С января председательство в Европейском союзе перешло к Германии

С января председательство в Европейском союзе перешло к Германии. Как это повлияет на европейско-российские отношения? Появится ли в них калининградский акцент? На эти и другие вопросы корреспондента «Калининградской правды» Вадима Смирнова ответил известный немецкий политолог, руководитель программ «Россия-СНГ» в Совете по внешней политике Германии Александр РАР.

- Александр, начались шесть немецких месяцев в ЕС. Россия рассматривает Германию как своего особого партнёра. И это, как известно, взаимно. Можно ли в ближайшие полгода ожидать «прорывных» решений в российско-европейских отношениях?

- Самое важное для России - это переговоры по продлению Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве с ЕС. Думаю, именно во время немецкого председательства в этот документ будет вложена новая философия. Свои отношения с Европой Россия стремится вывести на качественно новый уровень. Сейчас он какой-то непонятный. Поэтому и партнёрский документ будет изменён. Такие соглашения у ЕС есть, например, с африканскими странами – Марокко и Египтом. Россия же считает себя частью Европы и рассчитывает, естественно, на иное отношение. Тем более что с этого года особенно остро проявился энергетический вопрос. Естественно, что соглашение нуждается в переработке. И не только оно: Энергетическая хартия, которую Россия отказывается подписывать, тоже должна быть пересмотрена. Тут, думаю, европейцы пойдут на уступки и предложат компромиссный документ, в котором будет учтены интересы российских производителей энергомощностей. Принципиальные решения по соглашению и хартии, полагаю, будут приняты как раз во время немецкого председательства. И ещё одно – бизнес. Немецкий капитал активно сотрудничает с Россией. Поэтому совершенно естественно, что бизнес в Германии попытается на руководство страны как-то повлиять – надо сделать всё, чтобы Европа не потеряла Россию. Её нельзя отпускать в Азию, её следует интегрировать в западные процессы.

- Можно ли ожидать, что в новом соглашении между Россией и ЕС появится раздел специально по Калининградской области? Ведь Германия, как известно, к этому региону имеет особый интерес…

- Отдельно по Калининграду? Думаю, в этом пока нет необходимости. Зачем России это делать - выделять анклав и лишний раз демонстрировать, что у него особый статус по сравнению с иными регионами? Да, раньше вокруг Калининградской области были некоторые конфликты, теперь ситуация, в принципе, успокоилась. Но всё равно существует изоляция, закрытость региона, из которой калининградцы, разумеется, хотят выйти. И если вновь поднимать калининградскую тему, то обсуждать это надо не только с немцами, а со всем Евросоюзом.

- Переговоры между Россией и ЕС по принятию нового соглашения были, как известно, заблокированы Польшей. Теперь это вето снято. А как «старые» члены Евросоюза воспринимают такие антироссийские демарши?

- Ну как можно это оценивать… Негативно, конечно. Впрочем, европейцы сами виноваты – расширились до невозможных пределов. Очень скоро членов ЕС будет уже тридцать – в союз уже вошли румыны, болгары, примут ещё пару балканских стран. Так что теперь это уже не чисто экономическое объединение, как было когда-то. ЕС теперь принимает и политические решения. А поскольку поста министра иностранных дел Евросоюза до сих пор нет, то решения принимаются коллегиально. И переговоры надо вести со всеми, даже с капризными поляками. Ангела Меркель это прекрасно понимает. Её главная задача – добиться укрепления Европы. А укреплять её можно, только если у самой есть авторитет. Так что придётся выслушивать старые обиды одних, гладить по головке других и так далее.

- Александр, мы последний раз общались в феврале прошлого года после презентации Калининградской области в Берлине. Вы тогда сказали, что губернатор на этой презентации очаровал немцев, сделав им много заманчивых предложений. Вы даже назвали их «вкусными конфетками». С тех пор прошёл почти год, но резкого роста немецких инвестиций в регион, признаться, не заметно…

- Да, никакого прорыва не произошло. Хотя и провалов в наших отношениях тоже нет. Та калининградская презентация была и правда очень эффектной. Но губернаторские «конфеты», увы, мы так и не сумели развернуть. Он, например, говорил, что в Берлине под крышей торгпредства России можно открыть представительство Калининградской области, которое занималось бы привлечением инвестиций в регион. И до сих пор ничего нет. Я не могу понять – почему нельзя в Берлине посадить конкретного человека, ответственного за регион? Ведь интерес к области есть, что очень важно! Увы, но эту ситуацию мы проспали все вместе.
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.