями!» Николай Петеров нервно закурил и устало спросил: «Что, со всеми? У нас же их больше полутора тысяч… Давайте лучше напечатаем проект закона в прессе. И люди обсудят!» Его поддержал представляющий в палате интересы правительства Олег Панасенко: «Сделайте соответствующее решение координационного совета. И обещаю – оно ляжет на стол вице-премьеру Бабиновской!» Это предложение воодушевило Петерова. И он (наверное, вспомнив, что правда – хорошо, а счастье лучше) добавил: «Вот! Надо ловить предложение сразу!»

Но Георгий Румянцев продолжал напирать с настойчивостью Каменного гостя: «А обсуждение?!» В итоге было предложено Соломоново решение: «А давайте сделаем парламентские слушания с участием членов Общественной палаты!»

Решили голосовать. Оказалось, что из семнадцати действующих членов координационного совета в зале только восемь. Нет ни аншлага, ни кворума – голосовать нельзя. «У нас в палате двенадцать советов по разным направлениям. Вот от них и давайте считать. Восемь – больше половины. Можно голосовать», - нашёл выход из непростой ситуации Николай Петеров. В итоге решили принять обращение к областной думе - инициировать общественное обсуждение проекта Закона «Об Общественной палате».

Всё, занавес, аплодисменты. Можно даже – переходящие в овацию. За то, что общественники (пусть не все и не сразу) нашли в себе силы вспомнить, что они действительно представляют не интересы госвласти и не абстрактных объединений граждан. Общественная палата – выразитель интересов калининградского «социума», гражданского сектора. Проще говоря, не тех людей, которые принимают решение, а тех, на кого исполнение этих решений ложится зачастую тяжким бременем.

Советоваться с обществом – это плата, которую государство в лице своих властных институтов платит за то, чтобы этим обществом управлять. И здесь очень важно не продешевить. В противном случае есть риск стать марионеткой. А это – незавидная роль.
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.